ЛитМир - Электронная Библиотека

жителей Уорра. Дело в том, что… – пернатый помолчал. – Не уверен, стоит ли вам говорить, но лучше если это скажу я, чем кто-нибудь другой. Понимаете, когда отец побывал на других планетах и увидел, насколько они превзошли нас в развитии, он задал Скаю прямой вопрос: почему Уорр остался примитивным. Скай отказался ответить. Отец долго расспрашивал других Диктаторов, но все уклонялись, не желая говорить о нашей планете. Мы поняли, что в прошлом Уорра скрыта очень нехорошая тайна, о которой Диктаторы решительно отказывались вспоминать.

– Даже Винг? – недоверчиво спросила Диана.

– Винг ничего не знал, – отозвался Гориэк. – Юная леди, мир Диктаторов сложный и жестокий. Вы даже не представляете, насколько. За тысячи лет власти вокруг них скопилось огромное количество тайн. Грифон легонько распушил перья на шее.

– Отцу потребовалось много времени, чтобы узнать правду. Но Игл всегда добивался поставленной цели. К счастью, даже среди Диктаторов остались честные и добрые драконы. Один из них, вернее одна, поведала Иглу истинную историю нашего мира, и мы отлично поняли, почему другие Диктаторы не желали об этом вспоминать. Гориэк опустил голову.

– Все грифоны уже знают правду, как и многие из людей. Хотя мало кто верит… Понимаете, наш мир существует лишь потому, что один из Диктаторов решил создать новый дом для драконов с гибнущей планеты. Грифон положил лапу на рукопись Винга.

– Страна драконов. Далекий материк за океаном. Вся наша планета была переделана с единственной целью – устроить там идеальный климат, прекрасную плодородную землю и бесконечное лето. А мы, жители изуродованных континентов… Гориэк поднял глаза.

– Мы должны были стать пищей для драконов, когда их родной материк не сможет прокормить возросшую популяцию. Стиг и Диана отпрянули назад. Грифон с горечью кивнул.

– Это правда, люди. Тысячи лет назад кто-то уничтожил все следы цивилизации, разрушил города, истребил их население. Остались жалкие дикари

на крайнем севере и в джунглях Арахаба. По замыслу Диктатора, к тому времени как драконы исчерпают ресурсы своего континента, остатки жителей Уорра должны были окончательно превратиться в животных и стать отличной пищей для крылатых пришельцев. Стиг недоверчиво подался вперед.

– Но ведь этого не случилось?

– Верно, – кивнул Гориэк. – Диктатору помешали довести план до конца. Двое других Диктаторов, не такие, как этот, узнали о преступлении и успели вмешаться прежде, чем стало слишком поздно. Только благодаря им сегодня на Уорре существует хоть и примитивная, но цивилизация. Грифон посмотрел в глаза молодым магам.

– Вот что бывает, когда всемогущее существо не чувствует ответственности за своё могущество. Таким мог бы стать Винг. С трудом преодолев изумление, Диана покачала головой.

– Винг никогда бы не…

– Ошибаешься! – резко оборвал Гориэк. – В каждом из нас живет зверь. Он ткнул когтем в рукопись.

– Винга спасла ненависть. Он так страшно ненавидел своих угнетателей, что нашел силы отодвинуть месть на долгий срок. Винг верил, что изучив магию он сумеет отомстить врагам лучше, но вместо этого он обрел мудрость и понял, сколь мерзок и ужасен образ бога, придуманный людьми. Грифон оглядел внимательно слушавших его магов.

– Скажите: если бы Винг осознал свою власть, будучи обычным молодым драконом, не знакомым с лишениями, не умеющим ждать годами – в кого бы он превратился? Стиг мрачно ответил:

– В бога.

– Вот именно, – Гориэк резко, по-птичьи кивнул. – Он стал бы чудовищем. И

все Диктаторы, кроме одного, обрели свою силу так же, как Винг – сквозь боль и ненависть.

– А этот один? – Диана подалась вперед.

– Его звали Коршун, – коротко ответил грифон. – Запомните это имя, ибо

рано или поздно всем нам предстоит битва с Диктатором Коршуном за право жить в родном доме. Молодые маги обратили к Гориэку непонимающие взгляды. Пернатый вздохнул.

– Наверное, мне следовало молчать…

– Жестокая правда лучше сладкой лжи! – гневно возразил Стиг. Грифон невесело усмехнулся.

