ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Словно морской скат!» – родилась мысль.

Когда первое удивление отпустило, Тектор обратил внимание на другие особенности. В первую очередь его внимание привлекли острые коготки, венчавшие каждый палец; инженер раньше лишь раз видел животное с когтями. В палеонтологическом музее...

Зверёк чуть подвинулся вперёд и смешно склонил голову на бок. Голова у него была большая, с выпуклым лбом и вздёрнутым плоским носиком. Маленькие черные глазки совсем не соответствовали чудовищным треугольным ушам, каждое из которых было раза в два больше всей головы. На концах ушей торчали кисточки, раковину защищала тонкая бахрома серых волосков.

– Знакомься, это Фтимар, наш разведчик, – сказал Мистар. – И закрой рот. Он такой же сарк, как и ты.

– Сарк?.. – только и сумел выдавить Тектор.

Зверек на всех четырех проковылял в комнату и уселся на ковер, обернув вокруг себя верхние конечности, будто плащ.

– Был несчастный случай, – сказал он вполне обычным, слегка хрипловатым голосом. – Мой мозг пересадили в это тело.

Тектор судорожным усилием воли взял себя в руки и даже сумел дернуть ухом, надеясь, что жест правильно истолкуют.

– Р-р-рад знакомству, – пробормотал он. – Мистар, мне потребуются объяснения.

Капитан кивнул.

– У вас впереди целая смена, знакомьтесь друг с другом. И помните: когда начнется подготовка – свободного времени не останется. Все вопросы, которые у вас возникнут, задавайте сегодня.

С этими словами он вышел из комнаты и плотно закрыл дверь.

***

В тинке было тихо и спокойно. Тектор поймал себя на мысли, что такое надёжное место никогда не подведёт. Здесь просто смешно думать о конце света... Инженер зашипел сам на себя. Именно такая психология привела к гибели древний город Динсан на Восточной Равнине. Сарки не верили данным о неустойчивости грунта, пока в один ужасный день половина города не рухнула им на головы. Теперь в развалинах живут ренегаты...

Дверь в бокс 56-9 вновь была закрыта. Тектор тихо постучал.

– Ты? – Лиаз выскочила в коридор и потёрлась носом об нос своего сарка. – Что случилось?

– Дети спят?

– Все кроме Текстара. Он занимается.

– А где Фиала?

– У подруги, на девятнадцатом этаже.

Тектор вздохнул.

– Лиаз, я зашёл предупредить. Меня долго не будет в городе. Очень долго.

Самка встревожилась:

– Куда ты уезжаешь?

– Меня выбрали в экспедицию, Лиаз.

Она пискнула от неожиданности.

– В Космос?!

– Да, – Тектор ласково гладил Лиаз по спине, пытаясь успокоить. – Не волнуйся. Это не опасно, просто занимает много времени...

– Как не опасно?! Ты забыл, что Третья экспедиция исчезла?! Погибло тридцать сарков!

– Это было давно.

– Всего три цикла назад!

– С тех пор посылали четыре корабля, и они удачно вернулись.

Лиаз вцепилась в Тектора.

– Нет! Ты не должен лететь, пожалуста! В Аретисе много специалистов, тебе найдут замену...

– И я на всю жизнь останусь ничтожеством, – тихо сказал сарк. Лиаз вздрогнула всем телом.

– Я знаю, что это опасно, – инженер вздохнул. – Но я обязан. Ты даже представить себе не можешь, сколь многое зависит от этой экспедиции.

Тектор нежно потёрся носом о нос своей самки.

– Я вернусь, Лиаз. Обязательно вернусь. Передай детям – их отец вернётся.

Она тонко пискнула.

– Передам... Тектор, ты словно улетаешь навсегда...

Он помолчал.

– В каком боксе Фиала? Я хочу попрощаться и с ней.

Лиаз улыбнулась сквозь слёзы.

– Ты всегда любил нас одинаково.

– Я ещё не умер... – Тектор подмигнул.

– Она в 90-5-ом.

Сарк ещё пару минут не уходил, пожирая глазами двери в бокс. Затем, не сказав ни слова, направился к лифтам. Но даже когда Тектора уже не было видно, Лиаз продолжала смотреть ему вслед.

