ЛитМир - Электронная Библиотека

Видя наши вытягивающиеся лица, Ахмед замолчат думая очевидно, что несбыточность древнего предания нас сильно шокировала. Не веря своим ушам, мы вопросительно переглядывались, пока я наконец не попросила срывающимся голосом:

– А вот с этого места, пожалуйста, подробнее.

– Вам что, плохо, уважаемые? – озабоченно поинтересовался купец, но, получив в ответ яростное мотание головой, недоверчиво продолжил: – И будет то принцесс и трое друзей с именами: Алексед, Андред и Пирина.

– Какая еще перина? – Иришка сжала кулачки.

– Пуховая, – подковырнул Леха.

– Ну что ж, Ахмед, можем тебя обрадовать. Твой «принцесс с друзьями» нашелся. Вот он! То есть я хотел сказать – она! А вот Алексей, я – Андрей, а это Ирина.

– Только вынуждены сразу же тебя расстроить: мы совсем не могучие герои, – виновато призналась я. и мы рассказали Ахмеду всю нашу историю: кто, откуда, куда и зачем идем. Купец оказался чересчур сентиментальным и то и дело пускал слезу. Уже зашло солнце, а мы все говорили и говорили.

– По идее мы, конечно, должны освободить Египет от злых сил, тогда спадет заклятье и с вашего Каравана, но, честно говоря, мы понятия не имеем, как это сделать, – закончила я наш длинный рассказ.

– Хотя этот Расдай, собака страшная, нам жутко надоел, – уточнил Леха. – Нас уже столько раз пытались убить!

– Вы подарили мне надежда. Спасибо! – умиленно произнес Ахмед. – Если бы мог, я бы пошел с вами и упек бы этот мерзкий гадина в ад! Хотя он и так там сидит... Но я не могу. А вот вы можете! Принцесс с друзьями спасут Египет, а значит, и Ахмед тоже спасут!

– Эх, Ахмедушка, нам бы твою уверенность. – Ирина прислушалась. – А кто это там чавкает?

– Это мой верблюд. Не бойтесь, он не кусается-а-а! ж ты наделал, скотина бессовестный?!

Мы сначала в изумлении застыли, но уже через секунд просто укатывались от смеха. Перед нами сидел мокрый Леха, весь в какой-то пене, невообразимо смешно отфыркивающийся и удивленно оглядывающийся по сторонам.

– Эта сволочь на меня плюнула! За что? Я ему ничего не сделал, мне до него вообще никакого дела нет!

– Да ему на тебя тоже наплевать, – еле дышал от смеха Андрей.

– Ну ты, остряк-самоучка, лучше подай мой балахон, я хоть лицо вытру. Фу, мерзость какая. Взял и обслюнявил меня.

– Я дико извиняюсь. Верблюд молодой, непослушный совсем. – Ахмед помогал Лехе вытираться. – Он уже полгорода оплевал.

– Горбатого могила исправит! – смеялась Ирина.

– Давайте пересядем подальше, а то этот «огнетушитель» нас всех обслюнявит, – вовремя сказала я, потому что тут же раздался громкий плевок и рядом образовалась кучка пены. Ахмед громко выругался, но, видя наши улыбки, тоже не смог сдержаться.

Наши дружеские посиделки омрачил мерзкий скрип песка, который мы, по-видимому, еще долго будем помнить.

Ширк! Ширк! Посреди нашего круга постепенно образовалось глубокое отверстие.

– Что это? – прошептала Ирина.

– Меня больше интересует, кто это, – я со смесью любопытства и страха наблюдала за самовыкапывающейся ямой. – Ахмед, это, случайно, не твои штучки?

– Шито вы! Я сам такое первый раз вижу, слюшай!

– Там кто-то явно ведет подкоп, и, сдается мне, это опять по нашу душу, – с уверенностью определил Андрей. И оказался прав. К сожалению. Или к счастью? В общем, судите сами.

Как только из ямы показалась корявая перебинтованная рука, мы сразу поняли, что в прошлый раз их солнышко не добило. А жаль! Сейчас же были уже и помощи со стороны природы ждать не приходилось. Мумии повыскакивали из дыры, словно чертики из табакерки, и злобно вылупились на нас:

– Ну вот мы и снова встретились, принцесса Фархад. Друзья, как я вижу, все еще с вами. Но теперь уже ненадолго...

– А почему вы, собственно, угрожаете моим новым друзьям? – раздалось откуда-то сверху. – Кито вы такие, понимаете ли? – Мумии тупо уставились на нас, а рассерженного Ахмеда было уже не остановить. – Нет, я совершенно не понимаю. Пришел такой хороший принцесс с такими хорошими друзьями, а вы ворвались, песок разгребли, бардак устроили, угрожаете им. Что за беспорядок, слющай? Киш отсюда!

