ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну что? Поворачиваем назад, – обреченно склонил голову Андрей. – Нам, с такой сообразительностью, только ворота в ад закрывать. Да Расдай просто лопнет от смеха, когда к нему такая шлеп-компания завалится.

– А мне все равно от чего, пусть хоть от смеха, – воодушевился Леха.

– Это ж надо было пойти именно в неправильную сторону! – Я не переставала поражаться собственной глупости. – И хоть бы кто из нас усомнился: а туда ли мы вообще идем? Теперь вот приходится несколько километров топать в обратном направлении.

– Да ладно, Лен, не переживай, к ночи дойдем. Я посмотрела на Андрея, как на садиста-дантиста.

Потерять столько драгоценного времени! И еще эта песня никак из головы не выходит!

– «Мы поедем, мы помчимся на оленях утром ранним-» – пела я себе под нос уже осточертевший мотив.

– Да, транспорт бы сейчас не помешал, – согласилась Ирина.

– Эта песня ко мне с самого утра привязалась. Ну никак не могу отделаться, уже тошнит, – пожаловалась я.

– Бывает. Я одну такую два дня пел, не мог остановиться, – добродушно успокоил Леха.

– Спасибо, – буркнула я и, услышав сдержанное хихиканье, повернулась к Ирине: – И нечего смеяться! Не вижу тут ничего веселого.

Иришка удивленно уставилась на меня:

– Это не я...

Теперь уже настала моя очередь удивляться:

– А кто? Не Андрей же и, уж конечно, не Леша. Мы вдвоем посмотрели на ребят. Они почему-то стояли на достаточно большом от нас расстоянии. Андрей – метрах в пяти справа, а Леха – слева.

– Что за чертовщина! Вы зачем отошли? Мальчишки, по-видимому, пребывали в состоянии шока, потому что, боясь пошевелиться, оглядывались и хватали ртом воздух.

– Ирин, они издеваются, что ли, над нами? – Я резко повернулась к подруге, но не нашла ее на прежнем месте. Она стояла рядом с Андреем и также изумленно хлопала глазами.

Я сначала подумала, что они все подшучивают надо мной:

– Нет, ну как смешно! Придумали бы чего-нибудь пооригинальнее. Андрей, вот ты скажи мне... Ой!

Думая, что он находится на приличном расстоянии, я повернула голову в сторону друга и буквально столкнулась с ним лбом. Андрей стоял вплотную ко мне, и его бледное лицо даже издалека могло напугать кого Угодно, а уж на таком расстоянии...

Со стороны вся эта комедия была похожа на шахматы. Как будто мы – фигуры, и чья-то неведомая рука передвигает нас по доске, словно обыкновенных пешек. Я закрыла глаза. Так, это всего лишь мое больное воображение. Сейчас я глубоко вдохну, открою глаза, и все будет как раньше. Вдохнула. Открыла. Нет, ну не могут же люди вот таким непонятным образом перемещаться! Я стояла рядом с Ириной. Андрей рядом с Лешкой. Причем я заметила, что нахожусь не на том месте, где была пять секунд назад. Там был белый песок, сейчас же я стояла чуть поодаль, на черной земле, возле засохшего куста. Неплохая встрясочка для нервов, да? Если бы нам их уже достаточно не истрепали раньше, все это могло показаться забавным. А в данный момент мы ошалело вертели головами, не в силах понять, кто таким образом играет с нами. Или нами...

– Фигня какая-то! – не выдержала я. – Я тут тебе не марионетка, между прочим. Кто бы ты ни был, сейчас же покажись!

– Хи-хи, – раздалось в ответ.

– Встань передо мной, как... как... е-мое! – Я почему-то оказалась рядом с Лешкой и от неожиданности забыла старинное сказочное заклинание.

– Встань передо мной, как ё-моё? – недоверчиво переспросила Ирина. – Ну ничего себе требование! Хотя тогда это твое «е-мое» открыло нам стену...

