ЛитМир - Электронная Библиотека

Четвёртое. Технология. Если мне удастся запустить тут НТР, то лет за сто они сумеют построить космический корабль. И я улечу с этой проклятой планеты…» – Тень усмехнулась. «…В качестве балласта, не иначе. Но я просто не могу так. Не выдержу. Сойду с ума. Я вторую неделю к компьютеру не подходила. Где здесь найти лосьон для чешуи? Я превращусь в настоящую ящерицу, и скоро. Лет через пять при слове „протон“ я буду вспоминать коня соседнего рыцаря под этим именем. Если вообще не разучусь говорить. Зачем лошади разум? Только для осознания своей судьбы? Для того, чтобы понимать, зачем на неё одевают шоры?…»

Дракона тихо зарычала.

«Нет, я так не могу. Надо что-то делать, найти цель. Иначе никакой воли к жизни не хватит, и однажды утром я разобью голову о камни. Думать. Что я могу? Улучшить технологический цикл метталургии, например. Для этого нужно вступить в контакт с гномами – у них монополия на технику этого мира. Пока откладываем возможность. Далее. Если я хочу выжить, надо забыть, что такое лосьон для чешуи, и приниматься за дело – изучать боевое исскуство, учится владеть оружием. Это в первую очередь.»

– Оррлис…

Грифон мысленно выругался. Вот зануда.

– Что тебе ещё нужно?

– Скажи – где грифоны изучают науку сражаться?

Оррлис фыркнул.

– Тебе там делать нечего, ящерица.

Тень взорвалась.

– Слушай, птица, что я тебе сделала?! Почему все надо мной издеваются?! Я дракон! Пусть я слабее вас, просто у меня никогда не было шанса изучить науку войны! Это по-твоему достойно – издеваться над слабым?!

Оррлис разозлился.

– Ты дракон, вот именно! Такой как ты уничтожил половину мира! И ты ящер! Холодная рептилия, не имеющая души!

– Так я виновата, что некий дракон причинил вам вред?! Я тут причём?! Меня вытащили из моего мира, едва не убили, пытали, заставили стать рабом!!! Почему?! Потому что я чешуёй покрыта?!

Я никакая не рептилия, я теплокровная, как и ты! Так значит, одного названия «дракон» хватает тебе, чтобы навеки причислить меня к недостойным зверям, да? А чем ты лучше, курица четвероногая? Я в два раза больше тебя, в шесть раз быстрее и в десять раз сильнее. Я знаю в сто раз больше, чем все грифоны вместе взятые! Я в двести раз умнее тебя! Я бессмертная! А ты умрёшь раньше, чем мне стукнет сто лет! Просто ты знаешь десяток приёмов, как победить противника. Могу поспорить, что я научусь в пять раз быстрее любого грифона!

Оррлис зарычал и вскочил на ноги.

– Я умру раньше тебя, говоришь? А вот это мы сейчас посмотрим… – он приник к земле, готовясь прыгнуть. Бедная Тень сжалась, в ужасе попытавшись отползти за дерево. Оррлис издал громовый рык, и… замер на месте, услышав холодный голос короля:

– Сидеть.

Грифон зашипел.

– Милорд, эта ящерица страшно оскорбила меня!

Дарий скрестил руки на груди.

– Я слышал вашу беседу.

Оррлис распушистился как щётка.

– Вы позволите мне требовать удовлетворения?

– Это она должна потребовать дуэли, а не ты. Кто назвал её ящерицей?

Грифон чуть не упал.

– Но, милорд, это же…

– Это Тень, личный курьер короля. Ясно?

Тень с изумлением взглянула на Дария.

– Ты заступаешся за меня?! За МЕНЯ?!

Король невесело усмехнулся.

– Я всю жизнь борюсь за справедливость и отмену рабства. Ты не раб мне, Тень, а слуга. Неужели нет разницы?

Дракона опустила глаза.

– Как же ты говоришь, что я свободна, когда сам приказал заколдовать меня?

– Мера предосторожности. Временная мера. Месяца через два, когда ты привыкнешь, я сниму чары, и ты станешь полностью свободной. Иначе ты улетишь, и погибнешь от рук охотников за славой.

– А куда мне лететь, король? – с горечью спросила Тень. – У меня что, есть дом?

Дарий помолчал, и резко повернувшись, покинул аллею.

Глава 11

– Отойдите и закройте глаза.

