ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ликвидатор
Академия черного дракона. Ведьма темного пламени
Мужчины с Марса, женщины с Венеры… работают вместе!
Как написать кино за 21 день. Метод внутреннего фильма
В плену
Список ненависти
Понимая Трампа
Сдвиг. Как выжить в стремительном будущем
Мне сказали прийти одной

– Да уж! Время уже полдесятого, а вы все дрыхнете! Правда, красиво? – Ирина кивнула в сторону окна.

Мы тоже посмотрели в окно и мысленно признали, что Иришка права. Каир! Какой же это все-таки интересный город! Не буду рассказывать всего, что нам говорил наш гид Али, который, видя, что все туристы уже проснулись, робко подал голос в микрофон в десять утра, но должна сказать, что Каир – это действительно большой, красивый, богатый традициями город с многовековой историей.

– Скоро мы прыедем в музей, потом на пирамыды, а потом важему вныманыю будет прыдставлен одна из главных дастапрымечательностей Египта – свин-кис! – Али с нескрываемой гордостью закончил свой на самом деле очень познавательный рассказ о Египте.

– Надо со свинкисом сфоткаться. – Теперь мы по-другому и не называли бедного сфинкса, которого из-за несовершенства знания русского языка Али так неудачно окрестил словом, похожим на название милых розовых созданий с пятачками.

Мы выгрузились у знаменитого каирского музея. Али быстро построил нас в организованную очередь, раздал всем билеты и попросил от него не отставать. Просьба была абсолютно оправданной, потому что посмотреть на стокилограммовый саркофаг из чистого золота и величественные статуи фараонов Египта приехали люди со всего мира и толкучка была такая, что потеряться проще простого.

– Посмотрите направо, здесь вот такая вот статуя, – распинался Али, упорно делая ударение на букву «у» в слове «статуя». – А здесь статуя знаменытой Невертити.

– Вертите – не вертите! Надоело уже слушать, – вполголоса проворчала я. – Бедная Нефертити. Я уже запуталась, сколько жен, детей и внуков было у этого Тутанхамона! Если уж он сам разобраться не мог, мне-то зачем это надо?

Когда головы туристов были под завязку нашпигованы всякой полезной и бесполезной информацией о Древнем Египте, наш гид объявил, что у нас есть двадцать минут свободного времени. Все разбрелись по залам музея, а мы пошли смотреть на всякие штуковины, которые приготовили фараоны для загробной жизни.

– Смотрите! Какое оружие. – восхищенно восклицал Андрей, рассматривая какой-то кинжал.

Лешка с Ириной тоже что-то рассматривали, и я попыталась себя чем-нибудь занять, потому что уже через три минуты хождения по музею мне попросту стало скучно. Не большой я любитель истории, что ж поделаешь. В нашем зале практически никого не было, и даже рабочие, реставрирующие какую-то колонну, ушли на обед. Я ходила от одной статуи к другой, думая, когда же закончатся эти двадцать минут. Вдруг я увидела какой-то выступ за недореставрированной колонной и решила посмотреть, что там такое. Завернув за угол, я увидела приоткрытую дверь и уходящие вниз ступеньки.

– Смотрите, что я нашла! А давайте посмотрим, что там внизу. Вдруг там есть что-то поинтереснее, чем ваши мумии, – позвала я остальных.

– Да ладно, Лен, тебе что, тут не интересно? Смотри, какие украшения были у жены фараона. – Ирине явно не хотелось куда-то идти.

– Ну пожалуйста, ну на полминутки, ну трудно вам. что ли?! – Я ни за что не желала упускать такую прекрасную возможность развеяться.

– Да наверняка это какое-нибудь подсобное помещение для рабочих, – сказал Андрей, но, видя, что я уже начала спускаться, нехотя согласился: – Ладно уж, давайте сходим, но только на минутку.

Я продолжала спускаться по крутым ступенькам, сзади нехотя шли остальные. Постепенно тусклые лампочки под потолком стали еще более тусклыми, а ступеньки все уходили вниз.

– Лен, сейчас вообще темно будет, давайте назад пойдем, эти ступеньки вообще не кончатся никогда. – Леше уже порядком поднадоело топать неизвестно куда, да еще и в полутемном подвале.

– Но должны же вести куда-то эти ступеньки? – Я не могла понять почему, но меня уже просто тянуло вниз. – Давайте зажжем один из факелов, которые через каждые два метра на стенах висят.

– Да брось – они ненастоящие, погорят пять секунд и потухнут. – Ирина с недоверием посмотрела на факел на стене. – Хотя выглядит как настоящий.

– Ладно, давайте попробуем. – Андрей зажег пару факелов и протянул один мне.

– Ну вот. я же говорила, что они куда-нибудь приведут! – Я огляделась по сторонам: перед нами был просторный коридор с такими же факелами на стенах.

– Вот только вопрос – куда? Что это вообще такое? – Леша явно побыстрее хотел вернуться назад.

– Пойдем и посмотрим. Там. наверное, жутко интересно! – Мне в тот момент было очень любопытно, и я пошла по темному коридору, освещая себе путь факелом, который и не думал гаснуть, как предсказывала Ирина, а горел ровным желтым светом.

