ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По знаку Джихана нукеры прошли в угол двора, где стояла повозка с животными и грелся на костре медный котёл. Рядом дремала старая негритянка.

– Садитесь, – предложил Джихан. – Отведайте нашей еды.

Нукеры расселись кругом у костра, Альтаир и Тиамат сели в один ряд с воинами, Борг встал за их спинами мрачной громадой. Дракончик благодарно коснулся груди.

– Спасибо за доверие.

– Видит Пророк, ты его не заслужил… – рассмеялся Гуркан. – Но мой брат просто помешан на всяких зверюшках.

Все кроме Борга рассмеялись, напряжение несколько спало. Соблюдая обычай, Альтаир принял у соседнего воина чашу, отпил ароматного кумыса, громко причмокнул, провёл пальцами по губам, стряхнул капли на землю и передал напиток сестре.

– Мир вам.

– И тебе мир, – отозвались разом несколько нукеров. Джихан наклонился вперёд.

– Рассказывай! Дракончик помолчал.

– Наша история не слишком радостна, – начал он. – Родился я четырнадцать лет назад, в прекрасном краю, названия которого не знаю до сих пор. Тия младше меня на два года. Отца я совершенно не помню – слишком многое довелось пережить с тех пор, а Тия отца и вовсе не видела, она родилась уже после его исчезновения. Мать помню смутно… Альтаир вздохнул.

– У меня была сестра, прекрасная малютка Тиамат. – он подмигнул молчаливой драконочке. – До сегодняшнего дня я был совершенно уверен в её смерти, да и она – в моей… Все воспоминания о детстве связаны с Тией. Альтаир тепло улыбнулся.

– Я возился с ней куда больше, чем мать, мне ведь не приходилось добывать нам пропитание. Так прошли два года, а может и меньше – сейчас трудно вспомнить. Только одно я знаю твёрдо: там, где мы жили, других драконов не было. Несколько секунд Альтаир молча глядел в огонь.

– Однажды, в яркий весенний день, я читал сестре сказку, и внезапно в нашу пещеру вошли люди. Их было семеро, вооружённых и сильных, а мы впервые увидели двуногих и растерялись. Охотниками командовал маг, убийца драконов по имени Ажхан Дрэкхан. Что было дальше – я совершенно не помню. Тиамат подняла голову. В уголках сиреневых глаз блестели слёзы.

– Тебя сразу ударили по голове дубиной, – сказала она ровным голосом. – Ты и не можешь помнить. Зато я – меня можно было допросить… Драконочка посмотрела на Джихана.

– Тот день я до сих пор вижу, как наяву. Вижу маленького окровавленного Альтаира, вижу как охотник поднимает его за безвольно опавшее крыло и с размаху бъёт о скалу, слышу насмешливые голоса и вопросы, которые задавал мне Ажхан. Я держалась сколько могла. Размеренный голос Тии впервые дрогнул.

– А потом они начали резать Альтаира у меня на глазах. – драконочка зажмурилась. – Я не выдержала, рассказала убийцам о тайне нашей семьи. Тогда Ажхан… он… он убил моего брата, а меня…

Продолжить она не сумела. Расправив крыло, Альтаир притянул сестру поближе, Тия молча к нему прижалась. Воины без единого звука слушали.

– Лица этих людей до сих пор проходят передо мной, каждую ночь, я вижу их во снах и еженочно, двенадцать лет просыпаюсь от боли. – глухо сказал Альтаир. – Скоро будет пять лет, как мне удалось вырваться на свободу, и все эти годы я искал убийц. Мне уже удалось найти и уничтожить их всех, за исключением Ажхана Дрэкхана. Тия вздрогнула. Брат нежно погладил её по крылу.

– Пять лет я искал Ажхана и недавно нашёл, но проклятый работорговец помешал отправиться в поход. А сейчас мой лучший друг похищен, Ри исчезла и ещё неоплачен долг кровной мести. Джихан перевёл дыхание.

– Да, невесёлая история…

– Я предупреждал.

– Но ты не рассказал об эльфах! Где ты с ними встречался? Дракончик скрипнул зубами.

– Я жил среди них. Шесть лет. Все отпрянули.

– Дракон?… Среди эльфов?… – недоверчиво спросил Гуркан.

– Можете вообразить, как мне жилось, – коротко ответил Альтаир. Он поворошил угли в костре.

– Я не знаю, как попал к эльфам. Первое воспоминание после того дня – клетка на корабле. Тия подняла голову.

