ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ябеда! – в один голос возмутились мы с Ириной.

– Ябеда не ябеда, а ты, Леночка, крепко застряла, что только доказывает...

– Ничего это не доказывает, – прервала я тираду, грозившую затянуться на неопределенное время. – Помоги лучше вылезти.

Лешка, словно пингвин, поковылял к нам. Это было настолько смешно, что мы с Ириной смеялись Не хуже Тыгдымского коня.

– Чего ржете? – как будто угадал мои мысли Леха. – В Тыгдымычи записались? Он, наверное, тоже так тренировался.

– Ну, если только глядя на тебя, – не могла остановиться Ирина.

– Вот сейчас как не буду вам помогать! – в шутку обиделся Леха.

– Что, Винни Пухи, застряли? – услышали мы голос Андрея.

– Андрюшка! Может, хоть тебе удастся вытащить меня отсюда! От этих двоих никакого толку!

– Чего?! – хором закричали Ирина с Лешкой и принялись меня щекотать. Я верещала, но отбиваться могла только словами:

– Лежачего... тьфу! То есть застрявшего – не бьют! А-ха-ха! И не щекочут! О-хо-хо! Хи-хи-хи! Андре-е-ей!

– Я знаю способ, как тебе вылезти, – серьезно сказал тот, и мои террористы сразу оставили меня в покое и заинтересованно посмотрели на Андрея. – Тебе нужно похудеть!

– Я уже думала об этом, – вздохнула я. – И сколько придется худеть?

– Неделю, не меньше! – голосом кролика из мультфильма ответил Андрей и чуть было не схлопотал подзатыльник от Ирины.

– Шучу, шучу, прекратите дергать меня за уши!

– Народ, давайте серьезно, надоело уже здесь торчать, – попросила я. – У меня уже ноги с руками затекли.

– А мозги?

– Ну, Андрей, вот дай только вылезти! – Я каким-то чудом извернулась, освободила руку и показала обидчику кулак. – Во!

– Вот что делает с человеком ярость! – засмеялись все трое. – Может, тебя нужно просто разозлить и ты сама вылезешь?

– Очень смешно! Хватайте лучше меня за руку и тяните. Только не оторвите конечность, она мне еще пригодится.

Было решено, что за меня зацепится Лешка, потому что он больше всех не умещался в тоннеле и ему было удобнее держать меня за руку и штанину. За него – Ирина, а за нее, соответственно, Андрей. Получилось что-то вроде сказки про репку. Репкой, разумеется, была я.

– Тянем-потянем... – Кажется, Лешке тоже пришла на ум эта сказка. – Значит, ты, Лен, будешь нас репкой, я – дедкой, Ирина – бабкой...

– Минуточку! – запротестовал Андрей. – А я что же – внучка, что ли?

– А кому сейчас легко? – повернулась Ирина. – скажи спасибо, что не Жучка.

– Спасибо, – буркнула внучка.

Примерно через полчаса они меня вытащили. Каких трудов это стоило! Каждый, кроме меня, разумеется, упал раз по пять, оцарапал об острые камни все, что можно было, а ор стоял такой, что, будь то в современном Египте, нас бы точно оштрафовали за нарушение общественного порядка. Но... важен был результат, а он оправдал средства. Мы сидели около двух одинаковых отверстий в стене и обсуждали, почему же я все-таки выбрала левое.

– Ведь они оба почти одинаковые, какая разница, куда идти?

– Но ты выбрала именно левое, и сдается мне, что без монетки тут не обошлось. – Андрей, как всегда, видел меня насквозь.

– Ну да, да! Я бросала монетку! Ну и что? Выпала решка – я залезла в эту дыру и застряла. А ты теперь ты мне до пенсии это вспоминать будешь?

– Просто ты знаешь, как я отношусь к подобным вещам, и заметь: я оказался прав. Не подбрось ты монетку, может быть, сама выбрала бы верное решение и этих ссадин на руках сейчас бы не было.

– Но ведь мы все-таки встретились, – привела я последний аргумент.

– Это точно, так что давайте не будем спорить, – примирила нас Иришка. – Может, лучше поедим чего-нибудь?

– У меня только один вопрос: откуда вы все пришли?

– Я вылезла из второго отверстия.

– Я тоже. – И я.

– А как же вы не встретились?

– Там дальше такой лабиринт, что может потеряться целая армия. – Ирина уже доставала из рюкзака спелые яблоки. – Мы, наверное, просто вышли из разных коридоров в разное время и попали сюда.