– То, что жутко, это точно! Вечно тебя тянет на всякие авантюры! – Андрей, как и остальные, недовольно оглядывался по сторонам.

Коридор повернул влево, и перед нами открылось еще одно разветвление. Так что теперь было уже два пути и по-прежнему ничего, кроме факелов на стенах.

– Ну, а теперь куда, Сусанин ты наш. – Ирина тоже взяла себе факел со стены, как и Лешка.

– Прямо. – твердо сказала я.

– А с чего это такая уверенность, позвольте спросить?

– Не знаю, – я только пожала плечами, – просто мне так кажется.

– Ладно, только посмотрим, что там, и назад, – примирительно сказал Андрей.

Не успели мы пройти и десяти метров, как увидели в стене еще один проход. Естественно, мы повернули туда. Потом еще один. И еще.

– Да это лабиринт какой-то! Ни конца ни краю! Все, поворачиваем назад. – Леша решительно потянул меня за руку.

Хотя мне и было интересно, что же там дальше, я не могла не признать правоту моих друзей. Мы пошли обратно в музей. И угадайте, что произошло? Правильно! Мы заблудились. Мы столько раз поворачивали, выходили из коридора в коридор, что просто запутались и забыли дорогу назад.

– Просто прекрасно! Заблудились! Там нас уже, наверное, гид ищет. – Андрей с укором посмотрел на меня. – Что делать-то будем, мадам?

– Сухари сушить, – огрызнулась я. – Сама вижу, что заблудились, нечего на нервы капать.

Мы беспомощно осматривались, стоя в длинном коридоре, из которого нам было видно только по полтора метра, освещаемых факелами, вокруг нас. Что-то такое витало в воздухе, – что-то странное, необъяснимое, и мы никак не могли взять в толк, что это было. Ирина, сама того не осознавая, поняла все быстрее нас:

– Слушайте, а почему здесь так пусто? Только эти дурацкие факелы на стенах и больше ничего... совсем ничего!

А ведь действительно! Коридоры, залы, которые мы проходили, были абсолютно пустыми: ни мебели, ни строительных инструментов, ни людей – здесь никого и ничего не было. Причем складывалось ощущение, что уже довольно давно. Чем дальше мы уходили, тем темнее становилось, мы даже не заметили, как исчезли лампочки на потолке. Довольно страшное место, хотя настолько пустынное, что бояться-то вроде даже некого. А тишина! Было не просто тихо, а ОЧЕНЬ тихо. Вот здесь, наверное, применимо выражение «гробовая тишина».

– Ладно, без паники. Давайте пройдем дальше, может, встретим кого-нибудь, кто нам покажет обратную дорогу, – с надеждой сказал Леша.

– Надеюсь, что нет. Потому что лично мне кажется, судя по этой гнетущей обстановке, здесь можно встретить только какую-нибудь доисторическую мумию. – Ирина опасливо оглянулась.

– Да брось ты, какие мумии, хватит сказки рассказывать. – Я старалась успокоить друзей, хотя самой было как-то не по себе – уж слишком тихо и пустынно было вокруг.

Мы пошли дальше по коридору, пару раз сворачивали то направо, то налево. Вдруг Ирина остановилась:

– Слышите?! Что-то булькает.

– Это я. Жвачку жую, хотите? – Леха протянул нам пачку «Орбита».

– Да нет же! Слушайте. – Ирина подняла вверх указательный палец.

Откуда-то издалека действительно раздавались непонятные звуки. Не то гудение, не то монотонный разговор, не то пение.

– О! Наконец хоть что-то живое! – Мы воодушевленно пошли вперед.

Метров через сто мы вышли на площадку очередной пещеры, свод которой уходил высоко вверх. Эта площадка заканчивалась обрывом, а внизу... Я даже не знаю, как описать то, что творилось внизу. Там было человек пятьдесят в длинных черных одеждах, на голове каждого белая чалма, в руках изогнутый меч. В центре огромного, хорошо освещенного факелами зала стоял постамент из черного камня, вокруг которого эти люди и говорили что-то однообразное, чем-то напоминающее заклинание типа «Ашка-ма-лашка-кадабра-ахалай-махалай». Ближе всех к постаменту стоял маленький человек с длинной бородой и пергаментом в руках, который кричал громче всех таким писклявым противным голоском, что хоть уши затыкай. Чуть дальше от него стоял высокий мускулистый негр, обнаженный до пояса, с широкими кинжалами, скрещенными над головой, который беспрерывно басил что-то вроде «Ай-яй-яй-вах-вах-вах». Люди в черном постоянно кланялись, воздевая к небу (вернее, к потолку) руки. Это выглядело настолько комично, что, если бы не какая-то зловещая торжественность, витающая в воздухе, зрелище показалось бы довольно смешным. Насколько не сочетались бас негра и вопли маленького бородача, настолько же мы не вписывались в эту обстановку. А вписаться пришлось.

3
{"b":"1774","o":1}