ЛитМир - Электронная Библиотека

– Хорошо, Туча. Так вот, я хотел сказать, что наш Андрей на самом деле очень вежливый, воспитанный человек...

– Да? Что-то я не заметила.

– ... и, чтобы довести его до точки кипения, нужно приложить немало усилий. И я...

– Вот еще! Очень надо! Я и не собиралась его кипятить!

– ... я не хочу вас обидеть, но что вы ему такого наговорили?

– Да в том-то и дело, что ничего! Подумаешь, попросила пару гвоздиков... Ну хорошо! Сначала я его немного напугала, но это не специально. Честно! А потом все было тихо и спокойно. С моей стороны, по крайней мере.

– Спокойно?! – не сдержался Андрей. – А кто меня водой окатил два раза? Кто приставал с этими чертовыми гвоздями даже после того, как я поклялся, что никогда не ношу их с собой? Уж не ты ли?

– Стоп! Хватит ругаться, надоели. Туча, скажи, пожалуйста, что за гвозди тебе нужны? И при чем тут Андрей? – прервала я назревающий скандал.

– Я коллекционер! – гордо вскинуло голову «легкоранимое создание».

– Ты коллекционируешь гвозди? – тоже перешла на «ты» Ирина.

– А что в этом такого? – в свою очередь удивилась Туча. – Кто-то собирает глиняные тарелочки, кто-то папирусы всякие, кто-то засушенных бабочек, что вообще глупо и бесчеловечно. Я же коллекционирую гвозди. Они так интересно звенят, когда находятся в одной связке. Ну нравится мне, что поделаешь.

– Да пожалуйста. Многие что-то собирают. Я, например, книги, фантастику, но при этом я же не трясу их со всех знакомых. К тому же я тебе сто раз говорил, что нет у меня гвоздей! Был бы хоть один – с радостью отдал бы.

Туча недоверчиво покосилась на Андрея и обернулась к нам:

– А у вас тоже нет? Ну хотя бы одного, самого маленького?

Мы отрицательно покачали головой, но Туча не унималась:

– А чего же ты тогда пел: «Гвоздики – цветы печали? Андрей, лучше признайся, что просто жмотишь для меня гвоздик.

– У-у-е-п-р-с-т! Да не гвоздики, а гвоздики! Цветы такие есть. Я просто шел и напевал песню, но совсем не про гвозди! Въезжаешь?!

–Это правда, – вступилась Ирина. – Гвоздики – очень красивые цветы, но почему-то их очень любят носить на кладбище, и песня такая есть. Так что Андрей тебя не обманул.

– А гвоздей у нас и правда нет, можешь не сомневаться. Сама посуди, зачем они нам посреди пустыни? – согласилась я с Ириной.

– Но как только мы где-нибудь найдем красивый , сразу отложим его для тебя, – заверил Тучу Леха.

Она задумчиво посмотрела на всех нас и хлопнула в ладоши:

– Идет! Ладно уж, не буду вас держать. По лицам что не врете. Куда хоть путь держите? То, что издалека, сразу видно. Мы вкратце рассказали Туче нашу историю, сказали, что заблудились и хотели бы поскорее выйти из этих нескончаемых песков.

– А ты не можешь хотя бы сказать, где мы? – спросила я у нашей темно-синей подружки, которая оказалась не такой уж и плохой. Ну, может, совсем чуточку вредной и придирчивой.

– И долго нам еще добираться до конца пустыни? – уточнил Леха.

– В общем, вы, насколько я поняла, свернули немного правее, чем должны были. Из-за этого прошли Лишние пять километров на запад. Если вы сейчас пойдете налево, через двадцать минут свернете направо, потом полчаса будете идти прямо, затем снова налево, потом через каждые пять минут три раза направо, потом развернетесь на шестьдесят пять градусов, то через каких-то два часа вы беспрепятственно выйдете отсюда.

– Сп-п-пасибо...

Но Туча явно не заметила нашего ошарашенного вида:

– Как видите, все совсем не сложно. Ума не приложу, как вы могли заблудиться? Все же понятно, как два гвоздя.

– Да уж куда понятнее, – пробурчала Ирина.

– Слушай, а может, ты нас проводишь?

– Нет проблем, Элена. Могу и проводить. Никаких особо срочных дел у меня сейчас нет, так что я, пожалуй, прогуляюсь часок-другой.

Тут Ирине в голову пришла гениальная идея:

– Ты ведь можешь полить нас водой, как из душа, так? Так это же замечательно! Мы как раз только проснулись и остро нуждаемся в теплой водичке. Правда, ребята?

