ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Мы жили вместе, вместе и уйдём.» – сказав это, сотворила она волшебный Пояс и, приняв облик драконессы, крепко обняла умирающего дракона. – «Прощай, любимый».

«Прощай…» – прошептал Кард, и тогда Пояс обратил богов в огненную звезду, и пали они с небес, навсегда сгинув в недрах вулкана…»

1

… – Ты стала плохо работать, Ри, – барон Франк Милтон любовался коллекцией оружия, украшавшей его покои. – Вчера отец Фрик доложил, что видел паутину в главном зале. Сегодня я сам заметил на потолке отвратительные пятна копоти. Серые глаза барона повернулись к дрожащей вэйте.

– Надеюсь, у тебя есть достойное объяснение? Ри сглотнула.

– Гос… господин барон… Ночами в замке очень холодно. Я… я не человек, мне трудно двигаться, когда холодно…

– Вздор, – спокойно заметил барон. – Нынче зима необычайно тёплая, а ты служишь у меня более шести лет. В прошлые зимы работалось лучше? Юная вэйта в отчаянии замотала головой.

– Нет, господин барон, нет! – внезапно она сообразила, что может помочь.

– Раньше я была маленькая, господин барон, и тратила меньше сил… Но сейчас я подросла и продолжаю расти, господин, мне уже не хватает запасов тепла на всю ночь. Франк Милтон устало вздохнул.

– Тогда нам придётся расстаться, Ри.

– Нет, господин барон! – вэйта затрепетала при одной мысли о таком исходе. – Не надо! Велите лишь кормить меня немного чаще, и я вновь смогу служить вам, даже лучше чем раньше… Милтон недовольно прищурился.

– Разве тебя плохо кормят?

– Не то чтобы плохо, господин барон… – Ри тщательно имитировала волнение и страх. – Но я подросла, теперь насекомых из подвалов не хватает. Велите кормить меня объедками с кухни, господин! Тогда я снова смогу работать всю ночь напролёт, как раньше! Барон тяжело вздохнул и покачал головой.

– Поистине, я никудышный хозяин. Так и быть, Ри, я прощу тебя в этот раз и велю Марте немного увеличить твой рацион…

– Спасибо, господин! – ликующая Ри приникла к ногам Милтона. Тот слегка поморщился.

– Но помни, ящерка, если мне ещё хоть раз доложат, что ты плохо работаешь – тебе придётся искать работу в другом месте.

– Да, господин барон. Спасибо, что простили… – смиренно ответила юная вэйта. Низко поклонившись, она выскользнула из комнаты, пробежала по лестницам на первый этаж, в кухню, юркнула к себе за печку – и только тогда перевела дыхание. Ещё чуть-чуть…

«Беспечность!» – зло подумала Ри. – «Я сама виновата!»

– Что сказал барон? – за печку заглянула Марта. Толстуха никогда не призналась бы даже сама себе, что привязалась к Ри и беспокоится за неё.

– Господин простил меня и даже велел лучше кормить, – радостным голосом сообщила вэйта. – Сегодня я лягу спать рано, госпожа Марта, чтобы работать всю ночь. Повариха огляделась.

– Вот что, ящерка… – она протянула Ри толстый кусок колбасы. – Держи, да смотри не проговорись никому. Юная вэйта опешила.

– Это… это мне?! – спросила она недоверчиво. Марта улыбнулась.

– Тебе, тебе. Думаешь, я не вижу, как ты похудела за последние месяцы? Чешуя да кости! Держи и молчи.

От изумления и неожиданности Ри села на хвост. Несколько секунд глядела на лакомство, потом подняла взгляд на женщину.

– Спасибо… – вэйта сглотнула. – Спасибо, госпожа. Вы не представляете, какое спасибо…

– Ешь давай, пока никто не пришёл, – Марта упёрла руки в бока. – Ну? Ри лихорадочно огляделась.

– Я пока не голодна, госпожа Марта, я поем вечером…

– Нет, дорогуша, я хочу видеть, как ты это съешь. Толстуха прищурилась.

– А может, ты таскаешь еду не для себя? У юной вэйты остановились оба сердца разом.

– Хорошо, госпожа… – зажмурившись, она откусила колбасу и невольно облизнулась. Тело наполнило приятное тепло от почти забытой сытости. – Как вкусно… Открыв глаза, Ри едва не свалилась: Марта протягивала ей второй кусок.

– Ешь! – приказала женщина. Вэйта раскрыла пасть от изумления.

– Госпожа?!

– Ешь, ящерка.

