ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Восхождение Луны
Брачная игра
Психиатрия для самоваров и чайников
Бумажная магия
Собибор. Восстание в лагере смерти
Я и мои 100 000 должников. Жизнь белого коллектора
Любовница Синей бороды
Свергнутые боги
Любовь колдуна

Мы попрощались с Лошадью и двинулись в путь. Андрей задумчиво сжимал в руке мраморный шар. Всем было немного грустно: Лошадь действительно нам очень понравилась.

– Смотрите, шар какой-то розовый стал, – воскликнул Андрей.

– И правда! А что это значит? – Ирина с любопытством взяла у него «лошадиный» презент.

– Ты забыла, что говорила Лошадь? – в один голос воскликнули мы с Лехой.

– Да не забыла я ничего. Ясно, что нам угрожает опасность, только неплохо бы еще знать какая?

– Извини, Ириш, на шаре не написано, – пошутил Андрей.

– Хватит препираться! Он краснеет... – Я не отрываясь смотрела на пурпурный мраморный шар.

– Что делать-то?! – заныла Ирка.

– Самое обидное, что мы даже не знаем, что нам угрожает и откуда это что-то ждать! – с досадой воскликнула я.

– Давайте просто потихоньку пойдем вперед, – предложил Леха. – Надо быть начеку, а то мало ли что...

Мы осторожно шли по коридорам, вздрагивая при каждом шорохе и всматриваясь в темноту. Шар тем временем краснел все больше и больше. Такой адреналин! Вскоре мы вышли в большой зал с пятью выходами.

– Ну, куда теперь? – спросил Андрей и сам же ответил. – Думаю, нам нужен самый правый выход. В смысле – с правой стороны.

– Наверняка, – согласились мы.

Стоило нам зайти в этот самый правый коридор, как у идущего впереди Андрея погас факел, а поскольку это было наше единственное освещение, – остальные мы просто-напросто держали в качестве запасных, – оказались мы, естественно, просто в кромешной темноте.

– Ну где же эти спички? – Леха шарил по своим многочисленным карманам. – Нашел!

– Зажигай быстрее, здесь так страшно, – поежилась Ирина. Леха чиркнул спичкой, осветил нам путь и...

– А-а-а-а-а!!! – Мы закричали так, что у самих же заложило уши. Впереди стояла целая армия настоящих мумий. Все перебинтованные, со щелками вместо глаз, они производили ужасающее впечатление. У каждой в руках было что-то вроде топорика, поблескивающего в свете нашего факела. Они стояли неприступной стеной и, судя по всему, были полны решимости не пускать нас вперед. Руки каждой мумии были скрещены на груди.

– Принцесса Фархад, – проскрежетала одна из ник, – вы нужны живой, остальные должны умереть.

– А шнурки тебе не погладить? Ты что, пеликан заплесневелый, себе позволяешь? Ты как почетную делегацию иностранных туристов встречаешь, дятел бамбуковый? – Я понимала, что силы неравные, но уж очень хотелось сбить спесь с этой самодовольной физиономии. – А мы вот возьмем и не будем делать инвестиций в ваш поганый бизнес, вы же тогда тут собственные бинты жрать начнете.

– Не понял, – удивилась мумия. Остальные тупо уставились на нас.

– Что ж тут непонятного, мозги твои куриные? По какому праву, спрашиваю, субординацию нарушаешь? Да ты знаешь, с кем говоришь? – рявкнула я на ошарашенную мумию. Остальные бинтообразные вытянулись по стойке «смирно». – Почему в таком виде? Бинты сто лет не стираны, от самих воняет, вес какие-то полусгнившие, полуразложившиеся. Молчать! Здесь вам не тут! Я вам покажу, как водку пьянствовать и безобразия нарушать! Чурбан мумифицированный!

В воздухе повисла гробовая тишина.

– По-моему, ты перестаралась, – прошептала Ирина, кивнув в сторону покрасневшей мумии.

– Взять их! – завопила та, и весь взвод направился в нашу сторону.

– Получи, фашист, гранату! – Леха запустил открытую коробочку с тараканами, а заодно и мраморный шар прямо в пасть перебинтованному уроду. – Бежим! Быстрее!

Он с силой дернул меня за руку и потащил в боковой коридор. В левый коридор... Следом бежали Ирина и Андрей. Пока мумии отплевывались от тараканов, мы стремительно неслись по переходам подземелья. Но что значит скорость людей по сравнению со скоростью оживших доисторических чудовищ? Они нагнали нас уже через полминуты, тем более, что мы в конце концов пришли в тупик. Вот такое вот невезенье. Мы стояли у каменной стены, единственный выход был забит мумиями, которые помахивали своими топориками и загадочно улыбались. Все молчали.

