ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но зачем?

– Для обороны от чудовищ, – совершенно серьёзно сказал Айнук. – Фтимар, в Космосе есть жизнь. И когда ты увидишь хоть одно космическое животное, ты спросишь: почему всего четыре пушки.

Глава 5

– Пробоина! – крик ударил по нервам, словно хлыст из вольфрамовой проволоки. Тектор вскочил из-за стола. Так. Первое – соблюдать спокойствие. Инженер стремительно подошёл к телекому.

– Отсек 17, течи нет.

– Немедленно одеть скафандры! – загрохотали динамики. – Эвакуация корабля! Немедленно!

Тектор бросился к шкафу. С тихим шелестом раздвинулись двери, на руки инженера упал серебристый космический комбинезон.

«Левую руку, правую ногу, хвост, правую руку, голову, левую ногу, застегнуть...» – баллончик со сжатым воздухом продувал скафандр изнутри, облегчая процесс надевания. Тектор застегнул комбинезон и схватил с полки шлем. Одеть, защёлкнуть, опустить забрало. Правая рука уже вынимала из шкафа баллончик с жидким кислородом. Запас на два часа.

– Отсек 17, скафандр надет, – проговорил Тектор. Сквозь шлем ответ прозвучал глухо:

– Отсек 17, третья капсула!

В коридоре ровно горели лампы дневного света. Тектор бежал по металлической палубе, припоминая инструкции.

«Спасательные капсулы предназначены для семи сарков в скафандрах. Каждая капсула может выдерживать давление до 100 атмосфер... Декомпрессия не требуется...»

Первая!

«Эвакуация должна присходить в полном порядке, без следов паники или...»

Вторая!

«Помните, мест достаточно для всех, никто не останется на гибнущем корабле...»

Третья! Тектор ожесточённо дёрнул на себя люк. Не открывается. Он потянул изо всех сил – безуспешно. Попытался провернуть штурвал гермозамка. Его заклинило. Тектор вздохнул.

«Спокойно...»

Он подбежал к телекому.

– Рубка, это Тектор! Люк в третью капсулу заклинило!

Молчание.

– Отвечайте!

Молчание. Тектор вернулся к люку.

«Думать!»

Осмотрел штурвал. Попытался повернуть его в одну сторону, затем в другую. Зашипел и сорвал с пояса алмазную дископилу.

Два коротких штриха крест-накрест в правой половине люка. С трудом отогнув горячий металл, Тектор вонзил диск пилы в кабели и закоротил их попарно. Полыхнула синяя вспышка, дверь отъехала в сторону.

Он ворвался в шлюзовую камеру и с ходу прыгнул в капсулу. На сей раз люк открылся нормально. Тектор упал в кресло, молниеносно пристегнул ремни и нажал кнопку таймера.

– Девять минут.

Двери тренажёра раскрылись.

– Тектор, ты утонул две минуты назад. – сказал Айнук.

Инженер вздохнул.

– Я не ждал, что люк будет сломан...

– Он не был сломан.

В камеру протиснулся громадный рыжий сарк.

– Тектор, я сто раз говорил: если дверь не открывается, значит она закрыта.

– Пронк, что я мог подумать?

– Ты не мог. Ты ОБЯЗАН БЫЛ подумать, что распределяющий из рубки ошибся когда направил тебя в третью капсулу.

Айнук добавил:

– Вспомни, ты пробежал мимо двух капсул. Третья – самая дальняя от твоего отсека. Тебя не могли направить в неё.

– В результате ты уничтожил семерых сарков, когда взломал шлюзовую камеру. Третья капсула была полна и готовилась к старту. Вот почему дверь не открывалась.

Тектор понурил голову.

– Позор мне...

Пронк улыбнулся.

– Не унывай, инженер. За шесть смен дойти до показателя в девять минут – это совсем неплохо.

– Я никогда не стану космонавтом, – мрачно сказал Тектор.

Айнук помог ему снять скафандр.

– Ты очень быстро учишься. Не волнуйся, впереди ещё четырнадцать смен. А пока – так, к слову: если капсула занята, на двери горит красный сигнал.

Пронк рассмеялся.

– Может, тебя успокоит, если я скажу что из двенадцати новичков только Фтимар учится быстрее тебя?

– Да? – инженер невольно улыбнулся. – Рад за него. А кто же на другом конце?

