ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Скоро деревья пошли реже, впереди стал слышен шум прибоя. На Ри дохнуло слишком хорошо знакомым запахом моря.

Вспомнив о днях в трюме корабля, вэйта стиснула коготки. Нет, хватит с неё эльфов… и людей тоже. Быстро перебегая от дерева к дереву, Ри добралась до границы песка и острожно выглянула.

Песчанный пляж простирался в обе стороны на много миль. Слева он плавно заворачивал, теряясь в дымке, справа же резко изгибался, образуя красивую бухту. В дальнем конце бухты покачивался на волнах белый эльфийский парусник.

«У нас другие методы» – вспомнились слова.

Вэйта сглотнула и бесшумно отползла назад. Так значит, «спасение» было всего лишь изощрённым обманом с целью выудить из пленницы тайну! От гнева у Ри раздулись ноздри.

«Значит, так?…» – она с силой выдохнула. – «Ну, хорошо!..»

Где-то на задворках разума шевельнулась скользкая мыслишка: опомнись, что ты делаешь?! Ри яростно отогнала сомнения подальше. Она ещё никогда не испытывала подобного гнева.

Полчаса понадобилось юной вэйте, чтобы подобраться к кораблю, прячась за деревьями. Парусник тихо покачивался на волнах, от него до берега было ярдов шестьдесят. Ри глубоко вздохнула.

«Я справлюсь. Я справлюсь. Я могу не дышать больше получаса, я справлюсь!» Хвост дрожал. Несколько минут вэйта глубоко дышала, заставляя себя решиться.

«Вечером. Сейчас надо прочесть шифровку.»

Отступив поглубже в лес, Ри забралась в дупло большого дерева и принялась изучать книгу. Попытки расшифровать письмо Алазара отняли несколько часов.

Ри бы ни за что не справилась – казалось, расположение букв в таблице не подчиняется никаким закономерностям и нарочно было избрано максимально случайным; но к счастью, Алазар, диктуя код по памяти, шифровал своё письмо буква за буквой, как они должны были идти в тексте. Только вспомнив последовательность, в которой заполнялась таблица, юная вэйта сумела найти ключ и прочесть первое слово. Дальше стало легче. Солнце уже клонилось к закату, когда уставшая Ри закрыла книгу. В голове крутились сотни цифр.

«Долина каменных цветов, угол между пирамидой, Сонари и Акари в шестую полночь осени» – вэйта глубоко задумалась. Она была уверена, что правильно прочла письмо, но какое значение у этих слов?

«Должно быть, есть такое место – долина каменных цветов…» – богатое воображение Ри заработало на полную мощность. Перед её мысленным взором встал окаменевший лес, полный таинственных каменных зверей, громадная каменная пирамида в центре и мрачная тень, медленно ползущая по каменной траве… Вэйта едва справилась с собой.

«Я дойду туда, Алазар,» – поклялась она мысленно. – «Дойду. Даже если останусь совсем одна.»

Глубоко вздохнув, Ри спрятала книгу в дупле и подползла к берегу. Парусник всё так же покачивался на волнах, грифона и эльфов видно не было.

– Там, где прошёл страх, не останется ничего… – прошептала Ри слова Альтаира. – Там, где прошёл страх, останусь только я. Вскочив, она длинным прыжком пересекла полосу песка и нырнула в пенные волны.

Вода была холодна. Не как зимой, конечно, но вполне достаточно, чтобы у вэйты потемнело в глазах. Вытянув ноги и руки вдоль тела, Ри заработала хвостом и скользнула вперёд над самым дном; прозрачное веко позволяло отлично видеть под водой, а плавать вэйтары умели от вылупления.

Несмотря на это, Ри едва не замёрзла, пока плыла к кораблю. Когда она тихо вынырнула у борта, руки и ноги уже ничего не чувствовали, в глазах мутилось. Напрягая последние силы, Ри прицепилась к белым доскам и выползла из воды, повиснув под изогнутой кормой парусника прямо над рулём.

Так она провисела полчаса, медленно приходя в себя. К счастью, ветра не было; лучи заходящего солнца вскоре достали ящерку и постепенно вернули её к жизни. Ри с трудом дышала.

«Теперь все мосты сожжены», – подумала она, слегка оправившись. – «Отступать поздно».

Ри заставила себя оторвать крепко приставшие пальцы от досок и беззвучно переползла выше. Здесь деревянный борт плавно переходил в резные перила.

