ЛитМир - Электронная Библиотека

– Он весьма похож на Рэйдэна. Как брат.

– Что делаем?

– Драко, ты будешь сопровождать корабль до посадки. Ни на минуту не спускай с него глаз. Золотая звезда мигнула. Синяя продолжала:

– Тайга, тебе придётся вспомнить профессию экскурсовода. Полетаешь с ним по Дракии, покажешь достопримечательности. Можешь даже покатать на себе, думаю он не откажется… Драко и Викинг будут страховать.

– Хорошо. Скай повернулся к ослепительной белой звезде.

– Сумрак, тебе предстоит самое трудное.

– Как всегда.

– Да… Тебе надо будет подготовить Рэйдэна к новости. Драконы помолчали, затем Тайга тихо добавила:

– Сумрак, будь осторожен, прошу. Рэйдэн слишком долго ждал. Он может не вынести.

– Я постараюсь, Тайга. Он мой друг.

– Он и наш друг.

– Да. Будем надеяться, этот маг станет ему лучшим другом, чем были мы все. Скай отвернулся. И ответ Императора слышал только Сумрак.

– Он заслужил.

Глава 7

Тень мрачно усмехнулась. В её огромных золотых глазах горела жажда смерти.

– Долго же я ждала этого момента, эльф… – могучая рука драконы сдавила грудь Беорна. Эльф задохнулся от боли, ощутил как трещат его кости, закричал…

– Нет! Не надо!!! Тень расхохоталась.

– Ты спрашивал меня, когда стрелял?… Ты дал мне шанс попросить пощады?…

– Я не знал!!!

– Поздно!

Дракона отшвырнула эльфа в сторону. Беорн рухнул на что-то мягкое и холодное, тело совершенно перестало ему принадлежать. Боль в сведённых судорогой конечностях заставила его захрипеть.

Тень приблизилась. Беорн понял, что сейчас она его убьёт, и забился в конвульсиях, зовя на помощь Иглиса. Дракона злобно расхохоталась, нависнув над искалеченным эльфом как гора.

– Он выживет? – голос Тени почему-то изменился, получил другой тембр и стал гораздо ниже. Беорн зажмурился.

– Может да, может нет… Знает только Айсберг, мы можем лишь гадать и надеятся.

Эльф начинал вспоминать, что произошло. Он упал в ледяной океан… Почти утонул, но приплыл виверн… Потом – потом… потом смутно помнилось словно они летели, снег, снег, холод и боль… Всё. Он открыл глаза.

Голова драконы из кошмара, к изумлению Беорна, не исчезла. Она только увеличилась, рога удлинились, а чешуя стала белой как снег. Да, и ещё глаза… Они стали красными?…

– Варан?…

– Да, да. Ты лежи, не дёргайся. Пока нас отыскали, даже я стал походить на льдышку, а ты вообще закоченел. Беорн слабо улыбнулся.

– Где мы? Виверн вздохнул с облегчением и подмигнул эльфу.

– Ну, если уж ты заговорил, то поправишься. Повезло тебе, эльф. Я ведь на грелку не слишком тяну.

Беорн с трудом понял, что имеет в виду Варан. Действительно, виверны не были теплокровными в полном смысле этого слова. Они имели некоторую температуру, ниже которой впадали в типичное оцепенение рептилий. Однако эту температуру они поддерживали стабильно. Эльф попытался приподнять голову, но не смог. Варан улыбнулся.

– Не спеши. Урсус – настоящий маг, что касается лечения. Он и тебе, и мне жизни спас.

– Урсус?…

Рядом с огромной головой ящера появилась весьма странное лицо. Заросшее белой шерстью, оно сильно походило на морду медведя, однако огромные синие глаза и высокий лоб стразу выдавали родственника лемуров. Короткие мохнатые уши торчали горизонтально, а начиная со лба за голову уходила широкая меховая грива, напоминающая гребень.

– Ты должен благодарить своего друга, что я согласился спасти эльфа. Мы не слишком жалуем твой народ.

– Ты… ты чуф! – Беорн в страхе смотрел на давнего врага своего племени. Урсус фыркнул, сразу обьяснив причину подобного названия.

– Мог бы и спасибо сказать. Нет, не заслуживают эльфы такой доброты, не заслуживают… Варан легонько толкнул странное существо.

– Не обижайся, друг. Он просто пока в себя не пришёл.

– Многое в твоём рассказе мне непонятно, друг с юга, но меньше всего мне ясно, зачем тебе этот безхвостый. Виверн вздохнул.

