ЛитМир - Электронная Библиотека

– И что там написано? Катана положила диск на пол, отошла на шаг и с выражением прочитала:

Тот, кто увидел смерть – Может увидеть ад. Тот, кто откроет дверь – Будет тому не рад. Те, кто придут вослед – Могут спасти тот сад, В который они затем Пути не найдут назад.

– Может найтись и тот, Кто будет кричать, что он Открыл уже двери в дом – Но нет сада в доме том. Помни, что сад растёт Не только у светлых вод. Может быть, расцветёт Мрачная тьма болот?

– Тот, кто посмотрит вдаль, Может увидеть Свет. Но может он и упасть, И падать во Тьму сто лет! Не только одна лишь Тьма Несёт за собою тень. Без ночи наступит день, И высохнут все поля.

– Знай, что придёт тот час, Когда не спасёшь ты сад. В миг тот взгляни назад – Увидишь ты тени нас. Мы – это те, кто смог Избрать себе путь, но знай: Только лишь ты один Способен создать свой рай.

– Рай – это то, что ты Хотел бы создать для всех. Но может, они хотят Лишить тебя красоты? Для многих, заметь, твой рай – Окажется только Злом. А рай, где несчастен ты – Они назовут Добром.

– Те, кто придут вослед – Двери откроют в сад. Зная при этом, что Не будет пути назад. Только лишь тот замкнёт Дверь, что ведёт во Тьму Кто побывал там сам – Иначе он не поймёт.

Драконочка остановилась и посмотрела на меня.

– Вот. Понял что-нибудь? Я молчал. Эти строчки затронули во мне что-то… Я не знал, что. Но я определённо ПОНЯЛ.

– Кэт, это не стихи. Это предсказание!

– Ага, ага, – она фыркнула. – Конечно. И кто, по твоему, «Те, кто придут вослед»? Мы? Я смутился.

– Маленькая, но ведь ясно, что смысл этих строк очень глубок. Они говорят о чём-то невероятно важном. Возможно, этот камень – ключ к великим тайнам древних! Она вздохнула и пнула ногой диск.

– Этот «ключ к тайнам» не спас мою маму, – мрачно сказала Катана. Я вздрогнул.

– Кэт, мне очень жаль…

– Мне тоже, – она отвернулась. – Ерунда вся эта магия, вот что я тебе скажу. Одно хорошее копьё, и самый сильный маг превратится в кусок мяса. Я покачал головой.

– Малышка, ты не права. Ты много перенесла, ты страдала… Но вспомни Винга. Он страдал куда сильнее, но нашёл в себе силы избрать путь Добра. Более того. Он имел Силу, способную уничтожить всех его врагов. Он мог сделать это одной мыслью. Но Винг продлил свои мучения по собственной воле, лишь для того, чтобы нести добро и бороться с

ненавистью. Он замкнул свою дверь во Тьму, Кэт, и указал нам всем этот путь.

– «Тот кто откроет дверь – будет тому не рад», – глухо отозвалась Катана. – Я эти стишки наизусть уже знаю. И что с того? Разве Винг стал счастливее, когда прекратил войны? Он пожертвовал своим счастьем ради тех, кто никогда бы не оценил его жертву! А результат?

– Результат – это я, Кэт, – тихо сказал я. – Грифон Игл Кек'хакар, главнокомандующий армией Арнора, который хочет быть другом маленькой драконочке. Я, пять лет только и мечтвший истребить драконов с лица Уорра. Я, чей отец покончил с собой, осознав порочность своего пути! Вот результат жертвы Винга. Катана умолкла и долго-долго смотрела мне в глаза.

– Ты командир армии Арнора? – спросила она наконец.

– Да. Я личный грифон короля. Кэт отпрянула.

– Но это невозможно! Как ты оказался ночью в лесу, один, без охраны и сопровождения? И ты слишком молод! Я рассмеялся.

– Кто бы говорил о молодости… Да, маленькая, мне только семнадцать лет. Но мой отец был самым великим героем нашего королевства, да и я успел немного отличиться… Грифоны взрослеют гораздо быстрее людей и эльфов, Кэт. Не забывай, ведь мы живём не дольше семидесяти лет. При виде её ошеломлённой мордочки мне захотелось обнять малышку.

– Ты этого не знала, Кэт? Она молча покачала головой.

– Я просто не думала… Игл, а скажи: это страшно? Знать, что ты непременно умрёшь в один день? Я вздохнул. Как объяснить подобное маленькой бессмертной девочке?