– Вы потом спать не сможете.

– Это наша проблема, – Стиг придвинулся поближе к Гориэку и положил руку на его блестящие перья. – Расскажи. Грифон пожал крыльями.

– Как хотите. В общем, когда Драко и Тайга помешали Коршуну уничтожить

жителей Уорра, он обещал вернуться сюда в будущем, спустя тысячелетия, чтобы

проверить, как идут дела у драконов. Это произошло полторы тысячи лет назад.

Никто, даже родные дети Коршуна, не знают, что он сделает, когда вернется. А Коршун – сильнейший среди Диктаторов, отец императора Ская, и он единственный среди всех не проходил испытания ненавистью, поскольку Силу имел от рождения. Гориэк тяжело вздохнул.

– Можете считать, что над нами занесен меч, убрать который не властен никто, но который может и не упасть. А сейчас простите меня, молодые люди – я должен лететь. Когда прочитаете рукопись Игла, оставьте ее на траве или передайте моей сестре. И еще раз, спасибо! – с этими словами грифон распахнул крылья и взмыл навстречу солнцу. Стиг машинально подобрал листы пергамента и вновь скрутил из них свиток.

– Что-то он здорово разговорился под конец, – заметил молодой маг, опускаясь в траву рядом с Дианой. – Ты ему веришь? Девушка заботливо обернула рукопись Винга фольгой и спрятала под тунику.

– Не знаю, – протянула она задумчиво. – Гориэк явно пытался нас запугать. С какой целью?

– Чтобы больше не надоедали грифонам, – пошутил Стиг. Диана покачала головой.

– Нет, дело в другом. Думаю, он подозревает, что мы подосланы советом магов. Стиг удивленно поднял брови.

– Вот так идея. А смысл-то какой?

– Сам подумай. Посольство грифонов прибыло в Ронненберг по каким-то своим делам, но тут появляются два студента и приносят им самую сокровенную реликвию столетия, при этом задают кучу вопросов… Юноша рассмеялся.

– А смысл, в чем смысл?

– Ну… – Диана с досадой тряхнула головой, рассыпав волосы по плечам. – Например, обвинить грифонов в воровстве королевского сокровища. Это можно использовать как козырь в переговорах.

– Тогда зачем Гориэк нам столько всего рассказал? – поинтересовался Стиг.

– А чтобы мы передали все это совету магов! – нашлась Диана. – Видишь, как получается – над нами висит не очень понятная, но жуткая угроза, и только грифоны знают, как спасти планету. Юноша с сомнением взглянул на сестру.

– Полагаешь, он лгал?

– Не знаю, – Диана вздохнула. – Но мне не слишком верится во всех этих Диктаторов и демонов Йаксов. Послушать Гориэка, так среди звезд нельзя и шагу ступить, чтобы не отдавить хвост какому-нибудь божественному дракону. Стиг встрепенулся:

– Давай дочитаем мемуары Игла! Узнаем про Ская из первых… крыльев.

– Давай, – согласилась девушка, и вместе с братом склонилась над белыми листами.

Рассказ Игла

Прошла неделя. Мои крылья слегка поджили, рана на груди почти затянулась. Только обожжённые перья и боль напоминали об Эльстаре. Эльф исчез. Первые дни мы с Катаной дежурили по очереди, чтобы не пропустить атаку, но все было тихо. Думаю, Эльстар удовлетворился, убив грифона-предателя…

Я часто ловил себя на мысли, что действительно предатель. Нет, Кэт не имела к этим мыслям ни малейшего отношения. Я первым растерзал бы любого, кто посмел бы обозвать мою малышку «Силой тьмы»… Я предал, когда не выполнил приказ короля. Я должен был не отвлекаться на мелочи и выполнять задание. Теперь, из-за моего отсутствия, Элирания может напасть на Арнор, а Родрик решит, что меня убили эльфы! От сознания полного бессилия я рычал. Даже если король разошлет

отряды на мои поиски, им никогда не отыскать одинокого грифона посреди тайги. Но я знал, о чем в первую очередь подумает Родрик. Покрыть расстояние до Элирании на крыльях никогда не было проблемой, даже для грифона под седлом, а я летел налегке. Исчезновение Игла расценят как враждебный акт со стороны эльфов, никому и в голову не придет, что я мог не долететь…

38
{"b":"17720","o":1}