ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Король на горе
Фаворит. Полководец
Как лечиться правильно. Книга-перезагрузка
Одиссея голоса. Связь между ДНК, способностью мыслить и общаться: путь длиной в 5 миллионов лет
Полтора года жизни
Стань эффективным руководителем за 7 дней
Лидерство на всех уровнях бережливого производства. Практическое руководство
Браслет с Буддой
Последний Дозор

Тут профессор замолчал, он увидел блаженную улыбку на лице у Пьера. Страшное подозрение заставило профессора перевести взгляд на техника — так и есть, он тоже улыбался.

— Вы меня что — разыграли?

— Купили, — поправил его Пьер.

— А…

— Пока нет. Нет его на рынке. И вообще никто о нем не знает. Кроме меня и Тома. Я — от вас, Том — тоже.

— Ты, я вижу, очень собой гордишься…

— Я, к вашему сведению, только что победил чудовище. — Пьер гордо помахал забинтованной рукой. — Мне можно гордиться. Я — герой.

Профессор и Том переглянулись. Улыбка пропала с лица Пьера, он непонимающе уставился на своих собеседников.

— Ему что же — никто не сказал? — недоверчиво спросил Том.

— Не сказал — чего?

— Сколопендра…

— Неправда! — Телепату было вполне достаточно сказанного, чтобы понять всю глубину постигшего его позора. — Матрас… Я победил надувной матрас!

— Это все равно был…

— …смелый поступок, — закончил профессор, глядя в спину убегающему мальчишке. — Сходите к нему, Том, поговорите. Я сам соберу турбину.

— Проверьте систему подачи горючего, — сказал техник, направляясь следом за телепатом. — У меня нехорошее предчувствие.

За стартом зонда наблюдали все. Его транслировали по внутрикорабельной телесети, по мнению «дятлов», это должно было успокоить взвинченные нервы пассажиров.

Серебристая торпеда легко оторвалась от палубы и мгновенно растаяла в тумане.

— Высота пятьдесят метров. Видимость двадцать. Ветер ноль. Скорость подъема… — Компьютер зонда говорил глубоким женским голосом, который напомнил Владимиру что-то знакомое, только вот что?

— Первопроходцы! — фыркнул Пьер. — Ненавижу.

Голос компьютера зонда был тот же, что и у бортового компьютера звездолета Первопроходцев.

— Высота сто метров. Видимость пятьдесят…

Туман вокруг зонда быстро редел, по экрану проплывали полосы и завитки. Профессор положил было пальцы на клавиатуру, затем передумал. Зонд сам разберется, когда включать турбину.

— Высота сто пятьдесят метров. Видимость не ограничена. Переход в активный режим полета, — сообщил компьютер. Мигнули индикаторы, и где-то вверху тонко завизжала турбина. Профессор скрупулезно проверил, ведется ли запись, и лишь затем перевел взгляд с индикаторного экрана на обзорный.

Зонд шел уже на высоте около двухсот пятидесяти метров, постепенно забираясь все выше. Под ним расстилалось бескрайнее море тумана. Нет, не бескрайнее…

— Вы видите? — поинтересовался капитан.

— Видим, — отозвался Майк, безо всякого, впрочем, удовольствия. — Это сколько же в ней?

— Сейчас. — Профессор лихорадочно защелкал клавишами, и бортовой компьютер зонда развернул в сторону поднимающейся на горизонте горной гряды лазерный дальномер. — От четырех до восьми десятых километра.

— Проходы? — деловито осведомился Тама.

— Я бы посоветовал вон там, на востоке, — неуверенно сказал профессор. — Там всего триста пятьдесят девять метров…

— Там еще и водопад. — Теперь зонд использовал телеобъектив, снимая стоящую на пути экспедиции стену со стократным увеличением, кусок за куском.

— Можно и там, но если я правильно понял Сима…

— Ты правильно понял, — в голосе кота энтузиазма было еще меньше, чем у Майка, — мой объект на западе. А как еще могло быть? Если самый удобный подъем на востоке?

— В других местах по семьсот метров. У нас просто нет нитаких тросов, ни лебедок…

— Это гряда или плоскогорье? — спросила Анна-Мария. — Поднимите зонд повыше!

Профессор ввел команду, и зонд круто полез вверх. Слой тумана внизу слился в сплошной белый фон, и Пьер не удержался от ехидного замечания насчет китайской оптики.

— Американская лучше в разы, — возразил ему Майк, — и дороже в десятки раз. Невыгодно. Русская вся идет военным и разведке.

