ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты о моей ящерице?

– Это вэйтар, господин. Удивительно редкое и очень ценное существо.

– Ценное? – юноша заинтересовался. – Что в ней ценного? Охотник причмокнул языком.

– О, так это самка… Тем лучше. Вы наверняка поймали её в городе, верно, господин? Джихан изумлённо приподнял брови.

– Как ты узнал?!

– Вэйтары – прирождённые воры и шпионы. Ри вздрогнула.

– Неправда… – выдавила она.

– Правда, правда, – усмехнулся охотник. – Ваш род испокон веков ценится шахами на вес золота. Джихан прищурился.

– К чему ты ведёшь?

– Господин, вы щедро заплатили за дракона… Но, быть может, изменим сделку? Я верну вам деньги и возьму вместо них эту самочку. Юноша озадаченно почесал в затылке.

– Уж не хочешь ли ты сказать, что она – ценнее дракона?!

– Смотря для кого, мой хан, – учтиво ответил охотник. – Для человека вроде меня – важнее постоянно получать пусть небольшие, но деньги, чем один раз отхватить мешок золота. А продавая яйца, которые будет откладывать эта самочка, я получу стабильный источник дохода для себя и детей. Джихан вздрогнул.

– Постой. Сколько лет живут ящерицы?

– Этого никто не знает, поскольку ещё никто не видел старого вэйтара, – ответил охотник.

– Я видела! – не выдержала Ри. Охотник живо заинтересовался.

– Ещё один вэйтар? Где ты его видела?

– Хватит, – резко оборвал Джихан. Он задумчиво теребил подбородок. – Я заплатил за дракона двести семьдесят динаров, цену табуна жеребцов, и всё же ты желаешь вернуть такие деньги в обмен на ящерицу?

– Я же говорил, мой хан – за несколько лет она принесёт мне больше.

– Странно ты торгуешься, – подозрительно заметил юноша. – Не скажи ты о ценности вэйтаров, я продал бы её за двадцать-тридцать динаров, поскольку остался без денег после покупки дракона… Но ты расписал её достоинства так, словно это ты – продавец.

– Честность ты считаешь подозрительной? – хмуро спросил охотник. Джихан решительно кивнул.

– Ещё бы! Нет, я отвергаю твоё предложение. Ящерица останется у меня, а у тебя – деньги. Он встал.

– Иди. И помни – я, Джихан, сын Гаруна, сына Улама, собираю редких зверей со всего мира. Найдёшь пару для моего дракона – заплачу пять тысяч динаров.

– Пять тысяч?! – вырвалось у охотника.

– Да, даю слово, – кивнул Джихан. – А за пару для моей ящерицы – получишь, как и хотел, двести семьдесят монет. Справедливо? Охотник облизал губы.

– Я знаю, где можно достать вэйтара… Но хозяин попросит больше.

– Ты своё получишь, – усмехнулся юноша. – Приведи сюда хозяина.

– Но ты сказал, что остался без денег… Джихан внезапно рассвирипел.

– Не считай моих динаров! – рявкнул он в лицо чёрному человеку. На крик в повозку сразу заглянули несколько нукеров, юноша небрежным жестом их успокоил. – Ещё раз попытаешься посчитать мои деньги, получишь палок! Лицо охотника потемнело.

– Прости, господин. – он угрюмо поклонился. – Я всё понял.

– Тогда иди. Я задержусь в Зиккурате на неделю, найдёшь вэйтара – приходи, заплачу как договорились.

Поклонившись, охотник удалился. Джихан дал знак лысому нукеру, что-то вполголоса приказал и уже собрался было вновь лезть в клетку, любоваться на дракона, когда тихий голос Ри заставил его обернуться.

– Он лгал! – юная вэйта трепетала от волнения. – Это всё неправда!

– Знаю, – усмехнулся Джихан. – Он разбойник, это же видно. Ри отпрянула.

– Разбойник?!

– У него на запястьях следы кандалов, – пояснил юноша, – а в рукавах он прятал ножи. Не бойся, ящерица, ты ему не достанешься – я позабочусь, чтобы его сегодня же бросили в зиндан. Вэйта отпрянула.

– За что?

– За кражу двухсот семидесяти динаров, конечно, – рассмеялся Джихан. – Кто видел, как я передавал ему деньги? Никто. Но кому поверит кади, бывшему разбойнику или сыновьям хана? Ри открыла пасть от изумления. Юноша расхохотался.

