ЛитМир - Электронная Библиотека

Молодые воины непонимающе переглянулись.

– Самый великий! – произнёс один из них.

Лекари, срочно приглашённые в замок, не сумели спасти жизнь рыцаря Деррека О'Блэйда. Диагноз гласил: разрыв сердца от радости, вызванной победой над Злом.

2

Он осмотрел сотни металлических драконов, наполнивших долину. Драконы лежали на траве, на утёсах, между деревьев. Земли не было видно за сверканием золотых, серебрянных, медных и бронзовых бликов.

Алый дракон, стоявший на поспешно выстроенном возвышении, распахнул широкие крылья, призывая к тишине. Ждать пришлось очень долго.

– Несколько дней назад была убита Владычица Тьмы. – начал Винг, когда гомон утих. По рядам слушателей пробежала волна шёпота.

– Вместе с ней сгинули все порождения больного разума богини Зла. Все монстры, все мерзкие чудовища, все кто жил только убивая – они навсегда исчезли с Ринна. Исчезли ВСЕ, кто был создан Владычицей Тьмы.

Винг помолчал, пронзая взглядами зрителей.

– Я хроматовый дракон. – произнёс он просто.

Теперь пережидать бурю пришлось гораздо дольше. Многие драконы вскочили, некоторые даже взлетели. И все разом говорили, говорили, кричали... Впрочем, терпения Вингу было не занимать. Когда шум поутих, он продолжил.

– Теперь никто не сможет отрицать, что хроматовые драконы не имеют ни малейшего отношения к Такхизис. Вам лгали.

Он помолчал.

– Те из вас, кого я учил приёмам анализа – а таких, увы, пока очень мало – уже догадались о моём следующем выводе. Для всех остальных, я скажу.

Винг вздохнул.

– Вам лгали о происхождении хроматовых драконов. Это значит, что вы не можете верить и в своё. Паладайн не создавал вас.

Алый дракон переждал бурю.

– Слушайте меня. Мы принадлежим миру, носящему древнее имя Корханн. Мы ВСЕ принадлежим ему, и металлические и хроматовые. В незапямятные времена наши предки пришли на Ринн. Пришли сами, ибо в те годы драконы владели могучими силами и знаниями...

Винг прикрыл глаза.

– И боги этого мира разделили нас на две группы, отобрав для Паладайна металлические цвета, а для Такхизис – хроматовые. Они расселили нас по разным мирам, Тормансу и Танаграму, словно мы были не разумными существами а породистыми животными. И они принялись выводить из нас боевых зверей.

Он терпеливо переждал волну возмущёных голосов.

– Так было. Более того, так до сих пор и осталось. Хирсах, подойди.

На возвышение поднялся молодой бронзовый дракон в полном боевом облачении. Иными словами под седлом, сжимая зубами уздечку и покачивая длинными поводьями. Копьё Дракона петлёй крепилось к его шее. Хирсах специально шёл на всех четырёх конечностях, чтобы продемонстрировать боевое положение дракона со всадником.

– Многие знают этого дракона, не так ли? – спросил Винг. Волна кивков прокатилась по долине. Алый дракон улыбнулся, представив, что сейчас произойдёт.

– Драко, давай. – тихо сказал он. И в повисшей гробовой тишине золотой дракон ввёл на возвышение могучего рыцарского коня в полной сбруе. Поставив его парралельно Хирсаху, Драко обвёл взглядом собрание. И молча спустился обратно.

Драконы мрачно смотрели на возвышение. Конь, чуя близость такого количества хищников, тревожно всхрапывал и мотал головой.

Хирсах с усмешкой покачал головой, имитируя движения лошади. Приподняв руку, он поскрёб когтями брёвна. Молча.

– А теперь тот, кто не согласен, пусть встанет. – негромко сказал Винг.

Тишину не нарушало ничто. Очень долго. Наконец, огромный серебрянный вожак по имени Марран поднялся с утёса.

– Я с вами. – просто сказал он, и слетел к трибуне.

Винг широко улыбнулся. Неожиданно резким движением он откинул крышку длинного ящика, стоявшего на помосте. Не нагибаясь, ногой подкинул лежавшее там Копьё Дракона. Поднял его над головой, глядя горящими глазами на зрителей. Те боялись дышать.

