ЛитМир - Электронная Библиотека

Человек нехотя наклонил голову.

– Да, я знаю. Но вернуться в наш мир вы уже не сможете, а большее мне не нужно.

– И тем не менее, мы способны превратить твою победу в поражение, пусть даже лично мы и будем уничтожены.

Один из эльфов шагнул вперёд.

– Что ты имеешь в виду, Доркин?

Ответил Ринант.

– Мы повторим Вызов. В наших силах вернуть Аметист, и ЭТО вы отлично знаете.

Эльфы переглянулись и разом посмотрели на короля. Тот перестал улыбаться.

– Блеф! – Дарий сжал рукоять меча. – Вы враги мне, но не нашему миру! И вы, и я служим одному делу, Доркин!

– Нет, Дарий, мы служим разным богам. И я говорю – если ты не заключишь с нами договора о капитуляции, НАШЕЙ капитуляции – то мы сделаем это.

– Никогда! – король нахмурился. – Вы зло, маги. Вы уничтожили свободу, вы попрали все законы неприкосновенности сознания. Вы правили как тираны, заставляя неугодных кончать жизнь самоубийством, и подавляя разум свободных жителей. Вы несли рабство для духа – это намного хуже, чем рабство для тела.

Никогда мы не заключим с вами мира. Это дело чести – свергнуть тирана. Можете вызывать Дракона, этим вы только докажете, что все ваши лозунги о порядке и контроле над слепой природой – ширма, скрывающая стремление к власти. Никто и не сомневался в этом.

Линт стиснул зубы. Дарий был во многом прав. Но время перемен упущено, теперь перед ними лишь два пути – умереть отомстив, или умереть проиграв…

– Твоё последнее слово, король? – мрачно спросил Доркин.

– Да.

– Ты понимаешь, ЧТО произойдёт, если в мир вновь вступит Дракон?

– Этому не бывать. Я не верю, что вы способны на такой шаг.

– Ты не оставил нам выбора, Дарий. Если мы должны умереть – то мы умрём, но отмщёными.

Дарий нахмурился, явно колебаясь. Один из эльфов коснулся его плеча, но король резко отвернулся, думая над словами мага.

Линт ждал, стараясь погасить упрямую надежду, пытавшуюся пустить корни в его высушенной душе.

– Нет. Даже если это не блеф, мы возьмём на себя риск. Дракон, по крайней мере, не сможет поработить наши души. Он только чудовище. Вы – это глубинное зло. Мы победили вас, победим и Дракона.

«О, слепцы! Неужели они до сих пор верят, что это Дракон уничтожил полмира тогда?!» – Линт с горечью вспомнил отчаяные битвы тех лет, их последнюю надежду – Дракона… Их поражение…

Но он промолчал. Некоторое время тяжёлое молчание не прерывал никто, затем прозвучал голос Доркина:

– Надеюсь тебе удастся, Дарий. От всего сердца на это надеюсь.

Прощай.

– Прощайте.

***

– Итак, Откарт, мы испытали и твою идею. Есть ли хоть один среди нас, кто всё ещё не уверен?

– Нет.

Доркин вздохнул.

– Тогда простимся.

Они подошли и поочерёдно обняли друг-друга. «Что будет после смерти?…» – невольно спросил себя Линт, но пресёк бесполезные мысли. Ему предстояло самое сложное колдовство в жизни. Вызов.

– Шестеро смертных уходят, открывая путь в мир для одного бессмертного… – тихо сказал он. Остальные промолчали. Пару минут они смотрели в глаза друг-другу, а затем, так же молча, встали в вершины гексаграммы. Доркин вступил в центр фигуры, по его мантии пробежали огни. Длинные руки мага скрестились над головой.

– Аметист!

Сияние сгустилось, как бы впитывая всю неизмеримую мощь магического портала в небольшую точку. Это продолжалось почти час, но никто даже не шевельнулся. Наконец, над ладонью Доркина вспыхнула рубиновая звезда, превратившись в маленький кристалл. Маги покинули прекратившую сиять гексаграмму.

Отныне она была только рисунком на мраморе, не большим. Вся Сила, дававшая энергию Башне, защитным заклинаниям, мощным бастионам вокруг крепости, была сжата в точку, пылавшую сейчас над холодным, как лёд, металлом шестиугольного стола с единственной ножкой, выполненной как уходящая в скалы могучая лапа дракона. Линт занял свой трон, его друзья поступили так же.

– Аметист вернулся в наш мир. – Доркин говорил в пустоту.

– Мосты сожжены. – спокойно добавил Линт, но никто не посмотрел в его сторону. Все следили за пульсацией энергии в камне.

– Кто из вас Войдёт в Аметист, и Вызовет Дракона?

