ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Подъём.

Глава 7

Корабль покачивался на волнах. Обзорный экран показывал безграничный Океан, уходивший в бесконечность.

– Теперь слушайте меня внимательно, – психолог развернулся к экипажу. – Дихтис, Фтимар, Нойс, Тектор, Линг, Ронг, Тимак, Кариас, Ткаг, Зенар, Угрт и Мекаф. Вы впервые в Космосе, и есть одна деталь, которую никакой тренажёр, никогда не сможет передать. Это масштабы. Вы должны уяснить, что Свода над головой НЕТ. Стен – НЕТ. Нет вообще ничего, кроме бесконечной плоскости Океана и бездонной пропасти неба. Не улыбайся! – резко добавил Мун, заметив выражение лица Нойса. – Когда я первый раз вышел на палубу, я потерял сознание. В тот раз лишь случайность спасла корабль.

– А случайность звали капитан Мун, – заметил Айнук. – Который заранее приказал команде выходить по одному.

– Айнук, это действительно была случайность. – сухо ответил Мун. – Я не знал, как действует на сарка вид Космоса. И не был готов.

На миг повисло тяжёлое молчание.

– Выходят по-одному. В скафандрах. Пронк и Ортс, вы будете страховать. Пока весь экипаж не привыкнет к открытым пространствам, корабль не тронется с места.

Затем психолог повернулся к капитану:

– Мистар, сбрось маяк.

– Уже.

Мун вздохнул.

– Фтимар, иди за скафандром. Ты будешь первым.

***

Фтимара принесли обратно Пронк и Ортс. Крылатый сарк находился в глубоком шоке, вся его шерсть стояла дыбом.

– Капитан, это очень опасно для психики? – спросил Тектор, напрасно пытаясь совладать с ужасом.

– Да. – коротко ответил Мистар. – Но выхода нет. Могу посоветовать лишь одно: НЕ СМОТРИ ВВЕРХ.

Тектор шёл вторым. Зрелище беспомощного, трясущегося Фтимара стояло перед глазами подобно видению, инженер дышал мелкими и частыми вздохами. Как его учили.

– Не бойся, – голос Айнука заставил его подпрыгнуть. Чёрный сарк погладил друга хвостом.

– В первый раз это страшно, да. Но ты справишься.

– Я... постараюсь.

– Закрой шлем.

Щелчок.

– Смотри под ноги.

Металлический пол.

– А теперь держись.

Шипение гидравлики, и...

– Что это за шум?

– Это волны Космоса, – ответил Айнук, полной грудью вдыхая запахи Океана. Тектор упорно смотрел на свои ноги.

– Осторожно выходи.

Он вышел, трясясь от страха и замирая от сознания собственной храбрости.

– Тектор, дыши глубоко. Положи руки на перила. Обе руки. Теперь медленно... Медленно, я сказал! Поднимай взгляд.

Океан оказался вовсе не чёрным, как думал Тектор. Цвет волн напоминал глаза Фиалы, и это неожиданно убрало большую часть страха. Осмелев, сарк поднял голову и посмотрел вдаль.

Мозг несколько секунд пытался найти ориентиры. Тектор забыл о дыхании и лихорадочно смотрел, тщетно надеясь увидеть стены, камни, песок, хоть что нибудь!

– Айнук!!! Ничего нет!!! Ничего нет!!!

– Не бойся! – быстро сказал космонавт. – Это называется «горизонт». Мир не исчез, просто ты не видишь его краёв – слишком далеко. Не смотри вверх, Тектор. Дыши глубоко, спокойно. Мир не исчез.

Но предупреждение опоздало. В поисках знакомых объектов Тектор немного поднял взгляд.

Опустить голову он уже не сумел. Смутно ощущая, как сердце останавливается, Тектор смотрел всё выше и выше, всё выше и выше, пока не увидел!!!

– Что это?! – прошептал его ослеплённый мозг.

– Это Солнце, – ответил Айнук. Прищурившись, он тоже посмотрел вверх. – Оно стало гораздо ярче с прошлого раза...

Сердце Тектора остановилось. Пропали звуки и ощущения. Пропали мысли и страхи. Остался только он – и Солнце.

Солнце! Оно висело в бесконечности подобно плазменному сердцу ядерного взрыва, источая свет и тепло. Одним своим великолепием оно уничтожило весь мир, и осталось одно, царственное, невероятное, прекрасное и обжигающее.

Солнце.