Инженеру отвели всего полсмены, чтобы уладить дела в городе. Тектор успел. К концу смены он подошёл к широким дверям Космического Управления, сжимая в зубах чемодан и с трудом подавляя страх. Здесь уже стояли несколько сарков, в их числе и Фтимар. Тектор невольно подумал, каково это – превратиться в ходячую приманку для зевак...

– Приветствую! – невысокий чёрный сарк улыбнулся.

– Айнук? – удивился Тектор.

– А как же. Один из двоих биотехнологов экспедиции.

Знакомое лицо как хвостом сняло напряжение. Заметив это, Айнук улыбнулся ещё шире.

– Познакомься. Психолог экспедиции, главный помощник капитана, первый в ранге, Мун.

Первый в ранге! Тектор вежливо перебрал ушами.

– Здравствуй, уважаемый.

– Рад видеть тебя, Тектор. – Мун выглядел старым. Его ярко-белая шерсть уже утратила блеск, попадались и седые волоски. Как и все первые в рангах, Мун не носил браслета. Его шею украшало тонкое стальное ожерелье, похожее на свёрнутую в кольцо решётчатую ферму моста.

Тектор потряс головой. Он так привык мыслить мостами и конструкциями, что даже в декоративной цепочке видел знакомые формы.

– Идемте, я покажу вам корабль. – с улыбкой предложил Мун.

– Как? Он уже построен?! – растерялся инженер.

– Экспедиция готовилась больше цикла. Падение метеорита только поменяло цель, мы всё равно собирались стартовать через тридцать-сорок смен.

Сквозь просторный вестибюль сарки и Фтимар прошли к лифтам. В здании царила полная тишина, тихий гул двигателей лишь подчёркивал её.

– Корабль называется «Титановая гордость», – начал Айнук, пока лифт скользил вниз. – Как понимаете, он построен с учётом опыта семи экспедиций. Экипаж – только двадцать шесть сарков, поскольку всё остальное пространство занимает груз оборудования для сборки базы.

– Мы учли рекомендации предшественников, – добавил Мун. – Они говорили, что для передвижения по местности совершенно необходимы мощные вездеходы. Поэтому мы везём два вездехода, которые позже станут энергостанцией и заводом для базы.

Тектор во все глаза смотрел сквозь прозорачные стенки лифта. Под ним простирался залитый ярким голубым светом зал, полный сарков и техники.

– "Титановая гордость" – первый в мире корабль, снабжённый фосфорным реактором. – гордо сказал Айнук. – Топлива хватит на полтора цикла непрерывного движения, не говоря уже о мощности и компактности двигателя. А вездеходы питаются от полимерных аккумуляторов, которых им хватает на три смены. Затем, всего за смену, аккумуляторы перезаряжают в корабле.

– Потрясающе! – Тектор едва дождался открытия дверей. – Это и есть корабль? – спросил он Муна, дрожа от волнения.

– Да, – ответил старый сарк. И все умолкли, отдавая дань триумфу техники.

Корабль был назван «Титановой гордостью» не только за основной материал своей обшивки. Он был воистину огромен. Двести метров обтекаемого сигарообразного чуда. Тысячи тонн сверкающего металла, четыре мощных винта на корме, стреловидные крылья, хромированные рулевые плоскости... Общее ощущение стремительности и совершенства. Тектор потерял дар речи, он мог только смотреть и внимать.

– Обрати внимание сюда, – Айнук указал на два сигарообразных поплавка по концам крыльев. – Это электростатический движетель. Винты отжили своё время, и оставлены только для непредвиденной ситуации. Главный двигатель – совершенно новое изобретение. Он использует удивительный эффект космической воды: когда через сверхмощные обмотки пропускают ток очень большой силы, вода начинает вести себя подобно ротору линейного электродвигателя. Таким образом, мы достигли вековой мечты машиностроителей: двигатель без движущихся частей.

Айнук светился гордостью за свой корабль, и Тектор полностью ее разделял, хотя пока видел «Титановую гордость» только снаружи. Однако, тут послышался хрипловатый голос Фтимара:

– Айнук, секунду. Что это за механизмы? – он указал на две короткие трубы, зиявшие снизу под каждым крылом. Трубы крепились шарнирно, и подозрительно напоминали...

– Пушки, – спокойно ответил Айнук.

– Пушки?!

– Пушки, торпедные аппараты – их можно назвать как угодно.

7
{"b":"17748","o":1}