ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Держите спину прямо. Как забота о позвоночнике может изменить вашу жизнь
Отголоски далекой битвы
Лесовик. Вор поневоле
Рунный маг
Как разумные люди создают безумный мир. Негативные эмоции. Поймать и обезвредить
111 новых советов по PR + 7 заданий для самостоятельных экспериментов
Русалка высшей пробы
Тирра. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!
Идеальная няня
A
A

Таис опустила голову.

– Он хотел покончить с собой, но у него не получилось. Проклятие хранило его надежно. В легенде описано, как Граа, сойдя с ума, бродил по материку, подобно призраку смерти, поскольку везде, где он появлялся, умирало все живое. Ведь для одинокого хищника это было удачей – он получал много пищи и отсутствие врагов...

– А главное! – вмешалась юная Ариадна. – На панцире было сказано, что Граа бессмертен! Никто и ничто, никогда не сможет принести ему смерть! Он и сейчас, наверное, где-то бродит!

Таис улыбнулась.

– Если и бродит, то уже не по Земле, – отозвалась она весело. – За последние сто лет люди так изменились, что впору думать – Граа наконец покинул эту многострадальную планету.

Археологи молча наблюдали за полётом искр в воздухе. Мрачный рассказ, казалось, притушил пламя, хотя на самом деле у костра просто кончалось топливо. Первым молчание нарушил Норд:

– Любопытный рассказик, – заметил он негромко.

Тек'кен обратил к нему горящие глаза.

– Понравилось?

Норд прищурился.

– Каким периодом вы датируете эту легенду?

– Не знаем... – вздохнула Таис. – Примерно – конец мелового периода, но в этом «примерно» уместится вся история и вашей, и нашей цивилизации.

Отец Ариадны поднял голову:

– Есть теория, что легенда гораздо древнее, – произнёс он негромко. Археологи разом к нему обернулись.

– Кенхэ? – удивлённо спросила Таис.

– В истории Земли известно шесть массовых вымираний, – спокойно ответил завр. – Мы появились, развились, едва не погибли и чудом спаслись во время последнего, шестого. Спустя еще семьдесят миллионов лет возникли люди. Но что было раньше, до нас? Ведь история любой известной цивилизации, и на Земле, и на других планетах, длится не дольше ста тысяч лет. По сравнению с миллиардолетиями развития жизни – этот срок попросту смешон. Нелепо считать, будто мы были первым разумным видом Земли. Напоминаю, что до контакта с нами, люди также считали себя первыми и единственными землянами...

– Но язык легенды – наш, – возразила Таис.

Ящер усмехнулся, оскалив клыки.

– А разве в первом поколении не могло быть археологов? Разве не могли они, подобно нам, найти артефакт предтеч и перевести легенду о Граа на наш язык, как мы сейчас переводим наши легенды на человеческий?

Маленькая Ариадна смотрела на отца с явным интересом.

– Пап, а почему ты считаешь, что эту легенду придумали не мы? – спросила она.

Кенхэ покачал громадной головой.

– Она слишком чужда нашему мышлению. Помнишь, как все удивились, когда мы впервые встретили людей и узнали о понятии ноосферы? До контакта никому на Джунге не являлась мысль построить научную теорию о совокупном воздействии миллиардов разумов на материю. А ведь идея лежала на поверхности. Стихийно возникающий время от времени интеллект в глобальных компьютерных сетях буквально размахивал теорией ноосферы перед нашими глазами, однако лишь после знакомства с людьми эта концепция получила на Джунге признание и популярность.

– Согласно теории Бергампфа, позитивной или негативной ноо-полярностью обладает любая информация, – заметил Тек'кен. – По его гипотезе, мозг в информационном поле подобен ядру атома, и точно так же как атомы, воздействуя друг на друга, образуют материю – миллиарды разумов формируют «информатерию», то есть ноосферу. Бергампф убежден, что построенная им единая теория информации не менее важна, чем единая теория поля Зуун'драка, и сейчас пытается увязать эти теории вместе.

Кенхэ презрительно фыркнул.

– Чушь! Я скорее поверю в Граа, чем в псевдонаучный бред Бергампфа!

– Но его гипотезы очень привлекательны, – возразила Таис. – Только представь: любая обитаемая планета, по мнению Бергампфа, является огромной молекулой информатерии, а генерируемые планетами ноосферы – как химические связи – формируют различные виды «информационного вещества».

