ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ри создавала этот план весь день, лёжа под парусом, и сейчас твёрдо знала, что делать. Подняв короткий отрезок верёвки, вэйта слабо натянула его между держателем для ножей и большой кружкой, которую поставила на стол и до половины заполнила водой. Верёвку она тщательно промазала маслом и оставила висеть. Затем Ри вытащила из ящика под столом толстую свечу – их там было несколько штук – и пристроила её на полу, так, чтобы между фитилём и промасленной верёвкой оставалось пространство в два-три дюйма.

Следом вэйта повесила на середину верёвки ковшик для эля. Кружка немного сдвинулась, но между свечой и верёвкой всё равно осталось изрядно пространства. Ри осторожно надавила на ковшик, проследила, как верёвка провисла до самого фитиля – и вновь отодвинула кружку, вернув её в первоначальное положение.

«Я вам покажу, на что способна глупая ящерица…» – вэйта кипела гневом. Вытащив из ящика четыре свечи, Ри установила их на полу у самого стола, а сверху пристроила железную сковороду, подложив два горшочка с какими-то порошками. На сковороду она уложила ещё одну свечу, а потом забралась на потолок и развесила над столом самые тонкие занавеси, которые нашлись в коридоре, предварительно окропив их остатками ликёра из кувшина.

Ри проковыряла гвоздём маленькую дырочку в деревянной кружке для эля. Заполнив кружку подсолнечным маслом, она проследила, как тягучая жидкость неторопливо капает на пол.

«Отлично…» – кружку Ри пристроила точно над ковшиком. Всё было готово.

«Посмотрим, что вы на это скажете…» – вэйта мрачно улыбнулась. Осторожно притворив дверь кухни, она чиркнула огнивом и зажгла четыре свечи под сковородой.

Когда они разгорелись, вэйта вновь наполнила деревянную кружку подсолнечным маслом, подожгла свечу под верёвкой и отступила назад.

«Ковшик медленно заполнится маслом, верёвка опустится к свече и вспыхнет; кружка с водой, которую ничто не будет удерживать, опрокинется, и вода выльется прямо на сковороду, где к этому времени будет гореть расплавленная свеча…» – Ри довольно облизнулась. Она уже видела однажды, что происходит, если налить воду в горящий жир, и видеть это вторично ей совсем не хотелось.

– Мало не покажется… – прошептала Ри. Тихо засмеявшись, она вернулась в коридор и подошла к каюте эльфийки.

Дверь открылась бесшумно; вэйта смазала петли. Без единого звука Ри подкралась к кровати, где спала благородная Кейлэ Наутагаске.

Настало время использовать длинную верёвку. Юная вэйта скользнула под кроватью, залезла на стену, прополза по потолку и спустилась по второй стене: спящая эльфийка оказалась в верёвочном кольце. Ри ещё трижды повторила эту операцию, затем осторожно натянула верёвку и подправила петли; теперь эльфика была привязана к кровати.

«Стоит натянуть верёвку, и она проснётся» – подумала вэйта. – «Надо дождаться взрыва.»

Чтобы не терять время зря, Ри принялась обыскивать каюту. И нашла предмет, едва не заставивший её поспешно менять планы.

На изящном столике возле кровати лежало блестящее стальное оружие, похожее на маленький, всего в десять дюймов шириной лук. Но Ри благодаря урокам Ахмета достаточно разбиралась в оружии, чтобы понять – эта штука работает иначе. Здесь не было тетивы, зато имелась толстая рукоятка снизу и массивная железная трубка, проходившая через центр оружия как раз там, где в нормальном луке полагалось класть стрелу. Вэйта задумчиво осмотрела находку.

«Это точно оружие, но куда кладут стрелы?»

Внимательный поиск вскоре увенчался успехом. Ри откинула защёлку внизу рукояти и на руку ей упали несколько маленьких стрелок с подозрительно пахнущими остриями.

«Самострел!» – Ри отпрянула. От Ахмета она уже слышала об этом жутком оружии, которое совсем недавно появилось у эльфов. Поговаривали, его изобрёл безумный гном, ради золота забывший о совести и родном народе. Эльф, вооружённый самострелом и сотней ядовитых стрелок, мог в одиночку перестрелять целый отряд.

«Стрелы! Надо найти стрелы!» – Ри принялась лихорадочно обыскивать каюту. Но кроме двенадцати стрелок, уже заряженных в самострел, боеприпасов найти не удалось.