– Посмотрите на неё… Ящерка, не думаешь ли ты, что я намерен потерять деньги своего отца? За рабойником уже пошли нукеры, всё будет хорошо.

– Урок номер три: никогда не считай моего брата простаком, – весело добавил Гуркан.

***

Почти весь этот день юноша провёл со своим драконом; он гладил его и рассматривал, пытался учить говорить и даже вывел на прогулку, одев крепкий поводок. Драконыш быстро освоился и к вечеру уже сам заигрывал с Джиханом, к великой радости последнего.

Из-за дракона юноша даже забыл отдать приказ покормить зверинец, и Ри пришлось ему напомнить. У Джихана было прекрасное настроение.

– Этот малыш станет моим талисманом! – ни с того ни с сего вдруг заявил он на общем языке, хотя «малыш», наевшийся баранины, размером превосходил Бату. Леопард отнёсся к дракончику очень спокойно, он вообще ко всем кроме Ри относился флегматично.

Юная вэйта тоже во всю изучала чудесное создание. В огромных золотых глазах дракончика она ясно видела разум и не понимала, почему это не видят Джихан с братом.

«Надо коснуться его, попробовать прочесть мысли…»

Только поздно вечером, когда уставший и злой Джихан – нукеры упустили разбойника – уже пошёл спать, Ри набралась достаточно храбрости. Осторожно выскользнув из угла, она подкралась к клетке драконыша и с замиранием сердца коснулась зеркальной чешуи.

Её первым ощущением стало изумление. Дракончик не был холодным – он оказался тёплым, почти горячим, словно Ри тронула млекопитающее, а не рептилию. Чешуя слегка пульсировала в такт сердцебиению, драконыш был поразительно настоящим и прекрасным.

Набравшись храбрости, вэйта передвинула руку к голове спящего малыша и коснулась основания рога. Потом дотронулась до лба, до уха, даже до носа – напрасно. Несмотря на все старания, уловить даже отдалённые следы мыслей не удалось. Это могло значить только одно их двух: либо вэйтары не могли читать мысли драконов, либо…

«Либо он умеет говорить!» – подумала Ри. И тут она внезапно осознала, что уже несколько минут драконыш внимательно следит за ней золотыми глазами.

– Ты меня понимаешь? – шепнула вэйта.

– Нет, – шепнул в ответ дракончик. Ри едва не отпрыгнула.

– К-к-как нет?…

– Я не понимаю, зачем ты мою голову трогаешь. Вэйта раскрыла пасть. Потом, немного подумав, закрыла.

– Так ты разумен… – Ри недоверчиво покачала головой. – Наверно, у тебя и имя есть?

– Есть, конечно, – драконыш беззвучно поднялся и одним движением когтистых пальцев раздавил замок на двери клетки словно пустой орех. Вэйта попятилась. – Меня зовут Альтаир. Дракончик спокойно спрыгнул вниз и поднялся на задние лапы. Теперь он был на голову выше Ри.

– Позволь… – нагнувшись, Альтаир щёлкнул когтями словно ножницами и разодрал канат, которым вэйта была привязана к прутьям. – Где твой хозяин держит деньги?

Совершенно растерявшись, Ри машинально кивнула в сторону бывшей своей клетки. Альтаир кошачьей походкой прокрался туда, наклонился и пару минут молча смотрел.

– Здесь ничего нет, – заметил он наконец.

– Джи… Джихан ск-казал, у него б-б-больше нет д-денег… Дракон грациозно пожал крыльями.

– Жаль. Ну что ж, полетели. Ри прижалась к тенту.

– К-куда полетели?!

– На свободу, – бодро ответил Альтаир.

– Я… я…

– Хочешь остаться и до конца жизни быть зверюшкой у хана? – с неподдельным интересом спросил драконыш. Вэйта сглотнула.

– Н-нет…

– Наш отряд нуждается в вэйтаре, – серъёзно сказал Альтаир. – То, что мы нашли тебя – огромная удача.

– Ваш отряд?… – Ри начинала понимать. – Какой отряд?

– Обычно нас кличут разбойниками, но я предпочитаю называть это – свободной охотой.

Дракончик внезапно улыбнулся, и сразу стал таким симпатичным и неопасным, что у Ри словно камень с сердца упал.

– Не бойся, эсайкан. Мы ценим верность и в отряде у нас все равны, а там, ты увидишь – далеко не только люди. Вэйта бросила нерешительный взгляд на войлочный полог.

– Меня… меня не станут держать в клетке? Дракон решительно расправил крылья и шагнул вперёд.

34
{"b":"17745","o":1}