– Мы свыклись с этой мыслью, Кэт. У нас не слишком много выбора. Драконочка внезапно подошла ко мне вплотную и ткнулась носом в перья.

– Я бы так не смогла… – прошептала она. – Я очень боюсь смерти, Игл. Я так мало видела… Хочу жить и жить, вечно, пока существует Вселенная! А ты твёрдо знаешь, что однажды умрёшь. Я бы так не смогла…

Я обнял её крылом. Так мы и стояли в глубине таинственной пещеры – бывшие враги, смертный и бессмертная, грифон и дракон. И мы не хотели враждовать.

2

– Винг! Ты дома?

С трудом прервав медитацию, я глубоко вздохнул и поднялся на ноги. Внизу, на берегу озера, стоял Сапсан.

– Здравствуй, друг, – я жестом пригласил его в дом. Он взлетел на портик и приветливо взмахнул левым крылом.

– Как дела, Винг? Ты готов?

– К чему? Он недоуменно распушил перья.

– Как, к чему? Ты забыл?! Сегодня первый день осени! Ах, да…

– Извини, я и правда забыл. Грифон покачал орлиной головой.

– Забыть про Дракийские Игры… Надеюсь, ты летишь?

– Конечно!

И мы взмыли в небо. Далеко на горизонте сверкали белые здания Гелиополя, сотни драконов парили в небе. Многие, как и мы, направлялись к югу, где сегодня, в далеком Кроносе, начинались Дракийские Игры – главный праздник нашей страны.

– Винг… – Сапсан парил рядом, легонько помахивая крыльями. – Скоро уже четыре года, как ты появился. Но ты всё время один. У тебя хоть подруга есть? Молодой грифон здорово подрос за эти годы, стал настоящим красавцем. Думаю, в своих лесах он был неотразим.

– Я привык к одиночеству, Сапсан. Я всю жизнь был один. Он весело перекувырнулся в воздухе, продолжив полет на спине.

– Странный ты дракон, Винг. Целыми днями читаешь или на солнце греешься. Всё время грустишь, о чем-то вспоминаешь… Статуи твоей работы в каждой аллее Кроноса, но ты их даже не подписываешь. Художники спорят, кто ты – гений или сумасшедший, а ты продолжаешь приводить их в замешательство. Я

видел твою скульптуру «Узник» – на неё смотреть страшно! Ну скажи, почему ты

такой странный? – грифон вернул нормальное положение и взмыл поближе ко мне.

– Если работаешь, тебе и в голову не придёт помощи попросить. Спорт тебя не привлекает. Даже друзей не завёл…

– Ну, спасибо, – я рассмеялся. – Интересно, а ты кто? Он смутился.

– Я имел в виду – настоящего друга, дракона.

– А чем плох друг – грифон? Сапсан ещё сильнее смутился.

– Ты понимаешь, о чем я. Другие молодые драконы целыми днями занимаются спортом, строят города, устраивают состязания… Любят друг друга… А ты?

– А я живу, Сапсан. Ты ведь не представляешь, какое это счастье – просто жить… – мрачно сказал я. Он был во многом прав. Годы испытаний сделали меня отчуждённым, далёким от других. Я не мог назвать ни одного дракона своим настоящим другом – не потому, что они не хотели, а потому, что я просто не вписывался в весёлое и жизнерадостное общество сверстников. Меня называли мрачным, одиночкой. Я таким и был. Странно, но Сапсан сумел занять в моей жизни прочное место – я уже скучал без этой взбаламошной птицы с её вечными проектами.

– Ты даже дом себе построил за городом, – продолжал грифон. – Скажи, неужели тебя не привлекает общество, дружба, счастье быть любимым наконец? Я улыбнулся.

– Поздравляю, друг. Как её зовут? Он так распушился, что едва не потерял поток.

– Как ты догадался?!

– Ты прямо светишься изнутри. Сапсан заметно смутился.

– Её зовут Фалкония…

– И она очень красивая грифоночка, – закончил я.

– Да! Очень красивая! – в голосе Сапсана прозвучал вызов.

– Я и не сомневаюсь, друг. Некоторое время мы молчали, затем он сказал:

– Ну ладно. Ты хоть сьел чего-нибудь? Никогда не видел, чтобы ты ел. Странно, правда?

Это была главная проблема. Я ни в коем случае не хотел раскрывать тайну, что я маг, и приходилось делать вид, будто я нуждаюсь в пище и воде. Однако иногда я зыбывал об этом.

– Я не голоден, Сапсан. И в отличной форме. Может, даже выступлю на Играх…

34
{"b":"17720","o":1}