Беорн, Иглис, и остальные отвернулись. Джафар скрестил руки на уровне груди, тихо бормоча заклинание, медленно раздвинул. В луче ослепительного зелёного света массивная каменная заглушка с треском развалилась на куски, из высокого прохода пахнуло сыростью. Маг уронил руки, устало опёршись на плечо воина.

– Это было сложнее, чем я думал… – признался он, хватая воздух. Грифон фыркнул, но во взгляде сквозило уважение. И сотня людей не смогла бы сдвинуть с места такой камень.

Они шли в подземельях уже десяток часов, дважды останавливаясь на отдых. Беорн поражённо разглядывал широкие коридоры, мрачные залы, подземные источники. При мысли о той невообразимой работе, которую пришлось проделать архитекторам Башни, его била дрожь.

– Это подземелье называется Дагор-ис-Моргот, по преданию, его воздвиг в мгновение ока величайший маг в истории, пророк Моргот Всевидящий. – Джафар, как всегда, читал мысли эльфа.

Маг зловеще усмехнулся, заметив как вздрогнул Иглис, и страшным голосом проговорил:

– А ещё рассказывают, что дух Моргота бродит здесь до сих пор, сводя в могилу смертных, осмелившихся потревожить его покой…

Грифон ощетинился как шаровая молния и нервно осмотрелся.

Впрочем, у всех пробежали мурашке по коже.

– А без таких розыгрышей никак нельзя? – чуть дрожащим голосом спросил Беорн. Вместо ответа Джафар поднял трясущуюся руку и проговорил, трепеща от ужаса:

– Моргот!

Все бросились на пол, выхватив мечи. Иглис, будучи слишком большим, зашипел и стал отползать назад, вертя головой во все стороны. Джафар расхохотался.

– Ну, вы, храбрецы. Кто такой Моргот по сравению с тем, кого мы встретим в реальности?

Бледный Беорн встал на ноги, посмотрев на мага. В его глазах горела жажда убийства.

– Ты… Ты…

– Тссс! Отдохнули, сбросили стресс, и вперёд. Помните – на свете просто нет чудовища страшнее того, на встречу с которым мы идём. Это вас немного утешит.

Недовольно поглядывая на Джафара, отряд его телохранителей поднялся на ноги. Многие всё ещё озирались в поисках привидений. Иглис никак не мог уложить перья, и стоял похожий на пушистое серое солнце. Блеклый свет магических фонарей Джафара никак не мог придать грифону спокойствия.

Они шли ещё долго, минуя таинственные коридоры, дважды переходя вброд узкие подземные речки. При виде третьей маг замер и долго смотрел на воду. Затем он пробормотал что-то вроде «проклятие древних», и увёл отряд в другой проход, не сказав ни слова о причине такого поведения.

Но наконец они дошли до грандиозного подземного зала, где замерли и долго стояли неподвижно. Даже принц Джафар был потрясён, хотя он знал чтО именно они найдут.

Ибо их взорам предстал, едва видимый в слабом свете, но от этого ещё более грандиозный, Дракон. Только сейчас Беорн понял, что такое ДРАКОН, и поразился, каким образом смог он принять Тень за дракона. Иглис невольно приник к полу, воины молча смотрели. Джафар не смотрел – он любовался.

Дракон застыл в той позе, в которой его застало колдовство.

Припав на одно колено, он широко распахнутыми крыльями пытался загородиться от чего-то, шедшего сверху. Одна из могучих рук была протянута вверх, и скрывалась в своде пещеры.

Второй рукой Дракон заслонял глаза, чуть отвернув голову, словно не в силах перенести ослепителный свет. Мощный шестиметровый хвост был обёрнут вокруг ног, и шипы доходили почти до его кончика. Фигура дышала таким движением, такой энергией, что на первый взгляд трудно было осознать РАЗМЕРЫ этой фигуры…

Дракон достигал двенадцати метров в высоту и двадцати пяти – в размахе крыльев. Тело его было налито такой мощью, что казалось невозможным – как мог кто бы то ни было победить этого непревзойдённого воина?! Руки по толщине превышали тело грифона, ноги соперничали со столетними дубами. Идеальное сложение античного бога не конфликтовало с нечеловеческими пропорциями и необычной формы ногами. Наоборот, Дракон смотрелся как идеал, как совершенство, как непостижимо прекрасное чудо, непонятно как попавшее в этот мрачный подвал.

17
{"b":"17746","o":1}