ЛитМир - Электронная Библиотека

– К тому же земной путь в три раза длиннее, – довершил сказанное один из арабов.

– Вот с этого и надо было начинать! – Андрею Совсем не улыбалось пройти тройной путь, да еще под палящим солнцем Египта. – Нас там и так уже Гид заждался, так что до вечера надо успеть.

– Ну, это вряд ли, – закашлялся кто-то из арабов.

– Что вы имеете в виду? – насторожился Андрей. Мы с Ириной и Лехой все уже давно поняли: явно к вечеру мы домой не попадем – дело серьезное, и, если уж вляпались, придется идти до последнего. Но Андрей, похоже, этого не понимал – или просто не хотел понимать – и наивно переводил взгляд с одного египтянина на другого.

– А то, что мы здесь застряли всерьез и надолго и домой вернемся, только если выполним все правила этой игры. Что, до сих пор не понятно? – довольно резко объяснил Леха.

– Не будем ругаться, дорогие мои. – Терос примирительно приобнял Лешку и Андрея. – Давайте я лучше расскажу, как вам идти дальше. Так вот, вы легко пройдете по подземелью и выйдете в нужном месте наружу, если будете на всех поворотах сворачивать вправо. Это – древняя мудрость, ошибки быть не может. Вам нужно выйти прямо у Зыбучих песков, недалеко от начала Страшной пустыни. Как я уже сказал, у подземелья есть очень много выходов, но если идти все время направо, выйти можно только к Зыбучим пескам.

– А ты уверен, что оно нам надо? Чего мы потеряли в ваших Зыбучих песках? Только не говори, что Моранд живет именно там, – зевая спросила Ирина.

– Разумеется, Моранд там не живет, – отрезал Терос – Это же пески. Оттуда вообще мало кто живым выбирался.

– Вот спасибо, утешил, ничего не скажешь. А мы туда зачем пойдем? – строго посмотрела я на Тероса.

– По-другому нельзя. Возможно, и есть выход за этими песками, но как его найти, не знает никто Так что другого решения я не вижу – нужно выйти перед ними. Но не расстраивайтесь, друзья мои, я дам вам в дорогу длинную палку, и если вы будете идти друг за другом, постоянно проверяя ею глубину песков, обязательно выберетесь. К тому же Зыбучие пески невелики – минут двадцать пути.

– Понятно. Двадцать минут обычным шагом, я полагаю? – поинтересовалась я, обернувшись к Те-росу, на что он утвердительно кивнул. – Это значит – часа полтора нашими тараканьими перебежками от кочки до кочки...

– Ну конечно! Тараканы! – радостно воскликнул Терос – О, принцесса Фархад, вы поистине самая великая и умная из правителей Египта! Вы несравненно сообразительны, как и пятьсот лет назад!

Признаться честно, от такого комплимента у меня в прямом смысле слова отвисла челюсть, а глаза встретились где-то на лбу. Вы, говорит, сообразительны, как и пятьсот лет назад. Типа «неплохо сохранилась, старушка». Ничего себе комплиментик, да? Да тут у кого угодно шары на лоб полезут!

Видя мою реакцию, Иришка с Лехой и Андреем, держась за животы, катались по полу. Арабы ничего не понимали и недоуменно смотрели на нас. Терос, тот вообще покраснел и лихорадочно соображал, чем это он мог довести меня до такого оцепенения, а моих друзей – до истерики от смеха. У меня просто не было слов, да и Терос вряд ли вообще понял бы, чего это я, собственно, недовольна, поэтому я сказала только одну фразу, отчеканивая каждое слово, чтобы дошло быстрее:

– МНЕ. НЕ. ПЯТЬСОТ. ЛЕТ. Ясно?

– Конечно, конечно, – поспешил согласиться Терос, наконец-то поняв суть ситуации. – Я и не имел ничего такого в виду, о светлейшая.

Немного просмеявшись, Андрей спросил:

– Так чего там с тараканами? Ты, помнится, что-то так восхищенно начал говорить. Почти с такой же степенью восхищения, как обо всех достоинствах нашей принцессы.

Последняя фраза снова повергла всех троих в гомерический хохот. Я запустила в Андрея маленькой подушкой с кисточками из атласных ниток. Попала в лоб. Одним смеющимся стало меньше. Не бойтесь, ничего с ним не сделалось, даже синяка не осталось, просто смеяться расхотелось. Терос прервал нашу шутливую возню:

– Тараканы – это верный способ пройти Зыбучие пески. Как это я сам не догадался? Пески засасывают все инородные тела, какой бы массы они ни были, значит, та же участь ждет и тараканов. Но у них невероятное чутье, и, если выпустить их всех вместе, они с легкостью найдут нужную дорогу, обходя опасные места. Вы пойдете за ними и выберетесь. Но идите друг за другом, далеко в стороны не отходите.