– Между прочим, – наставительно произнес Андрей, – это отверстие только ближе к выходу такое узкое и низенькое, а там дальше идет обыкновенный широкий проход, где даже при всем желании не застрянешь.

– Ох, сколько еще испытаний придумает эта отвратительная лошадь, – вздохнула Ирина. – Мы вообще когда-нибудь выйдем отсюда?

– А вы что же, ничего не знаете? – отложила я бублик. – Вам конь разве не говорил, что задание с бубном было последним?

Лица друзей просветлели. Ирина даже жевать перестала:

– Что, правда? Неужели мы свободны?

– По крайней мере, так сказал Тыгдымский конь..

– А где он сейчас? Эй! Конек-Горбунок, не будь бякой, подай голос! – крикнул Леха. – Коняшка! Ау!

– Когда в прошлый раз я назвала его коняшкой, он наотрез отказался мне помогать, – заметила я. – Не любит наша строптивая лошадь такого обращения.

– Ну хорошо, тогда я буду называть его Сигизмундом Марихуановичем.

– Я – Тыгдымский конь! – рявкнул голос – И откуда вы только взялись такие? Свалились тут на мою голову! Да вы хуже всякой чумы! Вы меня ни во что не ставите, бесстыдники!

– Минуточку, – запротестовал Андрей.

– Молчать! Вы умудрились пройти все испытания без потерь, обозвали меня, великого и могучего, непонятными словами! Всякий стыд потеряли. Видеть вас больше не хочу!

– Мы можем идти? – спокойно спросила я. Общество этого нахального субъекта мне тоже надоело, и не было никакого желания даже спорить. Этот гад еще смел говорить о чести и совести! Да он сам с удовольствием сгноил бы нас в этой каменной тюрьме или отдал бы на растерзание тому уродливому гоблину. И после всего этого он еще рассуждал о том, какие мы плохие, что смогли выйти из этой передряги живыми!

– Да катитесь куда угодно! – ответил мне конь. – Я сначала хотел завалить вас испытаниями, но решил, чти, пока вы будете тут умирать, ваша грязная речь сведет меня с ума. Убирайтесь!

От такого откровения у нас перехватило дух. Ну и тип! И мы еще должны уважительно к нему относиться?!

– Куда? – брезгливо поинтересовалась Ирина.

– По тому коридору, откуда пришли. Потом направо – там увидите выход. И не вздумайте возвращаться!

– Очень нужно! – крикнули мы на прощанье и зашли в узкое отверстие. Действительно, как сказали ребята, тесно было только вначале. Вскоре коридор расширился, и мы свободно шли, возмущаясь жестокостью Тыгдымской твари.

– Он фактически признался в том, что хотел нас убить! – Негодованию Андрея не было предела. – Каков красавец, а!

– Надеюсь, если нам удастся уничтожить Расдая, эта отвратительная гора тоже исчезнет вместе со своими обитателями.

– Ох, Ирина, это было бы замечательно! – Я уже не могла дождаться, когда посмотрю в глаза Демону ада. Это из-за него мы то и дело попадаем во всякие неприятности, из-за него страдает египетский народ, из-за него столько хороших существ вынуждено прятаться в подземельях или скитаться по пустыням. Я сразу вспомнила Лошадь, Зюзю, купца Ахмеда. Нет! В этой стране нужно срочно навести порядок.

– Лена! – Я поспешила вернуться к реальности и увидела перед собой размахивающую руками Ирину. – Ты, видно, была далеко отсюда. С возвращением, подружка.

– Да, я задумалась. Как вы считаете, там, за горой, уже Асканатун?

– Наверное. Хотя в этом мире всего можно ожидать. – Андрей пытался зажечь свой потухший факел, но тот никак не желал загораться. – Одну светилку придется выбросить.

– Обойдемся тем, что осталось. – Одним из положительных Лешкиных качеств была неприхотливость. В совокупности с вечным оптимизмом это не раз выручало нас в трудных ситуациях.

– Смотрите! – Ирина показала на что-то белеющее вдали. – Похоже на человека. Как он мог здесь оказаться?

Мы побежали вперед. На полу на самом деле сидел человек в длинном белом балахоне и чалме. Было видно, что он сильно истощен и нуждается в помощи.

– Да это же Терос! – всплеснула я руками и кинулась к арабу. – Терос, откуда ты взялся? Как ты сюда попал? Что случилось?

43
{"b":"1774","o":1}