ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Возможно, своим поступком Его величество пытается уберечь того, кому вскоре предстоит занять его место на престоле, — предположил отец и язвительно добавил: — Говоря по правде, это справедливо. Канцлера-то мы не защитили — ни Вертрауэн, ни Королевский Кабинет, никто. Пребывание наследника трона на Соленых Озерах, вдалеке от столицы, лишит злоумышленников возможности нанести новый удар.

— Да? — кресло натужно скрипнуло под тяжестью с размаху опустившегося в него человека. — Ты действительно так полагаешь?

— Так могут подумать при дворе, — хладнокровно уточнил отец. Вернее, сейчас он перестал быть моим отцом, став светлейшим герцогом Мораддином Эрде, главой Пятого Департамента, человеком, умеющим предвидеть действия своих противников на три шага вперед. — На самом же деле…

— На самом деле меня просто снимают со счетов! — голосок у его высочества отличался редкой гулкостью, и, стоило ему заговорить погромче, хрустальные подвески настенных светильников жалобно забренчали. — Если в столице что-то произойдет — а любой нищий побирушка способен догадаться, что в Бельверусе со дня на день что-то случится! — я буду последним, кто об этом узнает! Каждая пройденная лига отделяет меня от города… и от короны. А если произойдет такое несчастье, и спустя полторы седмицы я дотащусь до Эвербаха? Сколь бы быстро не пришло известие, мне понадобится по меньшей мере десять дней для обратного возвращения! Что, мои братцы, люди новоиспеченного канцлера и кофийская свора будут терпеливо ждать, когда я вернусь? Как бы не так! Я приеду и увижу, что остался несолоно хлебавши! Да, закон о престолонаследии на моей стороне, я — старший сын, но в такие смутные времена, как нынешнее, кто будет обращать внимание на законы? Не спорю, у вашей милости есть средства заткнуть особо рьяные и громкие рты, потянуть время, но и ты, Мораддин, как полагаю, не всесилен! Вдобавок ты заперт здесь, в своем доме! Тебя окружили здесь, меня вежливо прогнали вон — что теперь делать? Скажи, что ты обо всем этом думаешь?!

— Не всесилен и под домашним арестом, — согласился герцог Эрде. Я осторожно выглянула в щель между шторами, углядев очертания сидевшего ко мне спиной принца и неторопливо расхаживавшего взад-вперед отца. — То и другое, в сущности, ничего не значит… Что делать? Я вижу только один ответ — действовать, не давая врагам нанести упреждающий удар.

— Действовать? — желчно переспросил Нимед. — Интересно, как? Прорываться обратно во дворец? У меня с собой сорок человек личной стражи и в довесок — полтора десятка королевских гвардейцев. Стоим им свистнуть, как на поддержку примчится полторы сотни псов, прикормленных Королевским Кабинетом. Меня просто вышвырнут из города, не взирая на титул и положение!

— Значит, придется уехать, — со странным, задумчивым выражением произнес Мораддин. — ехать с развернутыми штандартами и положенным шумом через Полуночные ворота, как подобает наместнику Края Соленых Озер.

Поскольку я не видела выражения лица принца, могу только догадываться, какая гримаса возникла у него на лице.

В кабинете стало тихо. Только чуть слышно похрапывал задремавший перед камином Бриан, да отсчитывала мгновения стоявшая на столе малахитовая клепсидра, помахивавшая крохотным золотым маятником.

«Говоря об отъезде, отец имеет в виду нечто совсем иное, — внезапно догадалась я и от этой догадки едва не свалилась с подоконника. — Король, придворные, горожане — все без исключения должны быть уверены, что наследник покинул столицу. Только… Только никуда он не поедет! Избавится от навязанной ему охраны и… И исчезнет до нужного срока».

— Холмы за переправой через Амагер, — деловито зашуршал разворачиваемый чертеж. — Полно укромных и подходящих местечек. Оттуда сворачиваете на полуночный восход, через три лиги будет замок Вальдек, принадлежащий Вертрауэну. Там вас встретят. Либо же едете дальше по Полуночному тракту до во-от этой развилки подле хутора Боцен, и спускаетесь вниз по ручью. Остается преодолеть чуть меньше лиги и узрите еще одно наше владение — Даларну, бывший Замок Королевы.

