ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Страбонус каменно молчал, а в его глазах искрились льдинки. И смотрел он на нас, будто на двух помешанных.

— Если я помогу тебе вернуть корону, — заговорил кофиец, когда Конан остановился перевести дух перед тем, как начать все сначала, — что я получу взамен на эту услугу?

— Хотя бы собственную жизнь, — усмехнулся Конан. — По-моему, этого достаточно.

— Это только по-твоему, — голосом завзятого лавочника перебил Страбонус. — Обещаешь, что снизишь налоговые сборы с кофийских купцов?

— Обещаю, — варвар кивнул и посмотрел на иноземного венценосца отвратительно правдивыми голубыми глазами.

— Та-ак, — Страбонус задумчиво почесал подбородок. — Еще вернешь разрешение моим торговым кораблям плавать по Хороту и Алимане в пределах Аквилонии. Потом отзовешь из Кофа проповедников-митриацев. Они изрядно мешают моему придворному волшебнику Тсота-Ланти. Старик нервничает…

— А может, тебе еще луну с неба достать? — возмутился Конан. — Между прочим, делами религии занимаюсь не я, а главный жрец Валамир. С ним и договаривайся! Храмы в моей стране королю не подчиняются.

— Досада какая, — вздохнул кофиец. — Хорошо. Ограничимся пока торговыми льготами для купцов Кофа. И последнее, самое важное условие.

— Ну? — насторожился Конан, предчувствуя подвох со стороны Страбонуса.

— Весь следующий день ты будешь меня слушаться, — решительно сказал тот. — Если так боишься, что я убегу или что-нибудь испорчу — приставь ко мне своего цепного пса. В случае чего он сумеет всадить кинжал мне под ребра…

Я громко прокашлялся. Проклятый кофиец будто нарочно обозвал меня «цепным псом». Или догадался, кто я такой.

— Можно и согласиться, — поморщившись, проговорил варвар. — Главное в другом. Каким именно приказам я должен буду подчиняться?

— Любым, — уклончиво ответил Страбонус. — Заговором руковожу я сам и собираюсь… Вернее, собирался посадить на трон человека, верного Кофу. Он не обременен слишком большим количеством мозгов, но у него есть умные друзья, которые в нужный момент подскажут, как поступать… Итак, ты говоришь, что во дворце находится твой двойник? Отлично. Мы подменим двойника двойником.

— Чего? — вытаращился Конан. — Ну-ка объясни…

— Я тут кое-что придумал, — с нарочитой скромностью сказал кофиец. — Буквально сейчас… Если те честолюбивые люди, которые согласились принять мою помощь в устроении заговора, хотят убить короля — мы не будем им мешать. Наоборот, ты, я и все верные слуги, которые остались в твоем распоряжении, начнем способствовать заговорщикам по мере своих сил. Ночью мы, как и положено всяким порядочным злоумышленникам, придем во дворец, убьем тебя, тело унесем и спрячем, а место короля Аквилонии займет двойник.

И Страбонус изящным жестом руки указал на Конана.

— Ничего себе, — почесал в затылке варвар. — Здорово придумано. Никогда бы не подумал, что с помощью короля Страбонуса буду участвовать в заговоре против самого себя и превращусь в собственного двойника! Что-то мы перемудрили…

— Придумай лучше, — снисходительно фыркнул кофиец. — Итак, кажется, ты понял, что нужно делать? Сейчас мы пойдем в дом человека, который обязан возглавить переворот. Он знает, что я должен прибыть сегодня ночью, чтобы лично надсмотреть за событиями. Я объявлю этому дворянину, что план претерпел изменения…

— Змееныши Сета! — радостно выругался Конан. — Про тебя правильно говорят: «Хитрее Бела и умнее немедийского стряпчего». То есть ты представишь меня человеком, который должен будет заменить на троне настоящего короля?