Потом Айнук рассказывал, что почти минуту Тектор стоял неподвижно, глядя в небо. Сам инженер помнил только боль в глазах и медицинский отсек.

***

– Живой? – со смехом спросил Айнук.

Тектор привстал с подушек.

– Друг, как оно прекрасно! – прошептал он мечтательно. – Я хочу увидеть его ещё раз!

– Увидишь, не волнуйся. Сразу после похорон мы начинаем движение к острову.

– Похорон? – инженер вздрогнул.

Айнук вздохнул.

– Мы понесли первую потерю. Дихтис скончался от шока, увидев Солнце.

– О, нет... – Тектор закрыл глаза. – Мун, ты жесток. – прошептал он.

– Мун не виноват. Он сказал Дихтису, чтобы тот оставался в корабле. Физик сам потребовал вывести себя на палубу.

Они помолчали.

– Айнук, если все переносят первый выход на поверхность таким образом, мы не сможем переселить сарков. – заметил Тектор.

– Этот вопрос пока не стоит. Когда на поверхности будет построена база, мы начнём искать решение. Не раньше.

– А тебе не кажется, что мы просто боимся признать правду? – внезапно спросил инженер.

Айнук отвернулся.

– Тектор, ты хорошо знаком с математикой, ведь так? – спросил он после долгой паузы.

– Достаточно, чтобы оценить вероятность положительного решения.

– Я о другом.

Биотехнолог помолчал.

– Какой процент сарков перенесёт смену местообитания безболезненно, как ты считаешь?

Тектор запнулся.

– Не больше половины?

– Вздор! – резко ответил Айнук. – До восьмидесяти процентов сарков никогда не смогут жить на поверхности. Особенно самки и молодёжь.

Инженер содрогнулся.

– Но... Тогда в чём смысл нашей попытки?!

– В тех двадцати процентах, которые смогут, – глухо сказал космонавт. – Пора признать весь ужас положения, Тектор. Мистар правильно назвал мир сарков «вещью в себе», мы слишком хорошо приспособлены к среде обитания. Поэтому, в течение нескольких циклов погибнет восемьдесят процентов нашего народа. И мы ничего не сможем с этим поделать. Н-и-ч-е-г-о. Наша цивилизация рухнет словно карточный домик.

Инженер заставил себя встать. Айнук печально взглянул на него, и Тектор внезапно увидел будущее. Он увидел содрогающийся Свод, разрушение городов и ярко-красные реки, текущие по каналам. Он увидел раздавленную огромным камнем Лиаз, истекающую кровью Фиалу, шесть коротеньких хвостиков, торчащих из под рухнувшего Моста Технологии...

– Нет... – в ужасе прошептал сарк. – Нет, нет!

– Мы боремся, друг, – ответил Айнук. – Боремся. Но лучше если ты прямо сейчас поймёшь, что ожидает нас в случае поражения.

Тектор долго стоял в медицинском отсеке, закрыв глаза.

– Айнук. – произнёс он затем. – Пошли на палубу.

Чёрный сарк невесело улыбнулся.

– Я тоже изучал психологию, – сказал он печально.

***

Похороны Дихтиса прошли как-то буднично. Тектор, Айнук и Фтимар стояли на серебристой палубе космического корабля, окружённые друзьями и Океаном. Перед ними в небольшой надувной лодке лежало тело пожилого сарка.

– Он не первый, кого забрал Космос. – сказал Мистар. – И он не последний. Мы движемся вперёд, покоряя всё новые высоты науки и техники, но платим за это своими жизнями. Каждое открытие берёт себе жертвы, и чем значительней оно, тем дороже обходится.

Капитан поднял голову к бездонному синему небу, откуда на космонавтов светило Солнце.

– Дихтис был выдающимся учёным, – продолжил он негромко. – Только благодаря его реактору мы с вами находимся сейчас здесь. Я мог бы говорить о делах и свершениях этого сарка очень долго, но я скажу коротко.

Мистар оглядел замерших космонавтов, и тихо произнёс:

– Он умер. Но перед смертью увидел Солнце.

Больше никто не выступал. Лодку с телом физика столкнули в Океан, и Тектор долго следил за оранжевым пятнышком на волнах Космоса. Его душа стремительно менялась. Позже, в корабле, Тектор поймал себя на странной мысли: он не хотел возвращаться. Он боялся Свода, нависшего над головой, страшился запахов города и необходимости переодически надевать противогазы.

10
{"b":"17748","o":1}