Мы с радостью согласились, и только Андрей заявил, что сегодня уже достаточное количество раз вымокал до нитки и не собирается больше сушить одежду. Ну, не хочет – как хочет! А вот мы с Лешей и Ириной с наслаждением поплескались под мелким теплым дождиком, которым с удовольствием поливала нас Туча. После того как водные процедуры закончились, мы посовещались и решили, что уже пора идти в путь-дорогу, пока наша провожатая не передумала, о чем и сообщили деликатно стоящей, то есть висящей в стороне Туче.

Более болтливого создания в жизни не встречала! Найдя в нашем лице безотказных слушателей, Туча выплеснула на нас столько информации, что уже через полчаса пути у меня разболелась голова и я всерьез подумывала, как бы избавиться от такого попутчика. Она рта не закрывала! Мы выслушали «душещипательную» историю о том, как ее дедушка, будучи женат на ее бабушке, полил несчастную молоком вместо воды, в результате чего та двинула ему молнией прямо в лоб и у дедушки образовалась большая шишка. Потом поучительный рассказ о том, кто кому кем приходится в семействе туч, с подробным описанием характеров и привычек всех домочадцев. Затем целое повествование о том, «какие эти верблюды все-таки неблагодарные сволочи». Оказалось, что один такой попытался плюнуть на Тучу, когда та подлетела поближе, чтобы полить его сверху, избавив таким образом от жары.

И так далее, и тому подобное... Но когда она запела!.. Это что-то с чем-то! У бедняжки не было ни слуха, ни голоса, и мы невольно заткнули уши, дабы окончательно не сойти с ума от ее повизгивающего альта. Было только одно преимущество в нашем путешествии: от Тучи исходил легкий холодок, а в сорокаградусную жару это просто спасение. К тому же Туча была все-таки нашим проводником, так что выбирать особо не приходилось. Представляете, с какой радостью мы бросились вперед, завидев первые кусты на горизонте?!

– Ну вот и пришли, – оповестила Туча. – Теперь прямо, никуда не сворачивая, и выйдете на дорогу, по которой ходят караваны. А там до ближайшей деревни рукой подать.

– Спасибо, Тучечка! – поблагодарили мы толстушку. – Что бы мы без тебя делали?

– Ясное дело что: ходили бы по пустыне еще дня два, пока, наконец, не нашли бы правильную дорогу, – без тени скромности ответила она.

– А у тебя хороший голос! Почаще пой, и слушатели оценят, – немного злорадно посоветовал Андрей. Я пихнула его в бок: не хватало, чтобы кто-то еще испытывал такие муки! Да Тучу сразу тухлыми яйцами закидают, не дав допеть до второго куплета. Тут даже намеков нет на благодарных слушателей. Разве что они будут глухими...

– Правда? – обрадовалась Туча. – А родственникам не нравится почему-то... Но если я буду почаще тренироваться, они наверняка скоро полюбят мое пение и отправят наконец в консерваторию.

– Отправят, обязательно отправят! – искренне заметил Леха. – Даже быстрее, чем ты думаешь! Они просто не вынесут, если такой талант будет петь только дома.

Мы с Ириной просто давились от смеха, пока мальчишки упоенно расхваливали вокальные данные Тучи. Андрей-то еще понятно почему – старые обиды, а вот Леха скорее из солидарности, но я его очень хорошо понимала: мы больше часа выслушивали ее ахинею, а в благодарность она ошарашила нас еще и песней.

Попрощавшись, мы с облегчением выдохнули и направились в сторону, указанную Тучей. Если наша «певчая пташка» не обманула, очень скоро мы должны выйти на так называемую «проезжую часть». Нет, естественно, мы не ожидали увидеть заасфальтированную дорогу, но, по крайней мере, протоптанная тропинка должна была быть.

Так и получилось. Ирина первая показала на еле виднеющиеся следы на песке. Мы воспряли духом, и с твердой решимостью найти сегодня хоть какое-нибудь селение, пустились в путь.

Через какое-то время на дороге показался сгорбленный старик, идущий нам навстречу. Длинная седая борода развевалась на ветру, полы допотопного халата подметали землю, сам же он опирался на деревянную клюку, больше походившую на ветку большого дерева. Старик шел довольно резво, что-то шамкая себе под нос беззубым ртом, иногда оборачиваясь и грозя кому-то кулаком.

23
{"b":"1774","o":1}