Линт встал.

– Я.

Доркин кивнул. Как Возвративший Аметист, он сам не мог Войти в него.

– Помнишь ли ты, что Войдя в Аметист, выйти ты не сможешь?

Линт усмехнулся.

– Вряд ли в мире Драконов хуже, чем в потустороннем.

– Ты выбрал. Войди же, и дай нам взамен своей души Дракона, призванного сокрушить души врагов.

– Да будет так.

Последние слова заклинания Линт уже не услышал. Его поглотило пурпурное сияние, он ощутил, как Сила срастается с ним, даря новые ощущения могучему мозгу волшебника. Эмоции стремительно отключались, но перед тем, как растворится в Аметисте, Линт всей сущностью почувствовал, что сквозь него пронеслось нечто невероятно могущественное, устойчивое даже к энергии Аметиста.

«Дракон прибыл» – это была последняя мысль Линта в мире Варлока. Маг превратился в сгусток энергии, и подчиняясь непреодолимому закону Равновесия, заменил Дракона в его мире.

Тем самым Равновесие миров не нарушилось.

Пятеро магов медленно открывали глаза, выходя из транса.

Доркин торжественно произнёс:

– Воздадим должное брату Линту, отдавшему душу во имя нашего дела.

– Да найдёт он покой в новом мире. – тихо проговорили остальные. Откарт вздохнул.

– Куда попал Дракон?

Доркин молча провёл рукой над гаснущим Аметистом.

– Он в нашем мире. Далеко, но он здесь. Отныне лишь чудо спасёт наших врагов, ибо Дракон неизбежно будет стремится сюда, к Аметисту. И горе тем, кто станет на его пути.

– Горе всем нам… – прошептал Ринант.

Они продолжали сидеть за столом даже когда в зал ворвались первые воины. Доркин спокойно смотрел, как враги окружили их плотным кольцом.

– Позовите Дария.

Начальник отряда кивнул. Минут через десять в зал широкими шагами вошёл король, и мрачно посмотрел на побеждённых.

– Итак?…

– Он здесь. – маг улыбнулся, указав на едва мерцавший камень. – Вот то, что принесёт тебе смерть, Дарий. Дракон будет стремиться к этому камню, он сметёт всё на своём пути.

Человек сжал кулаки.

– Я уничтожу Аметист!

– Только убив Дракона, сможешь ты это сделать.

– Тогда я выброшу камень в океан, и Дракон никогда его не найдёт.

Доркин рассмеялся.

– Попытайся сдвинуть его с места, король. В Аметисте заключена сущность двух миров, он покоится относительно центра Вселенной. Только разрушив Вселенную, сможет кто бы то ни было поднять Аметист с его ложа. Лишь Дракон властен овладеть камнем в стенах этого зала – любой, кто осмелится коснуться Аметиста, сгинет навек. А теперь представь себе, что сделает Дракон, когда пожелает завладеть камнем.

Мрачный Лотар внезапно усмехнулся, взглянув на побледневшего Дария.

– Желаю приятно провести ближайшие годы, король.

– Убейте их!

Дарий стремительно покинул зал, не желая наблюдать за выполнением своего приказа. Выйдя на поверхность, он кивнул рыцарям и сделал им знак подойти.

– Они всё же вызвали чудовище. Здесь, в подземелье, хранится ключ к сердцу нашего мира. Если Дракон доберётся до него – мы все погибнем. Я приказываю: во что бы то ни стало найти и убить Дракона раньше, чем он сумеет завладеть Аметистом. Пошлите всех грифонов, всех эльфов. Пусть волшебники день и ночь ищут Дракона. Мы не имеем права проиграть. Чёрных магов больше нет, но их жуткое наследие грозит едва ощутившим запах свободы народам. Так не дадим же нашей победе стать поражением!

Офицеры отдали честь и разошлись по подразделениям. Дарий некоторое время смотрел на солнце. Затем он вскочил в седло своего грифона.

– Мы найдём Дракона, мой король. – сказал грифон.

– Найти Дракона несложно, Оррлис. Его надо убить…

Грифон взмахнул могучими крыльями, бросив себя навстречу ветру. Его провожал внимательный взгляд узких красных глаз, сверкавших на бронзовой чешуйчатой голове с длинными и прямыми, как копья, рогами. Огромная пасть, полная снежно-белых конических зубов, чуть приоткрылась в усмешке, и длинный красный язык на мгновение пробил воздух, ощутив его температуру и влажность не хуже лучших термометров. Затем последовал скрип песка под тяжестью огромного тела, и кинжалоподобные сверкающие когти прорезали глубокие канавки в скале. Негромкий, могучий голос тихо произнёс:

2
{"b":"17746","o":1}