ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, Дарьяка. Я стал другим. – голос молодого бога был мрачен. Ветер не мог сравнивать, конечно, но за последние месяцы он стал так похож на Ская, что любой, видевший Диктатора, моментально узнал бы его сына.

– Я познал очень многое из того, что было от нас скрыто. И теперь я знаю про Господ, про мир, про то, откуда дует Ветер… Дракон помолчал, и с неожиданной болью добавил:

– Но я не знаю, куда летят тучи, Дарьяка…

После чего он выключил компьютер, подошёл к костру, и опустился на пол возле него. Зорги прижались к богу, и Ветер укутал их своими уже сверкающими крыльями, закрыв глаза, и погрузившись в печальные размышления.

«Могу ли принести кому-то жизнь, а не смерть? Я был рождён повелителем мира. Другие повелители пытались меня захватить, и использовать как орудие. Совершенно случайно я попал к ним…»

Ветер с огромной теплотой улыбнулся, не раскрывая глаз, и ощущая, как тела зоргов прижимаются к нему в поисках тепла и безопасности.

«…И Тьяса дал мне новую личность. Я мог бы стать несущим жизнь… Я мог свернуть с пути хищника. Но мне не дали. ОНИ МНЕ НЕ ДАЛИ!»

Губы дракона искривила едва заметная гримаса ярости, показав ослепительно белые клыки. В этот миг он так походил на Ская, что наблюдатель в страхе бежал бы от молодого и небольшого дракона, размером едва достигшего человека…

«Моего настоящего отца два года заставляли думать, что я в плену. А моего истинного отца убили, как ненужное животное. Именно ненужное. Я стоял в сотне метров от него, и ничего не смог сделать. Я – НЕ СМОГ!!! Я!!! ВЕТЕР!!!»

Гримаса превратилась в оскал, и зорги крепче прижались к дракону, ощутив его горе и боль.

«Я решил отомстить, уничтожив убийц. Я уничтожил их. И сейчас я вижу, сколь я смешон. Я хотел отомстить тем, кто убивал и угнетал зоргов – и не нашёл лучшего способа, чем убить их всех. И чего я добился? Мои зорги дрожат от ужаса, греясь в тепле костра. Я получил знания, вырвавшие меня на новый уровень восприятия реальности – а они ничего не понимают, но прижимаются к своему Крылатому, и дрожат. Дрожат от страха, что придёт смерть. Что приду я…»

– Ньяма… Ты боишься меня? Вождь повернул голову, и посмотрел в огромные глаза своего бога.

– Нет. Ты никогда не убьёшь никого из нас, Крылатый.

– Это так, Ньяма. Но ведь я убийца. Я хищник. Я убиваю тех, кто стоит на моём… – Ветер усмехнулся – … и вашем пути. И буду убивать. Зорг закрыл внутренние веки, и посмотрел в костёр.

– Вспомни, что говорил Тьяса, Крылатый. Ты – вершина Скалы, и ты выбираешь свою добычу сам. Так и должно быть. Так устроили жизнь боги. Вы устроили, Крылатые.

– Как могу я назвать себя богом, если не несу ничего, кроме смерти?

– Боги бывают разные.

Ветер вздрогнул, и надолго задумался.

– Да, они бывают разные, Ньяма… И я уже знаю, к какому типу отношусь.

– Ты добр к нам, Крылатый. Ты спас нас… – тихо сказала Ньяка, пытаясь поднять настроение опечаленному дракону.

– Я спас вас от смерти, которую несли враги. Я уничтожил врагов. Но дал ли я вам хоть что-нибудь? Тьяса дал вам надежду! А я не оправдал её! Я не стал богом! Я стал смертью! – Ветер тяжело дышал, и зорги невольно жмурились от страха. Но не отодвигались.

– Ты тоже дал нам надежду, Крылатый. – твёрдо сказал Ньяма. – Ты дал нам надежду пережить Зиму.

– И ты дал нам нечто… нечто… Я не знаю, как это назвать. Но даже если ты уйдёшь, я больше не смогу вернутся в пещеру, и трепетать перед Господами. Лучше умереть, чем влачить подобную жизнь! – Ньяму трясло, он ничего не понимал. Вновь, как той ночью, он говорил словно за другого. Он ощущал совершенно новые, непонятные ему чувства. И не знал, что с ними делать. Зато Ветер знал. Он открыл глаза, и с изумлением посмотрел на молодого вождя.

– То, что ты чувствуешь, называется «гордость», Ньяма… – прошептал бог.

