ЛитМир - Электронная Библиотека

Ну, что там нравится вивернам?

– Хорошо, Лютер. – Варан ухватил Аспида, и несмотря на сопротивление, утащил его вниз. Пару минут Уордон молча курил кальян, затем поднял взгляд на ожидавших его решения офицеров.

– Думаю, самое время для беседы.

– Ты прав. – в помещение стремительно вошёл Дарий.

***

– Это ты во всём виноват, Иглис. – Беорн утёр пот со лба, и опрокинул на голову ведро с водой. Грифон так устал, что даже не зарычал в ответ. Он только позвенел цепью и отвернулся. Но эльфу хотелось говорить.

– Если бы ты не напал на Уордона…

– Если бы кое-кто умел стрелять… – Иглис фыркнул и с трудом поднялся на ноги, ненавидящим взглядом посмотрев на цепи, сковывавшие его крылья.

– Если бы кое-кто ударил зверя в грудь, а не в спину…

– Хватит, а? И так тошно.

Беорн со вздохом замолчал и принялся наваливать куски породы на тележку, в которую был впряжён грифон. В изумрудных копях Уордона применялась самая дешёвая технология из всех возможных. Шахты пробивали узники лорда, они же работали в них. Наёмные мастера – гномы, ожидая наверху тележки с породой, просеивали её, находя камни. Ввиду того, что им не надо было трудится в рудниках, лорд платил гномам едва ли четверть стандартной платы, но тем не менее желающих набирались целые толпы. Причин тут было две: первая, и главная – изумрудов было много, а охрана прекрасно понимала затруднительное положение мастеров… И вторая – гномы, устав от работы, воспринимали копи Уордона как отпуск, за который им ещё и платят. А тут даже была возможность покомандовать этими гордыми эльфами…

Иглис, шатаясь от усталости, вытянул тележку из штольни и свалился на камни, пока другие заключённые опорожняли её. Рядом со стоном опустился Беорн.

– Сколько осталось? – грифон тяжело дышал.

Эльф взглянул на солнце и безнадёжно махнул рукой.

– Часа три, не меньше.

Иглис спокойно заметил:

– Я не выдержу, Беорн.

– Держись, друг, держись. Нам осталось всего девять лет и триста шестьдесят три дня.

– Ты ещё способен шутить, Беорн? – с удивлением спросил грифон. Эльф тихо засмеялся.

– А что мне ещё остаётся? Ты можешь сбежать?

Иглис с тоской оглядел бескрайнюю пустыню, на которой не было даже дюн. Одинокая группа вулканов, в недрах которых и распологались копи, смотрелась совершено неуместно. Но ещё хуже были плотные заграждения из колючей проволоки – ещё одно наследие Магов – и башни, на которых день и ночь несли дозор грифоны охраны. На башнях также стояли скорострельные арбалеты, призванные моментально покончить с летающим узником, сумей тот избавиться от цепей.

Эльф, в свою очередь, мрачно разглядывал прилепившееся к скале низкое и длинное здание. Уордон знал что делал, когда вербовал во внутреннюю охрану одних кентавров.

Только виверн мог сравнится с кентавром по скорости бега, но виверны не жили с людьми. Нет, пешему узнику побег не грозит. Отряд кентавров догонит его раньше, чем тот отойдёт на сто метров, а затем… Беорн содрогнулся, представив себе последствия.

– Вставай, вставай, длинный. – бородатый гном, оскалившись, ткнул эльфа в бок. – Иди за следующей партией.

– Я тебе все волосы повыдираю! – вяло пригрозил Иглис.

– Ага, ага. У тебя их много осталось, птичка… – гном фыркнул и ткнул Беорна сильнее.

– Вставай, говорю, пока Несса не позвал.

Эльф с трудом поднялся и потащился в шахту. За ним ковылял Иглис. При мысли, что всего за два дня они уже так измотались, грифону хотелось отгрызть кому-нибудь голову.

***

Если пару часов назад Тень считала, что она в глубокой депрессии, то сейчас она могла бы сказать: «У меня было отличное настроение». Дракона неподвижно лежала в углу камеры и смотрела в стену. У неё отобрали всю аппаратуру и наскоро примотали за шею к стене. В дверях стали охранники, которые откровенно глазели на «чудовище».

Вдобавок этот предатель-виверн забрал Аспида.

«Зачем я жду пыток и смерти? Рвануться посильнее, сломать шею – и я свободна…» – Тень вздохнула. Она не могла заставить себя так поступить. Она всё ещё на что-то надеялась.