Я очень устала и решила облокотиться на выступающий в стене камень. В ту же секунду открылись два люка, в которые мы незамедлительно провалились. Поскольку я стояла поодаль от друзей, то и упала, разумеется, в левый люк, а Андрей, Ирина и Леха – в правый.

– Нет! – закричали мумии, но было уже поздно-законная добыча буквально ускользнула из рук. Под ноги. Причем люки сразу закрылись.

Дальше мой рассказ делится на две части: то, что происходило со мной и то, что случилось с моими друзьями. Придется довериться их памяти и поведать вам именно то, что рассказали мне они. Хотя, думаю, искажений не будет – ребята потом говорили, что никогда в жизни не забудут те моменты.

Итак, я провалилась под землю, хотя и так, собственно, там находилась. Вы когда-нибудь были на аттракционе «Свободное падение»? Вот это примерно то же самое: летишь неизвестно куда и мечтаешь поскорее приземлиться. С той лишь разницей, что в парке ты понимаешь, что это аттракцион и ничего плохого с тобой случиться не может, а здесь... Дух захватывает еще и от мыслей о посадке. К счастью, она оказалась мягкой. Причем в прямом смысле слова, потому что плюхнулась я в огромный стог сена.

– Ничего себе! – воскликнула я, и мои слова отразились звонким эхом.

Я отряхнулась и пошла осматривать окрестности. Каково же было разочарование, когда я поняла, что вокруг все то же самое: пустые коридоры, залы, переходы, разве что факелы здесь были уже не нужны: царил полумрак, но на расстоянии пяти метров было прекрасно видно все.

Как же меня так угораздило? Оказалась без друзей в этой дыре! Терпеть не могу себя жалеть, но положеньице и правда незавидное... А, ладно, где наша не пропадала! Я собрала разбросанные вещи, которых оказалось не так уж и много: сумочка, почти пустой рюкзак с остатками пищи и белый балахон Тероса, который я свернула и водрузила себе на голову на манер восточного тюрбана. Четкого плана не было, и я решила просто пойти куда глаза глядят.

Вот так я и шла, пока желудок не начал бунтовать и требовать немедленного подкрепления. Я расстелила мягкий рюкзак, разложив на нем съестное, и принялась за еду. Через несколько минут я с удивлением обнаружила, что она закончилась. Ну-у... Я так не играю. Сейчас-то мне хватило, но неизвестно, сколько еще придется идти до ближайшего кафе. Какое кафе? О чем это я? Дойти хотя бы до поверхности, там, глядишь, кого из местного населения можно встретить, а значит, пища будет.

– Даже поговорить не с кем! – с досадой топнула я ногой.

– С кем, с кем, с кем, – отозвалось эхо и... закашлялось.

Я стояла посреди большого пустого зала совершенно одна, но кто-то рядом громко кашлял и шмыгал носом.

Поначалу я, конечно, испугалась, но любопытство перебороло страх, и когда кашель стих, спросила:

– Извините, пожалуйста, я тут в первый раз, поэтому не знаю, кто вы. Может, представитесь?

– Я – Эхо, – слегка простуженным голосом отозвалось откуда-то сверху. – Давай на «ты», не люблю формальностей.

– Давай, – согласилась я. – А я – Элена, можно просто Лена.

– Да знаю я, кто ты, – перебило Эхо. – Я тут в курсе всего, что происходит. И ваших похождений в том числе.

– Вот как? Значит, ты можешь видеть, что сейчас с моими друзьями!

– Вот этого не могу. То есть могу, конечно, если долечу до них, а так расстояние слишком большое. Прием плохой.

– Жалко, – огорчилась я. – Как они там, интересно?

– Да нормально, а что с ними будет? Их там трое, а ты здесь одна. О себе тоже иногда нужно думать. Апчхи!

– Простудилось? – сочувственно спросила я.

– Ерунда, выживу. В следующий раз не буду на сквозняке сидеть. Но все равно спасибо, что спросила, – моим здоровьем тут никто не интересуется. Даже обидно, – подобревшим голосом ответило Эхо.

– А ты что, невидимое?

– Не-а. Я же эхо, я должно быть таким. Но это не страшно, зато ты меня слышишь. Кхе-кхе-кхе, – опять закашлялось Эхо.

12
{"b":"1774","o":1}