– Копьё, созданное против драконов. – сказал Винг. Мускулы его напряглись подобно стальным тросам, и блестящая смертносная игла медленно изогнулась серпом.

– Нам не нужны Копья, чтобы встречать своих братьев. – твёрдо произнёс вождь, и Копьё со звоном разлетелось на части.

На помост поднялся Драко. Его руки были куда более могучими, нежели у Винга. Громадный золотой дракон неуловимым движением ноги подбросил Копьё в воздух. Поймал за середину. И оглядел собрание.

– Я – золотой дракон. – произнёс он негромко. – Меня нельзя обвинить в рождении среди врагов.

Он мрачно посмотрел в глаза ближайшим зрителям.

– И нельзя обвинить за цвет моей чешуи.

Копьё со звоном лопнуло сразу в трёх местах, когда Драко захватил его сложенными крыльями и рванул посередине.

– А отныне, нельзя назвать боевым животным людей.

Неожиданно Хирсах вскочил, сорвав с себя седло и уздечку.

– И никогда больше нельзя будет назвать дракона – лошадью! – яростно прорычал он, разорвав седло на кусочки.

– И никто не сможет заставить нас... – Винг стиснул кулаки. – ...вы слышите, НАС, убивать друг друга ради честолюбивых капризов людей!

Один за другим поддерживающие Винга драконы подходили к трибуне, ломая Копья у её подножия. Алый дракон следил за ними горящими глазами, не замечая слёз. Зато их замечали другие.

И поднимались драконы, чтобы сбросить седло и сломать Копьё. К вечеру посреди долины высилась груда сёдел и обломков. Рядом стоял Винг.

– Символы рабства. – сказал он тихо. И впервые, не маскируясь, дохнул плазменным облаком как умеют только красные драконы.

Пламя мгновенно охватило груду обломков, взметнувшись в небо. Дрожащее красное свечение озарило десятки драконов, неподвижно следивших за огнём.

Винг вышел вперёд, став среди своих друзей, на фоне огня. Видевшим его глаза, они казались отверстиями – словно пламя просвечивало насквозь. Но то было иное пламя.

– Кто из вас первым даст имя тому, что обрели мы сегодня?! – крикнул он, распахнув крылья.

Несколько секунд царило молчание. Которое разорвал звонкий голос прекрасной Тайги.

– Свобода!

И вот тогда начался праздник у драконов.

***

Бледный как мел человек стремительно шагал по коридорам замка Ут-Вистан. Попадавшиеся навстречу рыцари были возбуждены, радостны или подавлены – кто как воспринял долгожданную победу. Но все улыбки гасли при виде лица бледного человека.

У кабинета Магистра его остановили двое стражей.

– Что случилость?

– Рыцарь Короны Таран Ут'Тонгол. У меня сведения высочайшей важности для сэра Брайта.

Один из стражей вошёл с докладом. Пару минут спустя Тарана впустили. Брайт Винас, Магистр Соламнии, глава Ордена Розы, наслаждался трапезой.

– Слушаю. – сказал он.

– Сэр, измена. – мрачно доложил рыцарь.

Брайт рассмеялся.

– Опомнитесь, друг мой. Измена кому? Врага больше нет!

– Драконы предали нас. Все. Я сам наблюдал, как они сломали Копья Дракона и сёдла. Они сожгли всё это в долине Тинак-Моргон.

Винас нахмурился.

– Это точно?

– Увы, сэр.

– Возможно они посчитали, что со смертью Такхизис их служба завершена?

Таран покачал головой.

– Их вождь – молодой красный дракон по имени Винг. Я слышал его речь, сэр Винас.

Рыцари переглянулись.

– Как – красный дракон? – недоверчиво спросил Винас.

– Сэр, я лично наблюдал за ним. Это тот самый дракон, которого держал при себе Рэйстлин и якобы уничтожил по вашему настоянию. На самом деле он перекрасил его в золотой цвет и внедрил в среду наших драконов как агитатора.

Люди мрачно смотрели на Тарана.

– Неприятная новость. – заметил наконец Магистр.

– Это не новость. Это революция. – хмуро ответил рыцарь. – Они готовили её годами, и сегодня провели первое общее собрание. Нет ни одного дракона, поддерживающего нас. Мой собственный Хирсах – одно из главных действующих лиц, он едва ли не заместитель Винга.

Молчание.

– Надо поговорить с ними.

27
{"b":"17732","o":1}