— Именно, — согласился Страбонус. — Если бы послезавтра утром в городе объявили, что король Конан внезапно умер, а его место занял один из немногочисленных наследников Эпимитриуса, в городе началось бы недовольство. И прежде всего — со стороны пуантенской гвардии. Хотя точно знаю, что Просперо нет в столице… А теперь все пройдет очень тихо и спокойно. Настоящий король, вернее, то, что выдает себя за него, умрет, ты займешь трон, а с заговорщиками разберешься сам на следующий день. То есть когда я вернусь в этот дом и через Портал уйду обратно в Хоршемиш. Даже жаль немного, такой отличный план сорвался…

— Учти, — угрожающе начал Конан. — Я от тебя не отойду ни на шаг и, если почувствую, что ты ведешь двойную игру, прирежу незамедлительно. Но если твоя придумка выгорит, то… Вернувшись в Хоршемиш, жди моего посольства с указом о льготах кофийским торговцам. Договорились?

— Договорились, — спокойно ответил Страбонус, встал и протянул варвару руку. — Пусть твой телохранитель будет свидетелем. Я клянусь именем Солнцезарного Митры, что я верну тебе трон в обмен на мою жизнь.

— Если б только на жизнь, — вздохнул Конан, с силой пожав ладонь кофийца. — Канцлер опять начнет орать, что я разоряю казну.

— Прикажи отрубить ему голову, — Страбонус поморщился и затряс слишком сильно сдавленными пальцами, побелевшими от пожатия варвара. — В таком случае сейчас мы пойдем к герцогу, который должен меня ждать. Ты будешь молчать и соглашаться со всем, что говорю я.

Мы быстро собрались. Конан оттащил валявшийся у входа в дом труп Стахора в соседний двор, чтобы не вызывать подозрений у хозяина Антония, который должен был вернуться утром, и посыпал песком кровавые пятна возле порога. Небо на восходной стороне начало сереть, когда мы беспрепятственно покинули квартал Рогаро. Король Страбонус вел нас по городу с уверенностью, достойной любого тарантийского горожанина. Мне подумалось, что кофиец наверняка уже много раз бывал в Тарантии.

Мы свернули на набережную Хорота и двинулись к полуденной окраине столицы. В кварталы, где жили самые богатые и знатные люди, дворяне и наиболее зажиточные купцы.

— Сюда, — Страбонус указал на ворота красивого белого дома с колоннами, стоявшего в глубине сада. — Между прочим, Конан, я тебе посейчас не сказал, кто участвует в заговоре. Видишь герб над створками?

Варвар поднял голову и всмотрелся в изображение на вычурном щите-дроглоре, вывешенном у въезда в поместье.

— Ублюдок… — Конан едва дар речи не потерял. — А вроде бы уважаемый человек… Ладно, идем. Я герцогу потом все выскажу. Если, правда, он жив останется.

Дожидаясь, пока сонные привратники, разбуженные колокольчиком, подойдут к створкам, я подумал, что не следовало уезжать из Пограничья. Как спокойно жилось бы мне на родине! Никаких королей, Порталов, заговоров и заумных рассуждений о судьбах мира!

Но раз уж ввязался — придется идти до конца.

Глава девятая

РИНГА, ТРЕТИЙ РАССКАЗ

Тарантия, столица Аквилонии.

12 день первой зимней луны.

«…После неудачной попытки убийства существа, выдававшего себя за короля, немедийский конфидент спешно покинул дворец короны и скрылся в месте, обладавшем привилегией не выдавать скрывающихся на его территории преступников — в Обители Мудрости Тарантии. Здесь же небезуспешно скрывались и те, кого безуспешно разыскивал конфидент — подлинный король Аквилонии и некоторые из его спутников.

Теперь план их действий был почти готов и отшлифован до мелочей. Они решили всемерно содействовать замыслам заговорщиков, собиравшихся покончить с королем, а затем оставить на месте правителя «двойника», роль которого был должен сыграть настоящий король Аквилонии.

Все выглядело блестяще и безукоризненно, однако у конфидента возникли некоторые подозрения и он не спешил поделиться ими с остальными участниками комплота. Увиденное им в замке заставило представителя тайной службы Немедии заподозрить в двойнике не просто человека, до мелочей схожего обликом с королем, но колдовское существо, обладающее непонятными людьми силами. И конфидент решил столкнуть подобное с подобным — тайну с тайной, магию с магией, для чего заключил договор с величайшим из чернокнижников Полуденных и Закатных стран — стигийским магом Тот-Амоном, ныне подвергшимся опале со стороны прочих колдунов Черного Круга Стигии и вынужденным скрываться вдали от родины…»

69
{"b":"17752","o":1}