— И сколько мне там отсиживаться? — Нимеду-младшему порой не хватало терпения дослушать собеседника до конца. — Самое большее, что я могу себе позволить — пять-шесть дней. К тому времени наш отряд уже должен будет добраться до Нумалии. Если мы не появимся, возникнут ненужные расспросы. Тамошнего градоправителя наверняка предупредили голубиной почтой, какого гостя ему ожидать, так что в Нумалии срочно мостят разбитые улицы, сметают мусор в канавы и гоняют крыс в пустующем замке короны. Конечно, я мог бы выбрать иной путь, в обход города, но это покажется странным. Зачем петлять по размытым проселочным дорогам, когда имеется отличный наезженный тракт?

— В Нумалии не должно вспыхнуть даже искры подозрений, — согласился Мораддин. — То есть через три или четыре дня…

Он не договорил, а принц ничего не переспросил. Эти двое и без слов поняли друг друга.

— Благополучного путешествия, — с плохо скрываемой язвительностью произнес мой отец. — Говорят, в Эвербахе в это время как раз начинается время распродажи шкур снежных барсов из Граскааля. Ее высочество принцесса Эйлин будет просто счастлива приобрести столь редкостную вещь.

— Не сомневаюсь, — Нимед коротко хмыкнул, встал и пошел к выходу. На пороге он обернулся, негромко спросив: — Мораддин, а ты… ты уверен? Уверен, что иного выхода не остается?

— Выход есть всегда, — отозвался его светлость Эрде. — Скажем, остановиться и предоставить все решению богов. Только кое-кому из моих высоких покровителей придется смириться с тем, что всю жизнь ему придется носить титул «вечного наследника». Хотите? Вы принц, ваше слово — закон, я подданный Немедии, мое дело — подчиняться и выполнять ваши приказания.

— Говорят, ты сам тоже не прочь забраться на местечко повыше, — веско и размеренно проговорил наследник трона.

— Я никогда этого не отрицал. Однако для меня власть — необходимое средство, которое я намерен обратить на пользу государства. Я предпочитаю видеть на троне не дряхлого старика, но разумного человека, полного сил и наделенного здравым смыслом. И я не собираюсь отказываться от того, чтобы перебраться на ступеньку повыше. Что в этом дурного? Кресло канцлера? Я его приму. Из рук Нимеда Второго. Когда настанет время.

— А что думает по этому поводу госпожа герцогиня? — вдруг осведомился Нимед. — Ее давно не видно — ни здесь, ни в замке короны. Шепчутся, будто она больна.

— Редкий случай, когда слухи достоверны, — по голосу я ощутила, как скривился отец. — Госпоже Эрде в самом деле нездоровится. Поэтому, как ни жаль, придется обходиться без ее помощи.

— Передайте почтеннейшей Ринге мои наилучшие пожелания скорейшего выздоровления, — очень серьезно и вроде бы даже искренне попросил будущий король Немедии.

Мне пришел в голову расплывчатый слух о том, что близость матушки к королевской фамилии отнюдь не ограничивалась дружескими отношениями с Его величеством и его наследниками.

Хлопнула дверь, по коридору пролетел слитный топот удаляющихся шагов принца и его спутников. Я нерешительно выбралась из своего укрытия.

— Не слишком-то похоже на летописные предания, описывающие мирную кончину очередного правителя, оплаканного безутешными родственниками и скорбящими подданными? — через плечо спросил отец. — Нимед еще не умер, а для него уже вовсю сколачивают гроб.

— У короля Рагрисса Офирского было шесть сыновей, причем трое — от одной матери, двое — от другой, и еще один — от подруги молодости, — вспомнила я известное предание. — Когда Рагрисс умер, официально завещав перед тем трон и корону старшему сыночку, его четвертый по счету отпрыск решил, что будет лучшим королем, нежели братец. Он привлек на свою сторону горожан Ианты и гвардию, поднял мятеж, завладел престолом, а затем, дабы раз и навсегда избавиться от возможных претендентов, велел перебить всех сородичей вкупе с семьями и малолетними детишками. Что и было проделано.

Отец, нахмурившись, какое-то время осмысливал мои слова, затем решительно мотнул головой.

36
{"b":"17750","o":1}