– Это вещество не является материей, поэтому пространства для него не существует, – в спор вступил молодой Риф. – Две планеты, расположенные в разных концах Вселенной, в «информатерии» могут быть связаны как соседние молекулы...

– Действительно, ведь необитаемые миры в этом не участвуют.

– Тогда галактики, возможно – элементы «кристаллической решетки»!

– Нет, галактики – это полимеры, а мы с вами живем внутри вселенского каучукового инфодерева Йигдрасил...

Археологи погрузились в оживленный спор. Норд решил, что сейчас самый удачный момент тихонько улизнуть к порталу, но ему помешала Ариадна. Усевшись на песок рядом с человеком, детеныш с любопытством уставился ему в лицо.

– Как тебе история Граа?

– Я ее слышал, – мрачно ответил Норд. – У людей есть похожие легенды.

– Но Граа не легенда! – возмутилась Ариадна. – У нас, на Джунге, с ним был связан целый эпос, задолго до контакта с людьми!

– И поэтому я должен в него верить? – с усмешкой спросил Норд.

Ариадна кивнула.

– Разве тебе не странно? Мы много тысяч лет жили на новой планете, сочиняя сказки о Граа, а когда нашли свою древнюю родину – обнаружили ту же легенду!

– Только на семьдесят миллионов лет древнее, – уточнил Норд.

– А вот и нет! – парировала малышка. – Предки, когда улетали с Земли, попали в какую-то релятивистскую зависимость...

– Я в курсе, Ариадна.

Детеныш фыркнул.

– А ты в курсе, кто составил для нас звездные карты? Думаешь, сто лет назад мы случайно Землю нашли?

Норд застыл.

– Что ты имеешь в виду? – спросил он осторожно.

Ариадна победно вздернула хвост.

– Не знаешь! – торжествующе заявила она.

– Расскажи.

Заврик довольно оскалился.

– Так-то. Есть одна мрачная планета в туманности Конская Грива, там живут странные существа, называющие себя «воинами Тао». Но они ни с кем не воюют, а только играют в войну – вся планета, представляешь? Они с рождения тренируются быть солдатами, строят боевых роботов и напускают их друг на друга, чтобы найти слабые места и построить еще более страшные машины... – Ариадна покачала головой. – Только вместо войн, они спасают народы, которым грозит беда. Уже, наверно, два десятка планет спасли. Странный мир.

– Ты там бывала?! – спросил изумленный Норд.

– Нет, что ты! – рассмеялся заврик. – Они к себе никого не пускают. Но однажды, много веков назад, наш звездолет-разведчик потерпел крушение в туманности. Весь экипаж должен был погибнуть, шансов на спасение не осталось. И тут! Откуда ни возьмись, появились эти самые «воины Тао», починили нам корабль и подарили кучу звездных карт, где были отмечены обитаемые планеты.

Ариадна таинственно подалась вперед:

– Знаешь, какое имя стояло у Земли? «Калияра», что значит «Источник проклятия»!

Потрясенный Норд глубоко вздохнул.

– Ты ничего не путаешь, маленькая?

– Ха... – Ариадна обиженно сжала ноздри. – Я похожа на врушку?

– Нет, нет, – Норд с трудом улыбнулся. – Маленькая, а где можно посмотреть эти звездные карты? Они есть в информатории? Ты знаешь их код?

Детеныш покачал головой.

– Они секретные. Больше половины планет, которые там отмечены, слишком далеки, к ним еще не летали.

– Но откуда, в таком случае, ты знаешь о картах?

Ариадна оскалилась:

– А я их видела.

Норд вздрогнул.

– Видела? Сама?

– Ага, – детеныш азартно взмахнул хвостом. – Я же лингвист. Отец раздобыл для меня кучу материалов на разных языках, там и карты были. Я их переводила.

Норд подался вперед:

– Все карты? Ты видела все карты или только одну?

Ариадна нетерпеливо переступила с лапы на лапу.

– Откуда мне знать? Их была целая куча, цветные, трехмерные. Ты лучше о Граа послушай! В наших легендах...

Заврик продолжал рассказ, но человек уже не слушал. Когда, спустя полчаса, Тек'кен предложил доставить его обратно на материк, Норд обратил к нему горящие возбуждением глаза.

– Можно я переночую у вас?

– Конечно! – громадный ящер радостно засмеялся. – Чувствуй себя как дома!

3
{"b":"17743","o":1}