– Дихтис, – ответил Пронк. – Целых двенадцать минут.

– Но он стар. А я...

– Молод и здоров! – рассмеялся Айнук. Он хлопнул Тектора хвостом по спине.

– Пошли, выпьем стикса и разберём ошибки.

Так они и сделали.

***

– Итак, расскажи мне об организации экспедиции.

Фтимар вздохнул.

– Корабль погружается в море на глубину семисот метров, где находится туннель в космос. Мы плывём по этому туннелю, пока не выйдем в Мировой Океан. С этого мига мы находимся в космосе. Корабль всплывает на поверхность Океана и отмечает местонахождение туннеля специальным маяком.

Мун кивнул.

– Дальше.

– Затем мы движемся в направлении гипотетического острова. Иными словами, обратно.

– Стоп. Фтимар, остров не гипотетический.

– Его никто не видел.

– Видели. Я сам видел. Но мы не могли высадиться, поскольку не имели вездеходов. Да и корабли были совсем крохотными по сравнению с «Гордостью».

Фтимар помолчал.

– Мун, почему погибла третья экспедиция?

– Она не погибла. Она исчезла.

– Не вижу особой разницы.

Мун вздохнул.

– Я тоже, – признался он. – Но капитаном той экспедиции был мой сын.

Фтимар отпрянул:

– Прости.

– Прощаю. Дальше; что мы делаем, когда высаживаемся на остров?

– "Если" высаживаемся, Мун. Мы собираем вездеходы и отправляемся на разведку. Исследовав побережье и подобрав место для базы, десять сарков начинают её строить, в то время как «Гордость» отправляется обратно за следующей партией материалов.

– Что делаешь ты?

– Именно я выбираю место для будущей базы. – Фтимар вздохнул. – С воздуха. И я останусь там, когда корабль отправится домой.

– Что ты делаешь, если корабль гибнет на обратном пути?

– Зависит от обстоятельств. Если мы видим, как погиб корабль, или получаем сигнал бедствия, то немедленно замораживаем строительство базы в пользу оборонного периметра. Тем временем я в одиночку лечу в глубину острова, взяв с собой только ретранслятор для дальнобойной рации.

– Зачем ты это делаешь?

– Я должен найти пробоину от метеорита и проникнуть сквозь неё в пещеры, чтобы сообщить о гибели корабля... – Фтимар запнулся, но добавил: – ...и вернуться за оставшимися на новом корабле.

– Далее. Что, если проходят смены за сменами, а корабля нет?

– Я жду корабль на базе. Сто шестьдесят смен. Затем беру ретранслятор и дальше без изменений.

– Далее. Что, если корабль гибнет по пути к острову, но тебе за счет крыльев удаётся спастись?

– Почти неизбежная смерть. – коротко ответил Фтимар.

Мун помолчал.

– С теорией ты справился. – сказал он наконец.

Глава 6

Их провожало не так много сарков, как ожидал Тектор. Эшелон мощных тягачей две смены назад отправился к морю, таща за собой корабль. Вот это было зрелище! Дорога буквально кишела зрителями, чудом избегавшими гусениц, камеры стояли через каждую сотню метров. Весь мегаполис провожал «Титановую гордость» в первый рейс... Куда уж там двум невзрачным автобусам соперничать с громадным сверкающим кораблём.

Непонятно почему, Тектора очень обидело подобное отношение. Он хмуро глядел сквозь стёкла на кучку провожающих, и странное чувство заставляло его сердце биться сильнее.

– Машины... – сказал он внезапно. Космонавты оглянулись.

– Машины – вот герои нашей цивилизации. Не мы...

Тектор сам не понимал, что на него нашло.

– Мы живём в недрах громадного города, который всего лишь очень сложная машина. Машины следят за чистотой воздуха и домов, машины готовят нам пищу, машины ухаживают за нашими детьми и самками. Но ведь на самом деле это мы служим машинам. Мы придатки Города. Органы, работающие, чтобы Город жил своей металлической жизнью под небом из железобетона...

Фтимар, который, угрюмо нахохлившись, сидел в кресле рядом с Тектором, криво улыбнулся. Мун в соседнем ряду бросил на инженера любопытный взгляд.

– Ты изменился, – заметил психолог. – Я с трудом узнаю испуганного сарка, подошедшего к дверям Управления два десятка смен назад.

8
{"b":"17748","o":1}