ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Большое собрание произведений. XXI век
Поколение селфи. Кто такие миллениалы и как найти с ними общий язык
Сила притяжения
Белокурый красавец из далекой страны
Превращая заблуждение в ясность. Руководство по основополагающим практикам тибетского буддизма.
Всё сама
Пропавшие девочки
Четыре года спустя
Венеция не в Италии

– Вы сильны духом – вот ваше главное оружие, – прервав мои размышления, Моранд подошел к нам.

Мы презрительно смотрели на него сверху вниз, он же без тени неловкости задирал вверх голову.

– Я редко подхожу так близко к людям. Все они – мои рабы, а повелителю не пристало приближаться к низшим. Но вы особенные, и я не стыжусь этого поступка.

– О, не делай нам одолжения. – Я смотрела скорее в макушку правителю Египта и никак не могла поймать бегающий взгляд. «Что за черт, – вертелось у меня в голове. – Он словно угадывает все, о чем я думаю. Не иначе, как ему помогает Демон ада. Досадно».

– Я вижу огромную энергию, заложенную в вас, – продолжал Моранд, расхаживая перед нами, словно разъевшийся индюк. – Вы могли бы стать моей правой рукой и служить верой и правдой, не отвлекаясь на всякие глупости, вроде помощи обездоленным и угнетенным. Ваши друзья также, разумеется, ни в чем не будут нуждаться.

– А не размечтался ли ты, дружок? – Ирина, как боксер-чемпион на ринге, разминала кулаки. – Ты себя в зеркале видел? Да ты ростом полтора метра на стремянке вместе со стремянкой! Нужен ты нам сто лет, как насморк австралийский. Ты! Баклан комнатный!

От переизбытка незнакомых оскорбительных выражений у правителя Египта отвисла челюсть и он ошалело посмотрел на мою подругу. Некогда грозный и бессердечный Моранд был похож сейчас на ощипанную курицу, которую только что выгнали из курятника.

– Да... да... как вы смеете?! – Этот «апельсин на ножках» яростно затопал ногами и замахал своими маленькими пухлыми кулачками. – Да я вас... да я...

Он не мог больше ничего выговорить, потому что красное от злобы лицо надувалось до невероятных размеров. Наконец, выпустив пар, словно паровоз, он смог закричать своей страже, как всегда стоявшей наготове:

– Взять их! Немедленно! Хотя нет... Постойте. Стражники, бросившиеся было к нам с обнаженными мечами, резко остановились.

– Что это со мной? Я не должен так себя вести, это неучтиво с моей стороны и недостойно правителя Египта. Вы – мои гости, и я буду предельно вежлив с вами. Принцесса Фархад! Вы пройдете в отдельные апартаменты, ваши друзья останутся – я еще не все решил с ними.

Он повернулся к собакоголовым стражникам и, сделав знак глазами, произнес:

– Проводите принцессу Фархад в ее новые покои. Я позже продолжу беседу с ней.

– Не трогайте ее! – Андрей с Лешкой попытались {остановить охранников, идущих по направлению ко мне. Андрей даже ударил кулаком меж глаз высокому арабу в черной чалме с перевязанной рукой, подоспевшему на помощь рабам-полулюдям. Однако сил у моих измотанных за последние дни друзей было недостаточно. К тому же слуг у Моранда было в несколько раз больше и все они понимали, что за неподчинение приказам своего господина им грозила неминуемая смерть. Они набросились на ребят, отделив меня от дорогих и близких мне людей Я помню, как вырывалась, но железные тиски мощных рук сжимали мои запястья. Потом один из рабов схватил меня за горло, и я уже не могла произнести ни звука Меня увели. Андрей, Леша и Ирина остались.

С этого момента мне снова придется вести рассказ лишь от своего лица. Пока меня уводили из тронного зала, в голове пронеслась мысль, что вежливость Моранда, пусть и наигранная, совсем неспроста. Тут же меня впихнули в какой-то узкий переход со ступеньками, ведущими вниз. Стража, по-видимому, посчитала, что двоих охранников будет вполне достаточно и остальные ушли обратно к своему повелителю. В общем, они были правы: куда я могла деться из этого жуткого подвала, в который они меня затащили. Рабы все еще продолжали сжимать мои руки но идти было уже легче. Мы спустились по ступеням и оказались в почти таком же узком пролете, практически не освещаемом факелами. То тут, то там виднелись железные двери. В одну из таких дверей меня и втолкнули самым грубым образом.