Конечно, ваши шаги не сравнить с тараканьими, но наверняка они пойдут по центру верного пути, инстинктивно наиболее обезопасив себя. Так что, если вы пойдете за ними, вам пески будут уже не страшны.

– Гениально! – в один голос прошептали мои друзья и даже как-то с уважением посмотрели в мою сторону. Мне это, конечно, льстило, но, говоря о «тараканьих перебежках», я совсем не тараканов имела в виду. Ну да ладно, главное, что выход найден.

– Замечательно. Терос, только один вопрос: а как мы узнаем, где начинаются Зыбучие пески?

– Вот это как раз несложно, принцесса. Перед началом песков стоит большой камень черного цвета, а как только они закончатся, вы увидите белый камень. Это, так сказать, символы добра и зла.

– Хорошо, а куда нам идти дальше? – спросил Леха.

– Дальше будет одно из самых нехороших мест – Страшная пустыня.

– Что, все так страшно? Извините за тавтологию.

– Не то чтобы страшно... Я тоже прошу прощения у вашей богини Тавтологии, – по-своему понял Терос. Леха на него только рукой махнул. Это гиблое дело – переделать египтянина не пойми какого времени на современный лад. Терос снова ничего не понял, но продолжил: – В пустыне есть город... Очень странный город. Называется Призрачный Караван. Когда-то это была обыкновенная пустыня, но однажды караван торговца Ахмеда, проходящий через нее, просто пропал. Его искали, но, увы... безрезультатно. Ходят слухи, что Страшная пустыня поглотила его за грехи. С тех пор люди боятся ходить через нее, хотя она и небольшая – всего день пути. Говорят, что призраки караванщиков во главе с самим Ахмедом построили город из песка прямо в центре пустыни. Он не виден человеческому глазу, если не переступить границу и не зайти в город. Тогда появятся очертания улиц, домов, но не будет видно ни одного жителя. Все они призраки, а значит, невидимы: если не захотят, чтобы их увидели, даже уговаривать бесполезно – ни за что не покажутся. Как только путники заходят в город, назад выйти они не могут: сразу за ними вырастает песчаная стена. Так что они вынуждены идти вперед, но и это нелегко. Уж не знаю, что там делают с людьми эти призраки, но вместо дня пути у выживших выходило в три раза больше. Причем у многих потом долго болела голова, и они ничего не помнили с того момента, как заходили в город.

– Все понятно, – щелкнула пальцами Ирина. – Обыкновенный гипноз.

– Хорошенькая перспектива; промотаться где-то три дня и даже ничего не помнить! Ну уж нет, мы научим этих ваших призраков быть вежливыми с гостями. Никто не посмеет отнять у нас память. – Андрей стукнул кулаком по ковру.

– Вы очень смелы, друзья мои. – Терос даже прослезился.

Мы посмотрели на нашего «смелого друга» как на безнадежного больного, не совсем понимая, каким это образом он «заставит призраков быть вежливыми», но отступать было некуда, и нам ничего не оставалось, как согласиться. Спокойный, как удав, Терос, казалось, другого от нас и не ожидал.

– Затем... – продолжил было араб, но мы не дали ему договорить:

– Затем?! Ты хочешь сказать, что это еще не все? Мы и так насчитали уже недели две пути, а ты говоришь «затем». Что дальше? Огненные реки? Неприступные горы?

– Нет, нет. Затем будет лишь несколько деревень, а потом сразу Город Красного Солнца с Асканатуном, но... – Терос опасливо взглянул на нас.

– Но?! – в таком же тоне протянули мы.

– Но в одной из деревень живут злые четлохи. – Египтянин тяжело вздохнул, словно выдав страшную тайну.

– Какие лохи? – переспросила Ирина.

– Четлохи – злые низкорослые люди. Ума не приложу, откуда у карликов столько злобы в душе. Любой из них едва будет доходить вам до пояса. Вот что я вам скажу: постарайтесь побыстрее пройти их селение, если вам дорога жизнь.

7
{"b":"1774","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Грей. Кристиан Грей о пятидесяти оттенках
Автономность
Физика на ладони. Об устройстве Вселенной – просто и понятно
Книга о власти над собой
Вторая жизнь Уве
Душа наизнанку