ЛитМир - Электронная Библиотека

– Зачем же так крича-а-а-а!.. – У моих друзей была приблизительно такая же реакция на это «милое создание». По-моему, лошадь испугалась не меньше. Издав бешеный вопль, она шарахнулась от нас в другую сторону.

Я подумала, что схожу с ума, когда она произнесла человеческим голосом:

– Ну чего вы орете? Напугали до полусмерти!

– Ты тоже это слышал? – повернулась я к Андрею, который все еще сидел с открытым ртом.

– Т-т-ты что, разговариваешь? – Ирина удивленно посмотрела на лошадь.

– Нет! Стихи читаю! Я, кажется, ясно спросила: зачем вы так кричите? Я вам еще ничего не сделала. И вообще это невежливо – так орать мне в лицо.

– Обалдеть! Говорящая лошадь. – Лешка потянул носом воздух. – Ты что, пьяная? От тебя разит, как от спиртзавода.

Лошадь смутилась и захлопала длинными ресницами:

– Да нет... Не так, чтобы очень, но и не очень, чтобы уж так...

Мы посмотрели друг на друга. Никто ничего не понял, разумеется, но страх перед этой образиной прошел. Мы уже скорее с любопытством, чем с ужасом, рассматривали новую знакомую. Животное представляло из себя обычную лошадь по размерам и абсолютно необычную по некоторым деталям.

Начнем с того, что у нее был кроличий хвост. Такой Маленький, аккуратный, пушистый хвостик белого цвета. Сама же лошадка была рыжая, с черной гривой. Если можно так выразиться в отношении лошади, – ее грива была похожа на короткую боксерскую стрижку. Морда – абсолютно лошадиная, а улыбка... Нет, не Мона Лиза, конечно, но зато во весь рот, то есть пасть, то есть челюсть... Тьфу ты, запутаешься тут! В общем, зубы были видны все. Как будто она сказала «сыр» и улыбнулась. Впрочем, эта могла бы и час улыбаться.

Еще у нее были очень длинные ресницы, которыми: при желании, она смогла бы себя обмахивать, веером. Ну, а то, что она разговаривала, – это вообще нонсенс. Причем она говорила на языке молодежи двадцать первого века, со всеми жаргонными словечками и выражениями. Терос, например, общался с нами исключительно в почтительно-уважительном тоне и даже понятия не имел о значении таких слов, как «реклама», «музей», «антиквариат», «придурок несчастный», так часто всеми употребляемых. Думаю, лошадка и по части ненормативной лексики была специалистом, но, пока мы ее не задевали, культурно молчала.

А теперь представьте, что вы только-только проснулись, открыли глаза и видите перед собой такой вот экспонат. Кондратий хватить может! А лошадь тем временем все так же смущенно продолжала:

– Да, в общем, не такая уж и пьяная, просто я сегодня вся такая невыспавшаяся... И вот тут невыспавшаяся, – она начала себя оглядывать со всех сторон. – И вот тут тоже... И вот здесь еще.

– Все с тобой ясно. Ты – хрон, – скептически произнес Андрей.

– Кто?! – побагровела лошадь.

– Хронический алкоголик, – пояснила я.

– Сами вы... Птеродактили крысолапые. Ну да, я выпила вина, а что еще делать одинокой симпатичной женщине?

– Ой, вот только не дыши на меня, – поморщилась Ирина. – Да дайте же ей кто-нибудь мятную жвачку.

Лешка протянул лошади пару подушечек «Орбита».

– А что это?

– Бери, не бойся, не отравишься. Будешь пахнуть эвкалиптом, – успокоила я ее.

– Судя по выражениям, ты в доску современная, а что такое «жвачка» не знаешь. Откуда ты вообще? – резонно заметил Андрей.

– Я здесь живу. Причем довольно давно.

– Ну, не всю же жизнь ты здесь.

– Я не знаю, точнее, не помню, как я очутилась в подземелье, но точно знаю, что раньше жила в каком-то сарае, паслась на лужайке и любовалась небом. Больше не помню ничего.

– А как ты можешь жить под землей? Без солнца, без травки? – Мне стало ее жалко.

– А куда деваться? К тому же здесь не так уж и плохо. А трава?.. Да завались, целое пастбище! Недалеко есть прекрасный лужок, там светит солнце. Оно, конечно, ненастоящее, но и такое сойдет за неимением лучшего. Хотите, покажу?

