ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это только змеёныш, Минас.

– Мне была предсказана смерть в когтях дракона, – помолчав, ответил эльф. Король громко расхохотался.

– До дракона этой твари ещё расти, и расти… – он хлопнул Минаса по плечу. – Сейчас мы увидим его. Повинуясь приказу, стражники натянули цепи и потащили нас во двор. Я шёл последним, поэтому люди вначале насмотрелись на измождённых орков. Только потом они заметили меня. Разговоры смолкли, во дворе повисла мрачная тишина. Со всех сторон на нас обрушилась ненависть. Такой пытке меня пока не подвергали. Казалось, ещё немного – и цепи не выдержат, расплавятся под жаром взглядов, что бросали в нас люди. Орки с воплями попадали на колени, я гордо вскинул голову. Иногда гордость брала вверх над разумом и у меня.

– Мерзость, не правда ли? – заметил король.

– Зачем тебе эти создания Тьмы? – глухо спросил эльф, не в силах отвести от меня взгляда. Я посмотрел прямо в глаза убийце моего отца, пытаясь навсегда запечатлеть его лицо в памяти.

– Орки – дешёвые рабы и должны радоваться, что могут хоть немного искупить свои грехи, трудясь на благо Свету! – громко сказал король. Собрание приветствовало его слова одобрительным гулом.

– А дракон, – продолжал Родрик, – создание навсегда изгнанной с

Уорра Тьмы, должен напоминать всем нам, что Тьма может и вернуться. Но мы будет готовы к отпору. На змеёныше станут тренироваться грифоны нашей армии! Люди подхватили слова короля и с криками радости повскакали на ноги. Родрик довольно огляделся.

– Сейчас мы увидим зрелище, знакомое лишь эльфам-райдерам, истреблявшим драконов в Последней Войне. С нами сам предводитель райдеров – Минас Аннутирит, Победитель Тьмы, Убийца Драконов, избранный наследник эльфийского короля! Обернувшись к эльфу, Родрик сказал:

– Друг мой, пошли за Крафтом.

– Как прикажет мой король. – после долгой паузы, негромко ответил

Минас. Повинуясь его жесту, молодой слуга выбежал за ворота, а солдаты тем временем сбили замок с цепи и оттащили от меня орков. Я пошатнулся. Сейчас я умру. Это хорошо. Боги, вы достойно посмеялись надо мной. Я отлично помню, о чём думал в миг, когда огромный и прекрасный зверь опустился на мрамор перед троном. Грифон был великолепен, в три раза больше меня, а его крылья, покрытые блестящими перьями, переливались бело-золотым блеском. Орлиная голова с умными голубыми глазами повернулась к Родрику; грифон поклонился.

– Что прикажет мой король? – спросил он звучным голосом. Люди восхищённо рассматривали пернатое существо. А я с горечью думал, что никогда, ни один грифон не сможет даже близко сравниться с драконом. Орки рассказывали, мой отец разорвал десяток этих птицезверей, пока не упал от удара в спину, и тогда его добили с воздуха. Но я был ослаблен голодовкой, побоями. Я был всего лишь ребёнком. Как мог я надеяться на победу?

– Крафт, видишь отродье тьмы за твоей спиной? – спросил король. Грифон даже не повернул головы.

– Да, милорд. Я видел дракона.

– Покажи нам своё искусство, но не убивай тварь. Она послужит отличным тренажёром для молодых. Грифон несколько секунд молчал.

– Таково желание моего короля?

– Именно.

– Я подчиняюсь, милорд, – мрачно сказал грифон и обернулся ко мне. Он напоминал льва, этот зверь. Как и я. Но я был в броне, с чешуйчатыми красными крыльями. Он был покрыт шерстью, а бело-золотые перья выдавали родство с орлами. Несколько секунд мы стояли враг против врага. В глазах грифона отражалось странное, до сих пор не понятое мною чувство, словно он разом желал и страшился нападать. Тишина во дворе становилась гнетущей.

– Да сможет ли эта ящерица хоть поднять хвост? – внезапно спросил богато одетый вельможа по левую руку от короля. Все расхохотались, напряжение исчезло. Даже грифон сдержано улыбнулся. От ненависти я едва не потерял контроль над собой; и тогда, впервые за почти два года, враги услышали мой голос:

– Смеяться над пленником, отказывая ему в шансе подтвердить доблесть делом, означает лишь отсутствие уверенности в своих силах, – сказал я негромко. – Неужели одинокий, израненный детёныш дракона внушает вам такой страх? Все замерли от неожиданности. Грифон прекратил улыбаться.