– Тебя… твоё тело забрал cпутник Ажхана, какой-то эльф, он вошёл в пещеру, когда всё уже кончилось. Это он приказал грифону Дрэкхана добить меня.

– Что ж, ему повезло, что я этого не знал, – сухо сказал Альтаир. – Иначе он умер бы вместе с другими.

– Этим приказом он невольно меня спас, – тихо отозвалась крылатая. – Грифон, его звали Аякс, сжалился надо мной и отнёс старому белому магу Галлею Эшеру. Там я и выросла. Учитель заботился обо мне, словно о дочери, он любил меня и обучал магии, он… – Тиамат всхлипнула. – Он умер от старости, а я ничего не могла поделать… Альтаир покрепче прижал её к себе. Драконята помолчали.

– Лучше всего мне запомнилась клетка, – продолжил наконец Альтаир. – Я тогда мало чем отличался от трупа, немудрено что Тия решила словно я мёртв. Должно быть, эльф хотел приподнести кому-то из своих оригинальный подарок – живого дракона. Так что меня не зарезали сразу. Дракончик с хрустом сжал когти.

– Какое применение можно найти детёнышу дракона? Дрессировке мы не поддаёмся, слишком уж память хорошая. Подружиться с драконом – такое ни одному эльфу даже в голову не придёт. Использовать как ездовое животное? Дорого, хлопотно, да и не привлекательно… И тут находится остроумный эльфёнок, который предлагает выучить дракона драться со зверями и устраивать зрелища на манер гладиаторских боёв. Вот это мысль! Джихан медленно кивнул.

– Теперь я понимаю…

– Обращаться с оружием я выучился сам, уже после побега – невесело улыбнулся Альтаир. – Там меня учили только рвать, терзать и бить, учили убивать любым способом, любого врага. И, конечно, тренировали свирепость. Если я начну рассказывать, что со мной делали, вы не поверите и объявите меня лжецом. Юноша бросил многозначительный взгляд на Аксакана. Нукер угрюмо кивнул.

– Поверим, Альтаир, – мрачно ответил Джихан. – Поверим… Воины долго смотрели в костёр.

– А где с эльфами познакомился ты? – внезапно спросила Тия, не повернув головы. Ответил Гуркан:

– Это случилось два года назад, на берегу океана Ардар. Из Элирании недавно прибыл корабль послов эльфийского короля, они хотели заключить с дедушкой Уламом какой-то договор…

– Хан отказался иметь дело с эльфами, – продолжил Джихан. – Ничего странного тут нет, эти надменные шакалы не ведают о чести и совести, для них дать обещание человеку – ну, примерно как мне пообещать что-либо этой лошади.

– Только хуже, – угрюмо уточнил Гуркан. – Лошади – благородные животные, а мы для них – как грязь под ногами. Заговорил Аксакан. Мрачно, глухо, словно некая боль до сих пор грызла нукера изнутри.

– Тем утром на борт корабля поднялась жена старшего сына Улама, багатура Гаруна. Их мать, – он кивнул на мрачных братьев. – Её пригласил один из эльфов, буть трижды проклято его имя, нам неизвестное!

– Мама была на корабле, когда от хана вернулись послы… – с натугой продолжил Гуркан. – Они не позволили ей сойти на берег, подняли паруса и отчалили. Наши воины узнали слишком поздно, эльфов было уже не догнать – их проклятые корабли словно летают по волнам…

– На утро от похитителей прилетел молодой грифон-посланник, – Джихан яростно мял в руках лисью шапку. – Он принёс ультиматум. Либо мы подписываем договор, либо получаем заложницу обратно… по частям. Дедушка ещё не знал, с кем встретился, мы думали – они блефуют. Договор не подписали. Юноша поднял глаза на застывшего Альтаира.

– На следующее утро грифон сбросил в наш двор большой мешок. Там находилось тело моей матери, расчленённое на мелкие части. Позже… Когда мы немного пришли в себя, табиб осмотрел тело и сказал, что над несчастной ещё и надругались перед смертью. Джихан в ярости швырнул шапку на землю.

– И мы не смогли начать войну! – прорычал он. – Нас не поддержал ни один род! Эльфов слишком боятся, начинать войну с хозяевами грифонов никто не рискнул! Альтаир царапал землю когтями от гнева.

– И поэтому вы присоединились к Наследнику?

– У нас был выбор? – осведомился Джихан.

Дракончик медленно покачал головой. От гнева ноздри Альтаира раздувались при каждом вдохе, Тия смотрела на брата с тревогой.

59
{"b":"17745","o":1}