Конечно, мы хотели! Еще бы! Никто из нас до этого не видел ненастоящего солнца под землей. Да и настоящего тоже... Пока мы шли, лошадь восхищалась жвачкой:

– Это же надо такое придумать! Я, конечно, не верблюд, но мне нравится постоянно что-то жевать, а тут такая удача: жуй хоть до посинения – она не кончается. Этот ваш «Орбит» – чудесная вещь. Но я умею быть благодарной и тоже кое-что вам подарю, только вы мне оставьте пачечку, ладно? А то двух подушечек как-то маловато.

Леха нехотя отдал ей пачку, пробормотав что-то вроде «жадность фраера сгубила», но лошадь так дыхнула на него смесью вина и эвкалипта, что тот моментально замолчал.

– А вы сами кто такие? – поинтересовалось кроликохвостое создание.

– Рассказать – не поверишь, – вздохнула я. – Мы уже ничему не удивляемся, даже твоему хвосту, а вот удивишься, и не раз, за время нашего рассказа.

– А что не так с моим хвостом?

– Забудь. Лучше слушай, как нас угораздило сюда попасть...

И мы рассказали, кто мы, как поехали в Египет, как попали в подземелье, рассказали про Шартага, который собирался нас убить, про Тероса, который фактически нас спас, про Моранда и Расдая, с которыми нам еще предстояло встретиться.

Лошадь смеялась до слез, когда мы описывали Иринину схватку с песочными чудовищами, переживала все наши приключения, как свои собственные. Она оказалась очень милым и трогательным созданием, и мы были рады такой встрече. Так, за разговорами мы не заметили, как дошли до поляны, залитой солнечным светом, струящимся откуда-то сверху. Потолка не было, «небо», если можно так сказать, было ярко-желтым, такое своеобразное сплошное солнце. Трава – зеленая и сочная, неудивительно, что лошадка здесь прижилась. В середине располагалось маленькое озерце, а по бокам. По бокам все те же каменные стены. Как будто художник просто взял и нарисовал в грубом темном подземелье этот волшебный уголок природы. Мы восхищенно смотрели на все это великолепие, и лошадь с откровенной гордостью спросила.

– Нравится? Мне тоже. Это мой дом. Здесь очень уютно, правда? Хотите травку пожевать? Нет? Ну, как хотите.

– Вот это да! Класс! Потрясающе красиво. Слушай, мы же не спросили самого главного: как тебя зовут? – Ирина вопросительно посмотрела на нашу белозубую, пьяноокую красавицу.

– Не знаю. Как-то не задумывалась.

– А давай ты будешь Лошадь, – предложила я. – Не просто лошадь, а Лошадь с большой буквы! Согласна?

– Согласна! – улыбнулась Лошадь.

– Ну вот и чудненько. Вообще-то мы надеемся скоро выйти на поверхность, ты можешь пойти с нами, – предложил Андрей.

– Только, боюсь, там не будет такой роскошной лужайки, – заметил Леша.

– Я очень рада, что встретила вас, ребята, но пойти с вами не могу. Понимаете, это мой дом, я настолько привыкла к этому озеру, лугу, что просто не представляю, как можно без всего этого обходиться Но когда вы победите злые силы, я надеюсь, этот храм перестанет быть заброшенным и подземные улицы оживут. Может, здесь и метро проложат, – подмигнула Лошадь.

– Метро? Ты не перестаешь нас удивлять! – восхищались мы.

– Может, даже вы когда в гости заглянете! После хождения по мрачному подземному царству с зеленой солнечной поляны совсем не хотелось уходить. Мы с удовольствием отдохнули у озера, пополнили свой запас воды, благо она в нем была пресная, поболтали с Лошадью на разные темы. Между прочим, она была очень интересным собеседником, даже с легкостью отгадывала загадки. Так прошло несколько часов, пора было собираться в дорогу.

– Держите. – Лошадь протянула нам белый шар величиной с кулак. – Это мой подарок – мраморный шар. Если вам будет угрожать опасность, он окрасится в красный цвет. Сейчас он белый, значит, все в порядке, но как только начнет розоветь – значит, к вам приближаются враги и нужно быть начеку. Очень полезная штука, можете не сомневаться!

– Ты настоящий друг, Лошадь. – Мы умиленно обняли трогательное животное. – Спасибо, красавица.

– Ой, я сейчас расплачусь, – всхлипнула та. – Вы тоже очень-очень хорошие! Теперь у меня есть друзья, как же это приятно, оказывается. И я вас всех люблю. Идите, не забывайте меня и будьте осторожны.

11
{"b":"1774","o":1}