ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Родео на Wall Street: Как трейдеры-ковбои устроили крупнейший в истории крах хедж-фондов
Мгновение истины. В августе четырнадцатого
Время злых чудес
Эрхегорд. Старая дорога
Клинки императора
Величие мастера
Плейлист смерти
Разрушенный дворец
Поцелуй тьмы
A
A

– Так мы и сделаем.

– Айко... – Тагат осторожно подбирал слова. Он не хотел обижать свою весёлую подругу. – Понимаешь... Я твой друг, я согласился отправиться в этот полёт и если желаешь, останусь с тобой даже на год, но... У меня ведь есть дела в Меорне...

Драконесса помолчала.

– Сколько ещё времени ты можешь выделить?

Тагат мысленно чертыхнулся.

– Айко, я вовсе не это имел в виду! Но ты уже взрослая и должна понимать – не всё в мире так, как мы желаем. Грань никто не пересекал. Много столетий назад Олехандр Синий во главе целой стаи драконов отправился искать неведомые земли. Вернулись они через год, облетев весь мир по кругу, но так и не сумев преодолеть Грань. Пойми, это не просто горы, где можно найти перевал. Это граница нашего мира!

Айко ударила хвостом.

– Мир не имеет границ! Я всем это докажу!

Ярр вздохнул.

– Айко...

– Мать читала мне сказки, – с жаром возразила драконесса. – Я верю, нет – знаю, что острова существуют! И ещё я знаю – они на западе.

– А знаешь ли ты, сколь многие улетали искать мифические земли и не возвращались?

Айко улыбнулась.

– Вот именно! Нашли, потому и не вернулись.

От возмущения Тагат потерял дар речи. Драконесса, вздохнув, осторожно погладила его крылом.

– Неделя, – попросила она. – Ещё неделя, и если ничего не изменится – мы вернёмся.

Ярр скрестил на груди руки.

– Неделя?

– Малюсенькая-малюсенькая неделюшечка!

– И ты оставишь свои затеи?

Айко невинно моргнула:

– Конечно!

Но за спиной она тихо изогнула хвост левой спиралью.

Часть 2

Горько плакала Элори над телом Энкубу, но даже она не могла призвать душу из царства мёртвых. Богиня похоронила героя и вернулась в свои чертоги, горевать об ошибке. Никому не сказала она о том, что случилось.

Минуло девять месяцев: родились у Элори мальчики-близнецы, как две капли воды похожие на отца. Но были и отличия: черноглазый, именем Гиль, родился первым; синеглазый, наречённый Гамешем, родился молча.

В тот самый час, когда они рождались, ворвалась птица в чертоги Элори и поведала о чудовище, что появилось среди гор. Огромная, зубастая, с рогами и длинным хвостом, свирепая тварь получила имя дракона.

Многие пытались убить чудище, но всех разрывал дракон, никого не щадил. Пришлось людям оставить его в покое; зверь не покидал горы, где погиб Энкубу, и каждую ночь поднимался по скалам, прекрасно видный на фоне луны.

Минуло шестнадцать лет. Сыновья Энкубу выросли и стали великими воинами. От матери они получили бессмертие и божественные силы, от отца – гордость и смелое сердце. Счастлива была Элори, но боялась она, что если раскроется правда о гибели Энкубу – отрекуться сыновья от матери. Строго запретила богиня упоминать его имя, детям же сказала – отцом их был солнечный свет.

Однажды Гиль охотился в горах, и встретил старого пастуха, у которого была коза с золотой шерстью. Удивлённый юноша подъехал ближе.

– Где водятся такие красивые звери? – спросил он пастуха.

– Это обычная коза, – ответил тот. – Она лишь выкупалась в озере драконьих слёз.

Бросился Гиль к Гамешу и рассказал о встрече. Решили братья отыскать чудесное озеро.

Долго носились они по горам, но пастух бесследно исчез. Пришлось молодым героям вернуться в чертоги Элори.

– Где вы были так долго? – спросила богиня. Рассказали братья о встрече, и побледнела их мать.

– Не ищите дракона, – сказала она, отвернувшись. – Запрещаю вам это навеки.

Но что может распалить юного воина более, чем запрет матери? Утром братья тайно покинули чертоги и поскакали в Урук.

Там, у ворот, древний старик продавал абрикосы.

– Что ищете вы, воины, так похожие на нашего пропавшего царя? – окликнул он братьев. Переглянулись юноши.

– Мы ищем озеро дракона, – ответил Гамеш.

Огладил бороду старец.

– Никто ещё не уходил живым с драконьей горы, – сказал он братьям. – Возвращайтесь к матери, вы слишком молоды, чтобы умереть.

