ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А помнишь ли ты, как звали меня в те годы? Альтаир незаметно ткнул Рогвальда хвостом. Тот встрепенулся.

– Ахмет Шесть Пальцев! – гном украдкой погрозил дракончику пудовым кулаком. Старый вор откинулся на скамье.

– Да… хорошие были деньки. Как сейчас помню, дело было в Шаддате…

– Ты, замолкни, а? – заметил Даим. – Ешь, лучше. Все, ешьте! Ты, тоже ешь, – он указал на Ри. – Худая. Слишком. Видно.

– Садись! – Альтаир энергично усадил вэйту на скамью рядом с собой и сунул ей под нос жареную поросячью ногу. – Вы ведь едите мясо? Ри неуверенно оглядывалась.

– Едим…

– Так ешь! – расхохотался дракон. – Угощайся! Рогвальд, а ты уважь нашу гостью песней! – с этими словами Альтаир вгрызся в огромный окорок и надолго замолчал.

– Вот ещё, песней… – гном недовольно сморщил нос. – Мне на пост пора!

– Спой, Рогвальд, – вкрадчиво попросила Зульфия. – Мы все просим.

– Просим, просим! – послышались выкрики. Гном тяжело вздохнул.

– Ох, приготовлю я отбивную из этого змея крылатого… уф! – Альтаир, не поворачиваясь, пнул Рогвальда под скамьёй. Тот смерил драконыша уничтожающим взглядом.

– Дождёшься ты у меня! – гном ещё раз вздохнул. – Какую песню спеть вам, варвары?

– Муоеодноу… – пробубнил дракончик с набитым ртом, сглотнул и уточнил:

– Мореходную! Рогвальд дёрнул себя за бороду.

– Нет, эту без доброго эля петь нельзя. Спою-ка я вам о пещерном… – он фыркнул, – …гм, драконе.

– Ну-ка, ну-ка! – все подались вперёд, гомон стих. Даже Даим оторвался от еды и повернулся к низкорослому горцу. Тот принял важный вид.

– Все молчат! – крикнул Рогвальд звучным голосом. – Все молчат – я пою. Оглядев притихших разбойников, гном откашлялся и начал:

Сто затмений назад, В отдалённой стране, Жил в пещере дракон – Эх, зубастый!

Альтаир улыбнулся Ри, продемонстрировав белоснежные клыки длиной в палец.

Раз пошёл на охоту, По ночам он ходил, Зато днём он летал – Эх, крылатый!

Зайца вдруг увидал, По следам поскакал, Камни в зайца метал – Эх, глазастый!

Камень в зайца попал, Хвост ему оторвал, Заяц заверещал – «Эй, рогатый!»

Удивился дракон, Чесал голову он, Зайца нюхал потом – Эх, носатый!…

Рогвальд продолжал петь, заканчивая каждый куплет восхвалением разных частей драконьего тела. Скоро все разбойники, включая Альтаира, уже дрожали от смеха и хватались за рты, чтобы сдержать хохот. Ри молча отошла к стене.

Она чувствовала себя чужой здесь.

***

Первые дни Ри всего боялась. Отряд разбойников был очень большим, около двух сотен всадников, и состоял, в основном, из людей, гномов и впервые увиденных юной вэйтой ярров – злобных лесных жителей, удивительно похожих на волков-оборотней. Ярров в отряде было двадцать шесть; по словам Ахмета, они согласились войти в союз с людьми и гномами только потому, что смертельно ненавидели эльфов.

Шайка промышляла, в основном, торговыми караванами с Западного и Южного трактов. Подлинные набеги, со сражениями, случались редко – как правило, купцы умели оценивать обстановку и без лишних слов платили дань. В свою очередь атаман, громадный одноглазый мечник Даим, щедро делился награбленным с командирами гарнизона Зиккурата, и те уже пять лет бессильно разводили руками на требования купцов – что поделать, разбойников ищут, но на их стороне должно быть сам шайтан Йакс…

В набегах принимали участие только всадники-люди. Гномы, стараниями которых шайка была вооружена много лучше городских солдат, скрывали своё существование от жертв и только собирали золото. А ярры, обычно, исполняли специальные поручения, с которыми к атаману время от времени обращались люди из города. В таких делах яррам не было равных…

Однако кроме этих, широко распространённых рас, среди разбойников встречались и более редкие существа. Такими были, например, двое фуухов, жители далёкого заморского острова Зктакаг. Как они затесались в ряды разбойников – Ри не могла даже вообразить; миролюбивые, флегматичные разумные совы размером с волка совершенно не напоминали головорезов, что составляли львиную долю отряда. Фуухи исполняли роль целителей.

