ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Этот день пролетел для Рогвальда как во сне. Он работал, ковал, таскал заготовки, резал и очищал металл, но перед глазами вертелись ворота в стене и ответ, который завтра – гном ничуть не сомневался – доставит стражник. Старому Даруку пару раз даже пришлось прикрикнуть на Рогвальда, возвращая его к реальности.

Ночь провели в бараке. Сегодня там были все десять гномов, поэтому заговорщики не могли переговариваться. Но взгляды, которыми изредка обменивались Рогвальд, Дарук и Гизмо, многое сказали бы шпиону, будь таковой среди тангаров.

На следующий день, гуляя по цеху во время перерыва, Рогвальд с тайным облегчением заметил Силта возле поленницы. Как бы невзначай, проходя мимо, гном шагнул в тень и оказался лицом к лицу со стражником.

– Давай! – нетерпеливо сказал тот.

– Покажи ответ.

– На, держи…

Пока Силт дрожащими руками развязывал мешочек, Рогвальд поспешно развернул свёрток и взрогнул. Цепочки с клыками Альтаира там больше не было; зато на самой ткани, крупным и чётким почерком было написано четыре слова. Кровью.

«Согласны. Ждём завтра в полдень.»

Этой ночью трое заговорщиков лежали на нарах в бараке, думая каждый о своём. Остальные семеро гномов работали в ночную смену. Рогвальд, Гизмо и Дарук сдружились как раз потому, что раз в два дня оставались в бараке одни.

– Дракон не поднимет нас всех… – едва слышно шепнул Рогвальд.

– Ну так освободим трёх драконов, – заметил Гизмо.

– Это будет непросто, – покачал головой Дарук. – Можно не успеть и погубить весь план.

– Я сумею разбить оковы дракона за минуту, – твёрдо сказал Рогвальд. – Гизмо описал мне их конструкцию. Дарук повернулся на нарах.

– Минута в нашем деле – слишком долго, Рог. Гном помолчал.

– Постараюсь ускорить, – сказал он наконец. Гизмо покачал головой.

– Дарук прав. Кроме того, кто-то должен будет устроить второй взрыв, чтобы не обнаружилась пропажа инструментов.

– Иначе эльфы перебьют половину тангаров, – добавил Дарук. – Рогвальд, мы никак не сумеем бежать втроём. Даже вдвоём это почти нереально. Гном резко сел. Его рыжая борода встопорщилась.

– Ты что же это, старый хрыч, предлагаешь только одному бежать? И друзей бросить? Гизмо вздохнул.

– Не бросить, а дать надежду, – поправил он невесело. – Дракон, освободившись, непременно приведёт целую армию своих сородичей, выручать остальных драконов.

– Нам-то от этого легче не станет, – буркнул Дарук.

– Станет, – спокойно возразил Гизмо. – Если с драконом будет Рог. Рогвальд отпрянул.

– Почему это?!

– Ты знаешь их лучше любого из нас, – Гизмо в упор смотрел на рыжего гнома. – Ты четыре года общался с драконом и выучил наизусть их характер. Лишь ты сумеешь уговорить крылатых спасти не только своих, но и нас. Ты гораздо опытнее меня, и при этом вдвое моложе Дарука. Наконец, ты не боишься драконов… Рогвальд вздрогнул.

– А ты? Ты, стало быть…

– Да, – мрачно буркнул Гизмо. – Боюсь. И ничего в этом зазорного нет! Поглядишь тут на машины, что они понастроили, на станки и отливки, да представишь какое драконы могли бы оружие создать – поневоле забоишься. Повисло тягостное молчание.

– Нет, – сказал наконец Рогвальд. – Нет, я так не могу. Уж коли должен бежать один – будем тянуть жребий.

– Рог… – начал было Дарук, но гном его резко оборвал:

– Не согласны? Тогда я умываю руки, и решайте между собой, кто побежит. Гизмо сел на нарах.

– Бежать должен ты! – сказал он с нажимом. – Чтобы потом спасти нас всех! Прежде чем Рогвальд успел открыть рот, в разговор вмешался Дарук:

– Он прав, – сурово сказал старый гном. – Рогвальд, за два года, пока я здесь, многие пытались бежать. Их всегда ловили и казнили для устрашения остальных. А ты, появившись всего неделю назад, впервые придумал план, который может сработать. Бежать должен ты.

– И закончим на этом, – твёрдо заметил Гизмо. – Ты бежишь не сам по себе, я за помощью. Рогвальд долго молчал.