— А нам страдать! — обиделся Пьер. Все засмеялись.

— Высота семьсот метров. Начато сканирование плоскогорья. — Компьютер показал нечеткую картинку, очень напоминающую заставку какой-то компьютерной игры. — Переход на длиннофокусную…

Экраны погасли. Сразу, без предупреждения.

— Барахло! — обиженно произнес Пьер. — У него хоть есть программа автоматического…

Он не договорил. С высоты донесся глухой удар, который ни с чем нельзя было перепутать. С палубы послышались испуганные возгласы пассажиров. Программа автоматического возвращения на базу в случае неисправности на зонде отсутствовала, но, похоже, это было не важно.

«Сбили, — подумал профессор. — Они сбили мой зонд!» Он не совсем ясно представлял, кто это «они», но сам факт не вызывал ни малейших сомнений.

— Что показывала лаборатория? — поинтересовался капитан.

— Ничего в радиодиапазоне, никаких помех, никакого теплового следа… Кроме следа от падения зонда. Ничего в акустическом диапазоне… — сказал профессор. — Что, впрочем, и неудивительно. Атаку с какого-нибудь «Тра» или «Снежинки» лаборатория бы тоже не увидела.

— А я говорю — раз плюнуть. — Пьер независимо засунул правую руку в карман и плюнул за борт, чтобы проиллюстрировать свою мысль. Левая рука в карман не лезла, она все еще была забинтована.

— Но ты же не специалист, — осторожно возразила Ака. Пьер возмутился:

— Я по телепатии — лучший специалист. Не надо! Кто еще может то, что могу я?

— Но ты этого никогда не делал…

— Я слушал, как делают другие. И теорию я знаю. Ака, ну ты как маленькая! Я тебя не подведу. Честно.

Ака перегнулась через борт и уставилась в неподвижную воду. Пьер, безусловно, говорил правду. Он был лучшим телепатом на Земле, и если уж проходить инициирование, то под его руководством. А еще один телепат на борту не помешает. Пусть даже Д или Е категории. Другое дело, что она не проходила тестирование…

— Согласна, — вздохнула она.

— Ну тогда начнем. Пошли.

Она прошла в свою каюту, а Пьер — в радиорубку, где находился усилитель.

— Ложись.

Ака легла на жесткую койку. Чувство страха исчезло, как всегда бывало с Акой в начале нового приключения, уступив место веселой решимости.

Пьер сосредоточился, и мир вокруг журналистки немедленно померк. Вместо мира был теперь неяркий розовый свет и странные щекотные прикосновения.

— Пьер?

— Тут я… — отозвался телепат. — Слушай, Ака… такое дело… — Он явно чувствовал себя не в своей тарелке.

— Что такое?

— Не беспокойся, — быстро сказал Пьер. — Ты же не трусиха, я знаю.

— Ну? — угрюмо спросила девушка.

— Ну нету у тебя дара. Ошибся я.

Ака мысленно вздохнула. Она уже свыклась с мыслью, что станет телепатом. Жаль. Право, жаль…

— Но инициировать я тебя все равно смогу, — продолжал Пьер.

— Это как?

— Не знаю. Никто так никогда не делал, я нигде об этом не читал…

— А что получится?

— А непонятно. Я думаю, ты будешь телепатом, но не всегда и разной силы. Как эти… кликуши.

— Ничего себе перспектива.

— Я не уверен. — Пьер вздохнул. — Но вреда это не принесет, это точно.

— То есть я не сойду с ума?

— Ну… нет. Ты и так уже…

— Простите?

— А ты посмотри на себя в зеркало, когда ты за сенсацией гонишься.

— Это профессиональное.

— Ну так да или нет?

— Да. — Ака подумала и добавила: — Только осторожно.

В следующий миг щекотные прикосновения сменились покалыванием, и у девушки сильно закружилась голова. Затем она открыла глаза и обнаружила, что по-прежнему лежит, только уже не на койке, а на полу рядом с ней.

— В центре они ремни используют, — виновато сказал мальчишка. — Извини.

— Ничего, — отозвалась Ака, вставая. Она осторожно потрясла головой. — Мир вокруг определенно изменился.

— Это тебе кажется. — Пьер уже снова был самим собой, веселым и несерьезным. — Ты еще сутки будешь глухой.

— Странно, почему все-таки никто раньше… Неужели я такая уникальная?

— Ничего странного, — возразил Пьер. — Тебя бы срезали на тестах, всего и делов.

25
{"b":"17721","o":1}