«И даже если надежды нет, всё равно не смогу. Слишком жить хочу.» – понемногу в сознание Тени проникало понимание, что она не выживет в этом мире, даже сумей она бежать.

«Я не смогла справиться даже с грифоном. Я не смогла защитить ребёнка. Какой я, к чёрту, дракон?! Норлик несчастный, вот я кто. И дёрнуло же меня лезть в этот проклятый мир!!!»

Она вздохнула вновь, закрыв глаза.

«С другой стороны, если бы не я – Аспид не спасся бы от змеи… И не попал бы в плен!» – но даже желания рычать не возникло. Она лежала на каменном полу камеры, смотрела в стену, и ощущала, как последние проблески надежды гаснут.

Тени хотелось плакать, но она скорее умерла бы, чем позволила бы врагам увидеть свои слёзы.

«Дайте мне только пару месяцев… Пару месяцев, и немного инструментов… Я им покажу, как стрелять в драконов!… Я им покажу, как пытать детей!» – не удержавшись дракона всхлипнула, и в гневе ударила рукой стену.

«Ну, если мне удастся сбежать… Я соберу солнечный коллектор, добуду энергию, и сделаю… Ух, что я с ними сделаю!!! Паровая катапульта… Нет, многозарядная пневматическая пушка! Здесь есть технология производства доспехов… Значит, найти сталь, смастерить контейнер, вымазать изнутри каучуком… Что за чушь я несу, мне никогда в жизни не сделать контейнер, я же кузницу только на картинках видела… И где тут каучук достать?… Но должна же я хоть что-то уметь?!!!» – привычные размышления о технике чуть уменьшили напряжение в котором находилась Тень, она немного расслабилась.

«Я точно смогу сделать атомную бомбу. Это намного проще, чем катапульта. Счётчик радиации есть, найду уран, опущу в расплав свинец-плюс-иридий, уран-238 испарится, уран-235 выпадает в осадок, надо будет плавить в сепараторе, форма типа блюдца, раскручиваем, жидкий металл растекается, мы имеем… Имеем покрытые свинцом самородки урана-235. И на кой чёрт они мне? Нет, надо по другому… Если взять много урана-238, этак с тонну, там найдётся полсотни килограмм изотопа… Распределённых в массе инертного урана… Никакой бомбы из этого не выйдет…

Но, проклятие, как-то же первый раз её сделали?! Конечно, сделали. На обогатительном заводе… РРРР!!! Ну, допустим есть пятьдесят килограмм урана-235, двумя кусками. Их надо взорвать. В первой бомбе для этого применяли принудительную бомбардировку нейтронами… Дейтерий?

Чушь, он нейтроны задерживает, а не испускает… Цезий под действием переменного тока большой силы? Ха, где тут достать цезий? И потом, сегменты нужно совместить с помощью взрыва. Где я тут найду взрывчатку, а? Если найду, то на кой чёрт мне атомная бомба?! Бррр, что со мной? Я кто

– норлик, или физик?! Норлик, наверно…»

Размышления драконы были прерваны. В камеру кошачьей походкой вошёл чёрный грифон. Тень покосилась на него, но даже не пошевелилась. Грифон опустился на пол перед драконой, и уставился на неё огромными зелёными глазами. С минуту стояла тишина, затем грифон спокойно сказал:

– Меня зовут Ночь.

Тень вздохнула, закрыв глаза.

«Подходящее имя».

– Как зовут тебя?

Дракона молчала.

– Это не допрос. Мне самой интересно. Ты очень странный дракон.

Тень слабо заинтересовалась. Это грифона, оказывается…

Она с грифоной справиться не смогла. Великолепно. Главный приз на конкурсе «Мисс Бесполезность».

– Так как, ты сама ответишь, или мне пощекотать твою ящерицу?

«Аспид!»

Тень вскочила и попыталась прыгнуть на грифону, но та лежала точно за границей её досягаемости. Ночь усмехнулась, глядя в горящие яростью глаза драконы.

– Ага, проняло… Кто он тебе?

– Где Аспид?!

Грифона потянулась как пантера, и медовым голосом сообщила:

– Спит. На дне озера.

Тень отшатнулась, в ужасе прижавшись к стене.

– Вы убили его?!!!

– Не я.

От рычания драконы задребезжали стёкла. Тень бросилась на грифону, желая только одного: вцепится в это существо, разорвать его на куски, напиться тёплой крови. Цепь отбросила её с такой силой, что дракона захрипела и рухнула на пол. В глазах стоял кровавый туман, около минуты она пыталась вздохнуть. Ночь с огромным интересом наблюдала за Тенью.

12
{"b":"17746","o":1}