– Не тебе учить нас храбрости, тварь, – грозно заметил он, двинувшись вперёд. Я мечтал только об одном: успеть ранить ненавистного врага, увидеть его кровь прежде, чем умереть. Но я не смог этого сделать. Грифон просто отшвырнул меня как котёнка и наступил на грудь, безжалостно придавив крылья к земле.

– Отродье тьмы! – прошипел он. – Молись своим мерзким божкам, что король не желает видеть твою смерть сегодня!

– Убей меня, Крафт. Пожалуйста, – попросил я. – Мне ни к чему жизнь. Он замер.

– Что ты сказал?

– Прошу, грифон, убей меня. Я потерял всё. Мне остались только унижения и насмешки, боль и отсутствие надежды. Даже ты должен сжалиться – ведь драконы, как и вы, достойны большего, нежели участь

шута у людей. Жизнь мне не нужна, а отомстить мне не дадут, – произнёс я негромко. Крафт в изумлении оглянулся на эльфа.

– Минас! Он просит о смерти! По рядам людей пролетел шёпот, вельможи за столами переглянулись. Внезапно послышался чей-то голос:

– Ну так убей мерзкую тварь!

– Нет! – громыхнул король. – Змеёныш – трофей войны. Он мне нужен. Отойди, Крафт. Грифон долго и внимательно смотрел мне в глаза.

– Ты помнишь своё имя? – спросил он наконец.

– Отец назвал меня Вингом, – ответил я. – Ты ведь помнишь моего отца, Крафт? Красный дракон, чья голова сейчас торчит на копье твоего хозяина. Ты убил его в спину. Крафт сузил зрачки.

– Воистину, ты отродье Ализона… – протянул он, убрав лапу. Встать я не смог; у меня были сломаны несколько рёбер. Грифон задумчиво отошёл к эльфу и что-то ему сказал. Минас широко открыл глаза и повернулся к королю, но тут моё тело не выдержало и я потерял сознание. Это было первое и последнее моё поражение. С того дня я поставил себе цель – стать воином. И я достиг этой цели. Раз в неделю меня вытаскивали из пещеры и тащили в казармы. Там молодые грифоны возбуждённо пушистили перья, споря о том, кто из них первым нападёт. Меня привязывали цепью к столбу и одевали на шею удавку. Когда я в ярости швырял окровавленного врага на землю, люди оттаскивали меня в сторону, не давая убить. Словно хищного зверя. Так прошло ещё два года. Я подрос, стал значительно сильнее. Постоянные драки до того закалили моё тело, что оно превратилось в сплошные мускулы и сухожилия. Боевое исскуство достигло предела для самоучки; теперь я мог одним движением кисти переломить грифону

хребет. Я никогда так не делал, предвидя что последствия будут тяжелы, но я просто НЕ МОГ заставить себя проигрывать. Меня очень боялись.

Долго не понимал, почему Родрик до сих пор не расправился со мной, пока однажды орк не рассказал, что прошедшие меня грифоны славятся на весь Уорр как лучшие бойцы в армии. От ярости я едва не разбил голову

о стену – я помогал врагу! На следующей тренировке я хладнокровно убил одного за другим пятерых грифонов, и тренировок больше не было. Жизнь столь мне опротивела, что я с радостью встретил весть о

решении короля уничтожить дракона. В ту ночь я долго смотрел на звёзды из трещины в потолке моей темницы, и думал об отце.

«Я держался сколько мог, отец» – сказал я ему. – «Но надежды более нет. Её огонь погас навсегда». Помню, как спокойно я спал в ту ночь. Прошли годы, но я и сегодня словно наяву вижу сон, посетивший меня тогда. Я стоял на поле боя, весь в крови врагов. Рядом с отцом.

– Почему ты сдался, Винг? – сурово спросил он.

– Я не могу больше, отец! – вскричал я. – Кто способен выдержать подобные испытания?! Это выше сил дракона! Отец помолчал.

– Сын мой, я всегда говорил, что тебя ждёт великая судьба. И я повторю это сейчас. Ты прав, нет дракона, который выдержал бы подобное. Это выше наших сил. Но не выше ТВОЕЙ силы, Винг. Ибо ты наделён великой Силой. Мать знала это, когда прикрывала тебя своим телом. И я знал. Мы смеялись, идя на смерть, ибо верили в тебя!

8
{"b":"17720","o":1}