– А я и сам не понимаю. Вот, свалился как снег на голову. И ведь не бросишь. Видать, судьба у меня такая – спасать эльфов да драконов. И привязываться к ним… Беорн закрыл глаза, но голоса продолжали ранить его гордость.

– Сколько времени сможешь ты держать его у себя, Урсус?

– Сложный вопрос, однако. Я шаман, не вождь. Надо спросить у Говорящего-с-Айсбергом.

– Ну так пошли, спросим. Мне надо спасти свою подругу, я не могу ждать пока он встанет на ноги.

– Варан, я мог бы сказать, что ты совсем здоров, но тогда моя честность отморозит хвост. Ты далеко не полностью оправился за эти три дня…

Эльф услышал громовой смех виверна, который стремительно удалялся. Последняя фраза, услышанная Беорном, была не слишком понятной:

– Я удивлён, что морские кве-шу не захотели подождать тебя, Варан. Удивление моё сильнее, чем было бы, не знай я что они спасли тебе жизнь…

***

– Нет, и как тебе хватает наглости называть себя летающим?… – дракон описал широкое кольцо вокруг грифона. Иглис мрачно взмахивал крыльями.

– Послушай, я ведь не смеюсь над твоими козлиными рогами? Дракон нахмурился.

– А ты попробуй. Мне ведь только повод нужен, птичка. Все перья повыдёргиваю.

Грифон промолчал. Они третий день мчались на юг, проносясь над бескрайними лесами и скалами. Настроение Иглиса падало в прямой зависимости с улучшением настроения Раэна. Дракону очень нравился ландшафт. Вдобавок грифон тащил энергетическую пушку, а дракон – только батарею к ней.

– И зачем я полетел за тобой?… Подумать только: маги, гномы, ящеры-телепаты и бессмертные эльфы. Ну прямо как в земных фэнтэзи-фильмах тысячелетней давности…

– Я тебя с собой не звал. И я только обрадуюсь, если ты отстанешь. Серебрянный дракон усмехнулся, паря на неподвижных крыльях над Иглисом.

– Да ну? И отпустить тебя, после нарушения стольких законов? Иглис фыркнул.

– Ящерица, вот что я тебе скажу. Понял? Тень была настоящим драконом. Она благородная была, честная до идиотизма. А ты вообще, только снаружи дракон. Раэн снизился, с интересом поглядев на грифона.

– И чем же я так тебе не понравился?

– Не знаю. Но от тебя за километр несёт хитростью и злобой. Непохож ты на дракона, Раэн.

– Удивительно. Мои родители всегда называли меня драконом. Моя подруга называла меня драконом, друзья так называли… А вот облезлая четвероногая курица с волосатым хвостом считает, что я кто-то другой.

Иглис задохнулся от ярости. Резко спикировав на землю, он сбросил со спины контейнер с орудием и сорвал с пояса обоюдоострый шест.

– А ну спускайся, если такой смелый!

Дракон описал над грифоном круг, а затем внезапно перевернулся на спину. Вращаясь в трёх плоскостях одновременно, он совершенно неожиданно для Иглиса выстрелил из обоих бластеров, закреплённых на предплечиях.

Разрывы произошли в сантиметре от ног грифона. Прежде чем тот успел вздрогнуть, Раэн не глядя дал очередь из бластера в его сторону. Шест с лезвиями разлетелся на десяток кусочков, и на глазах шокированного Иглиса дракон подстрелил каждый кусок на лету. Затем он приземлился перед грифоном, небрежно поигрывая дымящимся бластером.

– Когда ты научишся стрелять хоть в сто раз хуже меня, я тебя зауважаю. Пока же ты – наглая птица, которая заявляет о себе как о солдате. Солдат должен уметь стрелять, птица. А ты не только не умеешь – ты ещё и нарушил несколько законов моей планеты. Из-за тебя я оказался чёрт знает где, в отделении меня могут посчитать за дезертира. И ты хочешь, чтобы я тебя уважал? Иглис глухо зарычал.

– Умение убивать – не главное умение разумного существа. Раэн рассмеялся.

– Точно. Но ведь ты назвал себя солдатом, грифон. А умение убивать – главное умение солдата. И попробуй меня опровергнуть. Ты можешь быть сколь угодно великим как-там-тебя. Но раз назвался воином – будь им. Как я.

– Скромность – черта драконов? Наверно, меня одурачили.

– Причём тут скромность? Я знаю себе цену, и не намерен строить из себя робкого дракончика. Я – лучший стрелок Империи, неплохой оперативник и специалист по астронавигации. А ты? – дракон толкнул Иглиса крылом. – А вот ты – кто? Не говори «солдат». Ты не солдат.

49
{"b":"17746","o":1}