– Гордость?…

– Да. Ты понял, и ощутил, и осознал, что зорги – это не мситри. Что вы имеете права на большее. Но ты пока не знаешь, насколько ты прав. Зато знаю я. И научу вас.

Апатию Ветра как рукой сняло. Он засмеялся, и всё племя неуверенно переглянулось – они почувствовали волну бодрости, исходившую от дракона.

– Ты ощутил гордость, Ньяма! – крикнул Ветер, и подхватив зорга, принялся кружится по бараку, радостно смеясь.

– Тьяса не проиграл, Ньяма! Он сумел сделать меня Крылатым!

Зорги ничего не понимали, но начали неуверенно улыбаться, видя радость своего бога. А Ветер поставил Ньяму, закрыл глаза, и около минуты неподвижно стоял в отблесках костра. После чего встрепенулся, и посмотрел в окно, где холодный ветер гнал тучи ко красному небу.

– Ньяма! Пойдём со мной! Зорги вышли во двор, и невольно сжались от холода. Но дракон только рассмеялся.

– Садись на меня! От изумления Ньяма отступил на шаг.

– Что?

– Садись на меня! И познай СВОБОДУ, как ты познал гордость!

И хмурое небо приняло в себя ликующего дракона, и кричащего от восторга зорга, и поглотило их, дав свою власть, сделав братьями на века.

***

– Почему нет никаких известий от Хуана Лавьяды? – могучий чёрный дракон смотрел с экрана на столь же чёрное, скелетоподобное лицо Маримбы Мбонги. Худой и высокий партнёр дона Педро в душе дрожал от ужаса, и по задней стороне шеи струился пот. Но годы весьма специфической работы научили его контролировать эмоции, и сейчас он всеми силами держал себя в руках, стараясь казаться невозмутимым.

– Я не знаю, Дарк. Он исчез неделю назад.

– А Педро?

– Он тоже исчез. Но Педро забрал всех своих парней, и половину моих. Я думаю, он отправился искать Хуана.

«Я знаю, куда он отправился… О духи предков, дайте мне силы выдержать, и не показать ему… Я не хочу к Педро!» Дракон задумался на мгновение, потом посмотрел на Мбонгу, и быстро спросил:

– Кто и за сколько? Маримба вздрогнул от неожиданности. Дарк это заметил.

– Нашли! Вы нашли его! Теперь Мбонга вздрогнул куда сильнее, и дракон жестоко расхохотался.

– Стой на месте, МЕРТВЕЦ. Я скоро.

Маримба завыл от ужаса, и бросился наружу. Он успел сесть в машину, когда раскололось небо, и ослепительный луч красного света ударил в степь, моментально образовав из себя огромного дракона, столь чёрного, что он казался силуэтом на фоне кровавых туч. Диктатор Дарк разорвал связь с внепространством, и луч погас. Мбонге показалось, что наступила ночь – столь много света и тепла забрал с собой луч…

Под вой ледяного ветра дракон подошёл к оцепеневшему от ужаса человеку, и одним взглядом обратил крышу машины в атомарный газ. Сила вытащила Маримбу из обломков, словно рыбу на крючке, и подвесила перед огромными жёлтыми глазами Диктатора.

– Где? – слово прозвучало, словно ледяной таран, и прибило Мбонгу к земле.

– Я не знаю! Не знаю!!! Это не я!!! Это Педро! Он нашёл его! Не я!!! Нет!

– Где Педро?

– Он пропал два дня назад, когда хотел захватить его! Почти все мои люди тоже пропали! Я хотел позвать тебя, Дарк! Клянусь! Но Педро не разрешил! Он угрожал мне, Дарк! Он хотел предать тебя! Я не предавал! Это Педро, это он!

– ДВА ДНЯ НАЗАД?! И ты НЕ ПОЗВОНИЛ мне?!!

Мбонга завыл. Дарк провёл ещё около пяти минут, выясняя подробности, после чего ликвидировал следы крови на траве и взмыл в воздух, направившись к гасиенде сеньора Идальго.

ГЛАВА 9

– Скай!

Диктатор резко повернул голову. Его самый лучший и старый друг, Диктатор Драко, быстро шёл к нему. Аракити тоже повернула голову.

– Драко? Что произошло?

– Дарк на Мортаре! Пауза. Тишина. И мрачный голос.

– НАШЛИ.

– Я вызову всех.

– Да.

Драко исчез, а Скай поцеловал свою возлюбленную, и стремительно покинул зал заседаний. Двигаясь по направлению к ангарам, Диктатор мрачно улыбался, и от этой улыбки сотрудникам правительства, встречавшимся на пути, становилось страшно.

16
{"b":"17727","o":1}