– Вот именно – кыш! Не слышите что ли, что вам хозяин говорит. Это, между прочим, частная собственность, а вы врываетесь тут... А письменное разрешение у вас есть? – начал наезжать Леха. Мумии от такого напора стушевались и отступали потихоньку назад.

Вот сколько общаюсь с ними, столько не перестаю удивляться их непроходимой дремучести и немыслимой тупости! В который раз их разводим, а они этого не понимают. Да... Вот только не хватало еще, чтобы меня начала мучить совесть! Эти твари спят и видят нас в белых тапочках, так что, если есть возможность послать их куда подальше, нам и карты в руки. Одна из мумий обратилась, как я поняла, к Ахмеду:

– Мы – мумии, хозяева подземелья! Великий Шартаг вызвал нас, дабы искоренить добро, которое несут в себе эти жалкие смертные. Я не вижу тебя, незнакомец, но предупреждаю: тебе лучше не вмешиваться. Мы не будем убивать тебя, но ты должен себя назвать.

– Ахмед. Это мой пустыня, мой Караван, а ты ворвался, как песочный буря, и еще смеищь мне уг-рожать? Да я... да я на тебя верблюд свой натравлю! Знаищь, какой меткий, да?

Пока мумии переваривали сказанное, я решила продолжить наступление:

– Слушай, ты, пирожок с вермишелью, ты в этом году налоговую декларацию заполнял? По глазам вижу: половину доходов скрыл! Что же это получается, закон нарушаешь? Не-хо-ро-шо!

На физиономии главного бинтообразного отразилась тяжелая работа мысли. Мумия только что-то невнятно промычала, а я, не дав ей опомниться, добивала:

– Вот ты мне скажи: сколько тебе Шартаг заплатил, чтобы ты нас убил? А налог на доходы физических лиц кто платить будет? К тому же у вас наверняка организовано какое-нибудь закрытое акционерное общество по вашим темным делишкам, а значит – регистрация в налоговых органах, а значит – налог на прибыль платить придется. Ну и как будем выходить из создавшегося положения? Я вообще-то взяток не беру, но, если вы сейчас уйдете туда, откуда пришли, и впредь не будете донимать нас – я, так и быть, замолвлю за вас словечко где нужно.

Мумии хрюкнули, пристыжено опустили глаза и уже собрались было спускаться обратно в свою яму, как до них, видно, дошло, что над ними просто издеваются, и сушеные уроды, злобно сузив щелки для глаз, тронулись в нашу сторону.

Если вы думаете, что я надеялась на то, что они действительно уйдут, вы глубоко ошибаетесь. Мумии хоть и безмозглые, но рано или поздно до них доходит весь смысл сказанного. Рисковать не было смысла. Но у меня созрел план, а для этого мне нужно было выиграть хоть какое-то время, поэтому я шепнула Андрею:

– Делай что хочешь, но задержи их хотя бы на пять минут. Я кое-что придумала.

– Стоп! – не своим голосом заверещал Андрей и продолжил уже спокойным тоном: – Должен открыть вам страшную тайну. Но я не могу доверять всем, а потому предлагаю самому главному из вас подойти ко мне, а остальным не греть уши. И не надо обижаться! Если руководство сочтет нужным, оно потом все вам расскажет. Вот ты, длинный! Да, да, ты, иди сюда.

Мумия послушно пододвинулась к нему, и Андрей что-то зашептал ей, периодически разводя руками и возмущенно указывая куда-то в сторону. Я в это время позвала остальных и быстро объяснила свой план:

– Ахмед, ты говоришь, что выбраться отсюда, не потеряв память, можно только, если пересечь границу на нормальной скорости, так?

– Абсолютно верно, мой принцесс!

– Я слышала, что верблюды быстро бегают. Если бы твой верблюд был осязаем, мы бы просто перебрались на нем, но, к сожалению, это невозможно. Ни ведь ты можешь его и потрогать, и увидеть. А что, если мы привяжем к нему концы бинтов, которыми обмотаны мумии, так, чтобы они не заметили. Ты заберешься на своего плевательного дружка и пустишь его галопом в сторону выхода из Призрачного Каравана. Мы быстро садимся или хотя бы держимся за мумий, которые упадут сразу же, как только верблюд тронется с места и как на санях благополучно доезжаем на них до границы. Вы с верблюдом ее перейти не сможете – заклинание не позволит, но прямо у границы ты резко затормозишь, и мы по инерции вылетим за пределы Каравана. Пока Андрей заговаривает зубы вон той образине, ты, Ахмед, примотаешь бинты к своему верблюду.

18
{"b":"1774","o":1}