Вскинулся Гиль:

– Как смеешь ты говорить с нами так!

– Укажи дорогу, – попросил Гамеш.

Старик поднял руку.

– Если путь одолеете, проклянёте день, когда зачали вас отец и мать.

– У нас нет отца... – начал Гиль, но замолчал, поняв, что кто-то из богов явился к ним под видом старца. Гамеш почтительно коснулся груди.

– Неведение хуже жестокой правды.

– Тогда идите, – изрёк старик и указал путь к драконьей горе. Вскочили на коней братья и помчались в дорогу, как вихрь снежный в горах, лавина силы меж скал..

Айсгард

Ночью Ингельд проснулся от робкого прикосновения жены. Сюлтэ, когда-то прекрасная дочь цыганского барона, а теперь, спустя годы, пожилая женщина с натруженными руками, сидела на краю кровати и молча смотрела в окно. Там свистел холодный ветер, возвещавший о приближении Долгой ночи.

– Что случилось? – спросил охотник.

– Сделай, как они хотят, – тихо ответила женщина.

Ингельд рывком сел.

– Повтори.

Сюлтэ обратила к мужу заплаканные глаза.

– Я не хочу потерять и Берка, – выдавила она через силу. – Однажды твоё упрямство...

Ингельд с размаха дал ей пощёчину, заставив вскрикнуть.

– Никогда! – выдохнул он. – Никогда не обвиняй меня... в этом!

Женщина утёрла слёзы.

– У нас остался только один сын. – она упрямо посмотрела в глаза мужа. – Начинается Долгая ночь. Если храм отберёт наш дом...

– Они не посмеют! – рявкнул охотник.

– А что их остановит? – Сюлтэ робко положила руку на плечо мужа, но тот сбросил её. Женщина всхлипнула. – Инге... Ты всегда такой... холодный... Словно изо льда! Неужели ты не хочешь, чтобы дети твои жили?!

Охотник стиснул виски.

– Не смей! – прорычал он, – Не смей! Никогда так не говори!

– Инге...

– Не смей! – вскочив, он схватил жену за волосы и бросил на пол. Сюлтэ закричала.

– Не смей! Не! Смей! Не! Смей!!! – он бил её со всей силы, задыхаясь от гнева и дикой, страшной боли в сердце. Внезапно безумие прошло; с ужасом взглянув на свои руки, Ингельд медленно отступил. Перед ним скорчилась женщина, которую он когда-то любил.

– Никогда так не говори... – охотник закрыл лицо руками. – Ты не понимаешь... Ты ничего не знаешь!

Удар.

Визг клинка, разящего плоть.

Хрип.

«Твари!»

Страшный звук рвущейся чешуи. Удар, удар, удар...

«Отец?..»

«Вернись домой! Не выходи! Я сейчас заберу тебя! Нет!!! Не вставай!!! Нееееееет!!!......»

Удар хвостом, падение. Снег. Скрип зубов, кровавая пена во рту.

«Вы умрёте за это»

Крики. Боль. Ярость.

«Вы умрёте за это»

Визг клинка, хрип издыхающего дракона.

«Вы все умрёте. Все вы. Я стану вашим кошмаром. Я буду убивать вас, пока жив.»

Удар, свист стрелы.

Хрип.

«Я вернусь с того света. Я буду вас убивать. Я буду вас...»

Темнота.

– Ты ничего не знаешь... – прошептал Ингельд. Его трясло.

Сюлтэ с трудом села. У неё опухло лицо, из рассечённой губы капала кровь.

– Сделай, как они хотят, – выдавила она, всхлипнув от боли. – Муж мой... Сделай как они хотят! Потом... у нас будет много денег, мы продадим дом, уедем в тёплые края... Где Берк выростет здоровым и сильным!

Ингельд опустился на колени.

– Как я могу? – прошептал он. – Ты хоть понимаешь, чего они хотят? Они хотят, чтобы я убил пацана! Такого же, как Берк! Такого же, как... как...

«Отец?»

«Вернись домой!»

Ингельд зажмурился.

– Нет! Не такого! – Сюлтэ судорожно дышала. – Берк – наш сын! Берк! Другого у нас нет! А тот щенок всё равно обречён!

Охотник покачнулся.

– Замолчи...

– Ты всю жизнь убивал для других, – тихо сказала Сюлтэ. – Так убей в последний раз – для своей семьи.

Ингельд отпрянул.

– Что ты мелешь?! – он стряхнул руку жены. – Я убиваю зверей! Поганых тварей!

3
{"b":"17730","o":1}