Я оказалась в комнате, напоминающей обыкновенную тюремную камеру, за исключением того, что здесь не было даже маленького окошка. Зато в стене торчал факел. Он горел мирным желтым светом; мне почему-то стало очень грустно именно от его согревающего тепла и захотелось плакать. Я вспомнила дом, родных, улочки нашего города, своих друзей, которые сейчас вынуждены были находиться рядом с выжившим из ума идиотом. Единственное, что было нужно Моранду, – это разлить зло по всему Египту, и он понимал, что мы оказались здесь, потому что не можем допустить этого. Он это понимал... Мы это понимали... Но он знал также, что, изолировав нас друг от друга, он сломит нашу непоколебимость и уверенность в себе. Мы были единой командой, а теперь... Я здесь, а мои друзья там, наверху.

Стражники закрыли кованую дверь на засов и со словами: «Скоро вам принесут еду» – удалились. Я осмотрелась. Комната была небольшая, в углу стояло некое подобие кровати, высоко на стене горел факел. Из интерьера это были единственные вещи. А в остальном... Холодный пол, голые стены – все это говорило о том, что здесь держали узников. И это обещанное гостеприимство! Глупо, конечно, ожидать от врага ковровых дорожек и иных знаков почтения, но, пережив достаточно лишений по дороге сюда, мне хотелось просто отдохнуть. От всего. В первую очередь от ожидания и надежды поскорее увидеть Асканатун – нашу заветную цель. Сейчас я находилась непосредственно внутри знаменитого черного замка, но, как ни странно, удовлетворения мне это не принесло. Хотелось просто поспать. Спокойно, не задумываясь о том, что придут мумии или Шартаг начнет визжать своим противным тонким голоском прямо над ухом. Наверное, это звучит странно, но здесь, в плену, все мои страхи пропали, и я как ни в чем не бывало улеглась на кушетку.

Нет, разумеется, я и не думала сдаваться! Я понимала, что стоит нам оказаться снова вместе, мы наверняка что-нибудь придумаем и победим с десяток таких вот карликовых толстых правителей. Он был не таким уж и грозным сам по себе, этот Моранд. Мерзавец подпитывался энергией Расдая, словно червь-паразит, и, я уверена, сам по себе был просто никем. Да-а... Достойную гадину посадил на трон Демон ада. Если в течение пятисот лет все остальные были такими же, я понимаю, почему египетский народ с таким воодушевлением верил в старые легенды. А задача-то оказалась не из легких! Как же я смогу, находясь в тюремной камере, найти друзей и уж тем более сделать хоть что-то для избавления этой страны от мерзкого в золотой тунике? Ладно, на голодный желудок думать вредно. Где там моя обещанная еда?

– Эй там, за дверью! По-моему, кто-то обещал принести мне что-нибудь поесть!

Никто не отзывался. Я уж подумала было, что меня обманули и так и придется сидеть голодной. Боялась ли я, что еда будет отравлена? Да нет, не боялась. Если бы Моранд хотел убить меня, он бы сделал это сразу. А сейчас мне просто дико хотелось есть. Я упрямо смотрела на железную дверь в надежде, что она откроется и появятся мои друзья или, на худой конец, охранник с подносом. Я даже не заметила, как заснула с мыслью, что где-то здесь должны находиться Врата в ад. Мы достаточно все просчитали, и ошибка была исключена. Но где? Замок огромный, в нем тысячи ходов и выходов, и именно тут расположен центр зла. Меня разбудил звук открывающейся двери. Это зашел один из арабов с моим ужином. Я подозрительно посмотрела на него:

– Пища не отравлена?

Он как-то странно посмотрел на меня и отрицательно помотал головой, поклонился. Затем он вышел из моей «камеры», плотно закрыв дверь на засов.

– Так и будешь одна лопать? – услышала я знакомый голос над самым ухом. Эхо! Это было оно. В другое время голос в пустой комнате мог показаться бы мне странным, но сейчас я так обрадовалась!

– Как же я рада тебя слышать! – воскликнула я. – Как ты здесь очутилось?

– Я же говорила, что мы когда-нибудь встретимся. Просто было некогда заглянуть к вам. Дела. Дурацкая работа, знаешь ли. Ну поведай мне, подруга, как ты докатилась до такой жизни?

– Да уж, Эхо, точнее и не скажешь... Могу рассказать.

54
{"b":"1774","o":1}