Искушение оказалось слишком сильно. Нерешительно протянув руку, Ри взяла лакомство и мгновенно проглотила. Постепенно её чешуя приобрела знакомый золотистый блеск.

– Спасибо, госпожа… Спасибо! Марта потрепала Ри по голове.

– Не за что. Вот теперь – спи хоть до утра.

Ничего не понимающая вэйта машинально свернулась в клубок и закрыла внешние веки. От непривычной сытости клонило в сон, впервые за много дней не болели руки и ноги от постоянного лазания по стенам – и Ри крепко заснула. Ей снилась оранжевая степь, роса на траве и ОН, парящий в жёлтом небе на радужных крыльях.

***

Сон и обильная еда придали Ри столько энергии, что вечером она сумела закончить уборку всего за пару часов. Тщательно, внимательно осмотрев залы замка, юная вэйта нигде не нашла подозрительных пятен.

«Сегодня счастливая ночь!» – подумалось ей. Поскорее выстирав тряпки, она развесила их над печью, а сама отодвинула камень в самом дальнем углу и шмыгнула в тайную комнату.

За минувшие два месяца Алазар несколько оправился. Вэйтары, как и многие ящерицы, обладали мощной регенерацией, и большинство ран слепого узника полностью пропали. Лишь мёртвые глаза да изувеченный хвост напоминали о жутком времени в плену.

– Учитель, сегодня я смогу быть с вами почти всю ночь! – выпалила Ри, едва Алазар повернул голову на звук. Ответом явилась улыбка.

– Я рад, Ри.

– А уж я-то!.. – молодая вэйта поспешно ударила огнивом о кремень и зажгла фитиль масляной лампы, которую с огромным трудом выпросила на время у кузнеца. – Учитель, каким буквам ты научишь меня сегодня? Алазар со смехом покачал головой.

– Ты уже знаешь все буквы, Ри. Сегодня мы впервые попробуем написать слово. Вэйта раздула ноздри от волнения.

– А справлюсь?…

– Мы постараемся, – серьёзно ответил бывший узник. – Садись, бери уголь.

Ри поспешно очистила облюбованный ею участок пола от следов предыдущего урока и уселась в позу лотоса, высунув от усердия язык. Алазар улыбнулся, словно мог её видеть.

– Начнём, пожалуй, с твоего имени. Напиши большую букву «Ра», а рядом с ней – маленькую «ин»…

К утру Ри уже знала, как писать несколько слов. Вернувшись на кухню, она тихо ликовала, выводя пальцем на стене «свет», «огонь», «ящер», «темнота»… Письмо казалось ей волшебством, а Алазар – великим магом.

Этот день она проспала, готовясь к вечерней работе. На закате, получив от Марты двойную порцию объедков, Ри тщательно осмотрела замок в поисках грязи или пауков, подтёрла там и тут, после чего бегом бросилась к Алазару. Пока бывший узник ел, Ри чертила на полу знакомые слова.

– Дитя моё, что за время года сейчас на дворе? – внезапно спросил Алазар.

– Кончается январь.

– Значит, через месяц начнётся весна… Ри, девочка, подойди. Юная вэйта приблизилась.

– За этот месяц тебе придётся научиться хорошо писать, – тихо сказал Алазар. – Затем мы раздобудем пергамент, и ты напишешь под мою диктовку шифрованное письмо королю. Ри открыла пасть.

– Какое письмо?!

– Волшебное, – объяснил Алазар. – Его сможет прочесть лишь сам король, для всех остальных оно останется непонятным. Вэйта недоверчиво изогнула хвост.

– Но, учитель, с таким сложным заданием я не справлюсь…

– Если нам не помешают, через месяц ты станешь читать и писать не хуже меня. Сейчас садись, поговорим о будущем. Алазар помолчал.

– Я не смогу отнести письмо, – начал он. – Мои глаза уже никогда не увидят света. Но в городе Тален, что стоит на реке Эльте, два года назад имелась особая таверна, хозяин которой, купец Шорр Загген, на самом деле был связным для шпионов короля. Слепой вэйтар положил руку на колени Ри.

– Почти в каждом городе вокруг Эравии есть такие явки. Если шпион, как например случилось со мной, потеряет возможность вернуться в родную страну, он всегда может выйти на связь с местным отделом разведки и передать им добытые сведения. К сожалению, поблизости от Эгладора явок нет: пограничные бароны уже много веков почти совсем независимы от столицы, это и позволило твоему хозяину войти в сговор с некромантом. Ри вздрогнула.

14
{"b":"17745","o":1}