Но, конечно, главной изюминкой оставался юный дракон Альтаир. Ему, как оказалось, было уже четырнадцать лет – из которых три года он провёл среди разбойников.

Дракончик неудержимо притягивал Ри. Несколько раз она пыталась с ним заговорить, но не решалась. А Альтаир, между тем, вёл свободную жизнь разбойника.

Он еженочно летал на охоту, принимал участие в пирах, которые время от времени устраивал атаман шайки. По существу, дракон занимал в отряде едва ли не следующее за атаманом место; бывало, он даже сам организовывал набеги, хотя при этом старался не попадаться на глаза караванщикам.

Характер у Альтаира был открытый, весёлый, поэтому в отряде его почти все любили. Даже гномы, которые ни с кем кроме своих не сближались, всякое возвращение дракончика встречали дружными приветствиями и сразу тащили в пещеры, распивать эль. Альтаир мог поглощать любой алкоголь вёдрами; никакого эффекта это на него не оказывало.

«Как странно…» – подумала Ри. – «Среди своих Альтаир – добрый и весёлый, как ребёнок, а для врагов – беспощадный дракон…»

Она вспомнила разговор, день назад состоявшийся между нею и старым Ахметом. Ри тогда тренировала внимание: бросала взгляд на стол с рассыпанными монетами, после чего Ахмет их перемешивал, а вэйта должна была безошибочно назвать первоначальную сумму. Тренировками Ри была вынуждена заниматься с утра до ночи; Ахмет торопился испытать хвалённые способности вэйтаров и заставлял Ри сутками напролёт красться, беззвучно скользить вдоль часовых, с одного взгляда запоминать расположение предметов в помещении и потом в полной темноте находить нужный… Вэйта не противилась, поскольку очень боялась вызвать гнев разбойников. Кроме того, она понимала, как полезны могут оказаться такие навыки.

Чтобы усложнить для Ри задание на внимательность, Ахмет громко рассказывал какие-то смешные истории из жизни шайки. Вэйта вначале не слушала, поглощёная тренировкой, но когда прозвучало слово «дракон», живо прислушалась.

– …говорят, Альтаир не вышел ростом, – рассказывал Ахмет. – Любой дракон в его возрасте должен быть вдвое больше, а наш растёт слишком медленно. И страшно злится, хотя взамен роста боги наградили его силой двух взрослых драконов… Сколько монет? Ри от неожиданности дёрнула хвостом.

– Что?… А… Тридцать таньга. Ахмет недовольно покачал головой.

– Тридцать пять. Утомлённая вэйта присела на камень.

– Ахмет-ага, я устала очень… Отдохнуть бы! Старик вздохнул.

– Ленивая ящерица! Так и быть, отдохнём немного. И какого шайтана дракон тебя притащил? Ри встрепенулась.

– Ахмет-ага, – она с надеждой заглянула старику в глаза. – А почему Альтаира хотели продать? Старый вор оскалил искрошенные зубы.

– Это придумал он сам, – Ахмет рассмеялся. – Мы уже не раз продавали дракона в разных городах. Однажды его купил хан, и на утро Альтаир вернулся с мешком бриллиантов. Дракона ни одна решётка не удержит: как-то раз на спор он раздавил руками камень с тебя размером.

Ри невольно бросила взгляд на вершину утёса, у подножия которого сидели они с Ахметом. Там, высоко на скале, Альтаир отдыхал после охоты.

– А как он попал в отряд? – спросила вэйта. Ахмет сразу стал серьёзен.

– Три года назад, в горах к западу отсюда, наш атаман попался отряду шпионов-эльфов. Тогда он и стал одноглазым… Его пытали долго, со знанием дела. Когда эльфы наигрались, Даима распяли на скале. Тут бы ему и конец, да в это время неподалёку пролетал Альтаир… Он освободил Даима, спросил кто над ним издевался, выслушал – и полетел искать эльфов. А когда нашёл, в одиночку перебил весь их отряд, хотя тогда был совсем маленьким, с тебя ростом. Старый вор важно поднял указательный палец к небу.

– В благодарность за спасение, Даим предложил Альтаиру всё, что имел; а тот вдруг спрашивает – «Ты сражаешься с эльфами?». Атаман, понятно, кивнул, и с тех пор дракончик стал одним из нас. Юная вэйта взволнованно водила хвостом.

36
{"b":"17745","o":1}