– Повторим план, – выдавил он наконец. Дарук улыбнулся.

– Так-то лучше… До самого утра заговорщики тихо совещались.

***

День спустя.

Когда засвистел сигнал на перерыв, молот проходил техобслуживание. Перепачканные в масле рабочие скоблили громадную стальную «бабу», очищая её от нагара и вездесущей копоти. Сигнал к перерыву все люди встретили радостными возгласами.

Старый Дарук, кряхтя, спустился из кабины оператора и, проходя мимо Рогвальда, незаметно вложил ему в руку блестящие клещи. Секундой позже они словно испарились; гном сделал вид, будто потягивается, и уронил инструмент в рукав своей брезентовой робы.

Со стороны шлифовочной линии не спеша приближался Гизмо. Дарук уверенно шёл к сараю у главных ворот, где выдавали еду: его участие в плане уже завершилось. Рогвальд мысленно призвал всех богов, о которых когда-либо слышал.

– Парни, ко мне… – негромко позвал гном. Рабочие, недовольно переговариваясь, окружили бригадира.

– Всем отойти подальше от молота. – вполголоса приказал гном. – И быстро. Когда услышите свист, падайте на землю. Люди притихли.

– Что ты задумал? – неприветливо спросил один из рабочих.

– Устроить вам дней десять выходных, – гном усмехнулся. – Меня эта работа достала, понятно? Рогвальд кивнул на гигантский молот.

– Скоро такое начнётся – будет что внукам рассказывать… Пошли, пошли, давление уже растёт! Шевелись! Рабочие попятились. Гном решительно топнул ногой.

– Поджариться хотите? Бегом, за мной! – он первым подал пример, бросившись прочь от молота. Ничего не понимающие люди кинулись следом.

Добежав до штабеля дров, где днём раньше свершилась сделка с Силтом, Рогвальд быстро завернул в щель и схватил тяжёлый мешок, куда Гизмо сложил краденные инструменты. Мешок предстояло забрать с собой и выбросить в океан, иначе эльфы неизбежно узнают, кто участвовал в заговоре.

Свободной рукой Рогвальд поднял тяжёлую кувалду и рванулся обратно. Из парового котла возле молота уже доносился свист.

«Дарук должен был заклинить предохранительные клапаны…»

Добежав до станины, гном со всего маху ударил кувалдой по зубчатому колесу, удерживавшему предохранительную цепь под «бабой» молота. Шестерня погнулась, однако цепь не соскочила.

– Эй! – один из охранников у ворот заметил гнома. – Что происходит?!

– Кром, мать твою! – выругался Рогвальд. Бросив мешок, он обрушил на колесо град мощных ударов. Грохот заставил обернуться всех, кто был в цехе.

– Прекратить! – ближайший эльф-надзиратель скинул с плеча лук. – Брось кувалду!

Гном с яростным выдохом развернулся на месте и метнул тяжёлую отвёртку в грудь эльфу. Тот жалобно вскрикнул и рухнул наземь, скорчившись от боли.

– Ну же! – взревел Рогвальд и вновь ударил по шестерне, едва не обломив древко кувалды. В этот раз непокорный металл наконец поддался.

Огромная стосемидесятитонная «баба» с грохотом рухнула вниз. Рогвальд это уже не видел; едва цепь соскочила, он упал за станину молота и проворно накрылся стальным листом, который его бригада подтащила сюда ещё утром. Спрятав ладони в брезентовые рукава, гном скорчился, укрывая лицо на груди.

Он едва успел. Как верно предвидел Дарук, стосемидесятитонная масса молота послужила колоссальным поршнем, мгновенно подняв давление в котле до запредельных величин. Все четыре предохранительных клапана взорвались обломками металла, однако этого уже не хватило, чтобы спасти машину. И котёл взорвался.

Таких катастроф в мире Рогвальда ещё не знали. Обломки котла взлетели на высоту двухсот ярдов, взрывная волна смела половину стены драконьего загона и две сторожевые вышки. Перегретый пар, вырвавшись на свободу, мгновенно приобрёл сверхзвуковую скорость, остыв почти до нуля. Рабочие по всему цеху с криками прятались за станками и бараками.

Массивная станина молота спасла Рогвальда от взрывной волны. Но взрыв сорвал с него лист металла, словно бумажку; гном стиснул зубы и вцепился в ближайший механизм. К счастью, пар расширялся с такой скоростью, что всего за секунду полностью остыл.

75
{"b":"17745","o":1}