«Ничего, и так неплохо…» – вэйта уселась на ковёр, стараясь держать хвост неподвижно. От волнения у неё раздувались ноздри. Мелькнула мысль: может, отменить взрыв и попробовать захватить корабль? Ри заколебалась.

«Нет, мне не справиться со всей командой…» – вэйта встряхнулась. План готов, и отступать поздно! Алазар бы не испугался.

Несколько минут прошли в тишине. Ри долго смотрела на спящую эльфийку, размышляя, сумела бы она убить её в лицо, из самострела? Сердца юной вэйты замирали при одной мысли об этом, ей приходилось постоянно напоминать себе о когте дракона и других жертвах столь мирно выглядящей красавицы. Тем не менее, решимость падала с каждой минутой.

«Может, не стоило привязывать её к кровати?… Пусть хоть какой-то шанс будет…» Ри дёрнула хвостом от злости на саму себя.

«А она дала шанс тому дракону?! Или мне?!»

Чтобы отвлечься, вэйта совсем было решилась проверить свою бомбу, когда наконец из коридора послышался стук упавшей кружки и сразу – рёв пламени. Ри вскочила.

«Светлая Агайт, я в тебя уже не верю, но всё равно – помоги!» – вэйта что было силы дёрнула за верёвку. Петли крепко прижали спящую Кейлэ; Ри стремительно скользнула под кровать и привязала верёвку к ножке.

Перепуганная эльфийка забилась в путах. Вэйта выбралась из-под кровати и несколько секунд молча глядела в лицо своему врагу. Та наконец заметила Ри и застыла.

– Даже жалкие ящерицы умеют кусаться, – тихо сказала вэйта. – Вспомни об этом, благородная Кэйле, когда пламя станет лизать твои волосы.

Эльфийка задохнулась от ужаса. Рёв огня из коридора уже был ясно слышен, каюта начала заполняться дымом.

– Ты… ты… ты…

– Да, я! – гордо сказала Ри. – Я, жалкая ящерица, раскусила ваш коварный план и обратила его себе на пользу. Корабль скоро пойдёт ко дну, вместе со всеми твоими воспоминаниями, надеждами и мечтами! Она наклонилась к эльфийке и прошипела ей прямо в лицо:

– Кричи! Кричи, быть может, тогда тебя услышат и успеют спасти. Кричи, благородная Кэйле, кричи как животное, гибнущее под вашими стрелами!

Вэйта подошла к иллюминатору. Оглянувшись, Ри бросила последний взгляд на смертельно бледную эльфийку и спиной вперёд выбросилась в море.

Тяжёлый самострел сразу потянул её ко дну. Ящерка отчаяно заработала лапами и хвостом, но холодная вода слишком быстро пила силы. Ри поняла, что если не бросить оружие – она утонет.

Тем не менее, сдаваться сразу вэйта не стала. Напрягая все силы, она сумела вынырнуть и глотнуть воздуха. Над головой пылал корабль, слышались крики эльфов и треск горящего дерева. Несмотря на холод и страх, Ри улыбнулась.

«Так вам!» – она поплыла к дальнему берегу бухты, судорожно загребая ногами и хвостом. Встречаться со спасшимися эльфами вэйте совершенно не хотелось.

Как она добралась до земли, Ри помнила плохо. Почти час вэйта провела в оцепенении, прижавшись к ещё тёплым камням и судорожно сжимая самострел. Понемногу жизнь вернулась к ящерке; она сумела сесть и поглядеть на догоравший вдали яркий костёр, совсем недавно бывший прекрасным белым парусником.

«Это сделала я!» – реакция наступила только сейчас. Ри уронила самострел и рухнула на песок, дрожа от изнеможения и пережитого страха.

«Это сделала я…»

В лиловом свете лун на водной глади темнели несколько чёрных точек. Спасшиеся эльфы плыли к берегу.

Собрав все силы, Ри встала и поднялась на высокий камень. В её душе бушевали столь сложные чувства, что любой поэт бессильно уронил бы руки, попытавшись их описать.

– Там, в сердце скал, горит огонь. Колодец жара, пламя тьмы. Оттуда смерть приходит в мир, и вот куда уходим мы. Из пламя в ночь, с огня на снег, дракон и эльф, и человек – мы искры изначальных сил, огнём мы дышим весь наш век… – словно заклинание прошептала Ри. Эти слова однажды произнёс Альтаир, и вэйта запомнила их на всю жизнь.

63
{"b":"17745","o":1}