«Я уничтожу этот корабль!» – возбуждённо подумала вэйта. Алазар учил, что лучшая защита – это нападение. Когда корабль не вернётся в Элиранию, эльфы решат что настоящие шпионы его уничтожили и захватили Ри; а она, обождав неделю, построит лодочку из коры и доплывёт до материка. Летом, в лесу, вэйту в жизни не отыщут враги, особенно если будут считать что она сидит в темнице за сотни миль отсюда…

Ри осторожно заглянула в прорезь перил. На палубе стояли лишь три эльфа: один – у противоположного борта, двое на носу. Вэйта мгновенно узнала ту самую эльфийку, что обещала вывернуть наизнанку её мозг.

«Так даже лучше…» – подумала Ри. – «Легче решиться».

На корме корабля, среди бухт троса и сетей, лежал большой треугольный кусок парусины. Вэйта сообразила, что это либо запасной, либо штормовой парус.

Выждав, пока все эльфы отвернутся, Ри быстро перелезла через борт и шмыгнула под парус. Несколько секунд боялась дышать, но криков не последовало. Гостью не заметили.

Юная вэйта мрачно улыбнулась. Ей действительно надоело убегать.

Ри пролежала под парусом до темноты. Эльфы ходили почти рядом, дважды парус немного передвигали – Ри переползала вместе с ним. Знакомая эльфийка оставалась на палубе до самого заката.

Хоть Ри не понимала языка, было ясно – о побеге эльфам пока не доложили. Все были спокойны и веселы, часто смеялись. На закате один из эльфов принялся играть красивую мелодию на свирели, все собрались его послушать… Вэйта с трудом верила, что эти прекрасные существа могли быть столь жестоки со всеми, кто от них отличался.

Наконец, уже ночью, когда лучи солнца окончательно скрылись за горизонтом и в воздухе повисла странная, возможная лишь в море тишина, последние эльфы покинули палубу. Царил настолько полный штиль, что не было слышно даже плеска волн о борта парусника.

На всякий случай, Ри выждала ещё полчаса. Только убедившись, что все действительно заснули, она выбралась из-под паруса и прокралась к дверям во внутренние помещения.

Корабль был изготовлен с редкой роскошью. Все каюты и коридор были покрыты панелями красного дерева, на полу лежали ковры, позолоченные украшения в виде крылатых младенцев удерживали над каждой дверью молочно-белые шары. Вспомнив свой допрос, Ри поняла, что это светильники.

«Весь мир пользуется факелами и масляными лампами…» – невесело подумала вэйта. – «А эльфы, конечно, создали нечто получше и ни с кем не поделились.» Ри вздохнула.

«Впрочем, придумай люди или гномы такую штуку – он тоже не спешили бы делиться с эльфами… Все одинаковые, все!»

Вэйта принюхалась. Пахло эльфами, и пахло сильно, но Ри всё же сумела выделить знакомый запах эльфийки. След привёл к третьей каюте.

Вэйта бесшумно прокралась обратно, туда, где ещё днём уловила запах пищи. Так и есть: в начале коридора, за менее роскошной дверью, обнаружилась великолепно известная ей комната: кухня.

Ри невольно улыбнулась, вспомнив, какой наивной ящерицей была всего полгода назад, живя на кухне барона Милтона. Та, прежняя Ри, наверно упала бы в обморок, узнай она о сегодняшней ночи.

Новая, переродившаяся Ри, бесшумно раскрыла маленький бочонок, где хранилось подсолнечное масло. Со стены был снят огромный нож для разделки мяса. Срезав с окна занавеску, Ри обмакнула один её край в масло и обмазала себя с ног до головы, после чего облизала ладони и тщательно вытерла их о сухую половину занавеси. Теперь, если её обнаружат, эльфам придётся постараться, чтобы удержать скользкую как угорь ящерку.

Затем Ри взяла нож в зубы и принялась осторожно разматывать тонкую верёвку, которой были связаны мешки с сахаром и крупой. Отмотав ярдов десять, отрезала, отмотала ещё ярд и снова отрезала. Следя, чтобы верёвка не замаслилась, Ри смотала длинный кусок в комочек и сунула в рот.

Главный ингридиент обнаружился в небольшом шкафчике у борта. Ящерка вытащила несколько глиняных кувшинов, от которых ароматно пахло спиртом, тщательно обрызгала горючей жидкостью всю кухню, скользнула в коридор и вылила остатки ликёра на дверь и ковёр. Теперь можно было приниматься за работу.

62
{"b":"17745","o":1}