Тут, откуда ни возьмись, перед нами появилась толстая тетка в полупрозрачной парандже, закрывающей пол-лица. Это была женщина неопределенных лет из категории «тех, кому за тридцать», но совсем не старая, довольно высокого роста, со смуглой кожей и черными волосами, забранными на затылке в какую-то непонятную композицию. Габариты этой мадам были настолько внушительными, что она свободно смогла бы участвовать в схватках сумоистов. Думаю, в десятку лучших непременно вошла бы. При всей лощи одна вещь в ее образе не могла не вызвать по меньшей мере улыбок. На тетке были ярко-розовые панталоны. Представляете, да? Черная паранджа, черная, расшитая золотом, блузка (или как там это у них называется), черные с серебристыми вставками туфли, больше напоминающие тапочки и... розовые панталоны. Столь дикое несочетание вызвало у нас, мягко говоря, остолбенение. Вытащив изо рта зубочистку величиной с карандаш, представительница прекрасного пола причмокнула, сощурившись, осмотрела нас с ног до головы и, как-то уж совсем презрительно ухмыльнувшись, грубо поинтересовалась:

– Ну и че надо?

Видимо, у нас были абсолютно очумелые лица, потому что эта гром-баба обреченно вздохнула, покачала головой, словно доктор в психиатрической клинике, и спросила еще раз:

– Эй! Чего хотели-то?

Мы наконец-то немного отошли от сильного впечатления, которое произвела на нас нехрупкая женщина, и начался разговор, сильно напоминающий телепередачу, где нужно было как можно быстрее отвечать на вопросы.

– Ничего мы не хотим.

– Но звали! – Нет. – Да! – Нет.

– А чего тут делаете?

– Гуляем.

На последний вопрос ответил Леха. Нужно ли говорить, ЧТО могла подумать наша новая знакомая?! Только совсем отчаянные психи могут гулять по раскаленной пустыне, да еще и признаться в этом. Глаза Женщины стали похожи на два циферблата средних размеров.

– Гу-гу-ляете?

Вот ляпнул тоже! Придется как-то все исправлять. Я посмотрела сначала на Леху, который начал подавать глазами какие-то тайные знаки и кивать в сторону тетки, потом на остальных и подошла к нашей сумоистке:

– Он хотел сказать, что мы заблудились. А тут еще какой-то идиот начал передвигать нас совершенно непонятным образом. Что за забава такая?! Мы же не игрушки, в конце концов. Это ж надо быть совсем не в своем уме, чтобы такое вытворять! По-моему, тот, кто это сделал, просто больной!

Я решила высказать наболевшее и не обращала внимания на энергичную Лехину жестикуляцию. Когда я на одном дыхании выпалила свое возмущение, Лешка схватился за голову и махнул на меня рукой. Ирина с Андреем покрутили пальцем у виска и сели на песок. Тут до меня начало доходить. Упс... Кажется, я наговорила лишнего. Я осторожно посмотрела на розовоштанную громилу. Та лишь усмехнулась:

– Да, да, это была я. Так что ты там говорила про мое самочувствие?

– Все не так плохо, – улыбнулась я как можно шире. – И вообще я это не про вас. И нечего придираться к словам!

– Ну ничего себе! Сначала обозвала, не извинилась, и сразу наезды пошли!

– Но мадам... – вступился за меня Андрей.

– Мадмуазель. – Толстушка кокетливо поправила прическу. – Между прочим, я джинн!

– Кто?!

– О бог мой, что за глупая молодежь пошла! Никогда о джиннах не слышали, что ли? Ну, то есть не совсем джинн... Я – джиниада!

По идее, мы должны были уже перестать удивляться, но, согласитесь, не каждый день встречаешь живого джинна, да еще и женщину! Видя наш очередной столбняк, джиниада принялась терпеливо разъяснять:

– Ну джинн, джиниада, фея, колдунья, понимаете?

– А ты в лампе, что ли, живешь? – сдуру ляпнула Ирина.

– Деточка, где ты видела лампу таких размеров? Это только в сказках огромные дядьки – джинны прячутся в наперстках или кувшинах.

– Значит, ты не выполнишь наши желания? – разочарованно протянул Леха.

– Ну вот тебе, здрасьте! Мы еще даже не познакомились, а я уже должна ваши желания выполнять. С какой стати?

– Вы правы, – поспешила согласиться я. – Давайте знакомиться. Меня зовут Элена, это Ирина, Андрей и Леша.

– Я прекрасно знаю, кто вы, – мягко возразила джиниада. – Не забывайте, что я джинн, а значит, должна знать все. Вы идете в Город Красного Солнца?

Мы кивнули. Так не хотелось признаваться в недалекости собственного ума, но наша прорицательница уже все знала:

– Ясно. Пошли не в ту сторону. Не переживайте, смеяться не буду.

51
{"b":"1774","o":1}