ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Уроки плавания Эмили Ветрохват
Я и мои 100 000 должников. Жизнь белого коллектора
Конфедерат. Ветер с Юга
Бородино: Стоять и умирать!
Траблшутинг: Как решать нерешаемые задачи, посмотрев на проблему с другой стороны
Профиль без фото
Изобретение науки. Новая история научной революции
SuperBetter (Суперлучше)
Затворник с Примроуз-лейн
A
A

И потому я старалась выглядеть как можно самоуверенней.

— А, — без всякого выражения сказал Тот-Амон, увидев, кто нарушил его уединение, — Немедийская Ищейка. Добилась своего? Хочешь полюбоваться на то, что вы со мной сделали?

У кого другого последний вопрос прозвучал бы злорадно, у Тот-Амона же он был простой констатацией факта. Похоже, он сумел безошибочно вычислить, кто доставил ему в начале этого года столько неприятностей и теперь полагал, что я раскрыла его убежище и явилась за ним. Я невольно почувствовала уважение — он даже не попытался сделать вид, что не узнает меня или не понимает, о чем идет речь. Этот человек умел побеждать, но умел и проигрывать. Вот только интересно, сделал ли он надлежащие выводы из случившегося с ним?

— Это моя работа, — сказала я примирительно, — и я ее выполняю так, как считаю должным. Ты зря полагаешь, что я хочу поиздеваться. Мы тебя не искали, наша встреча здесь — чистой воды случайность.

— Тогда что тебе нужно? — слегка раздраженно осведомился волшебник. — Или ты, подобно своим дружкам из Вертрауэна, полагаешь, что любого человека можно купить и продать?

— Вопрос сейчас не в этом, — я решила сразу переходить к делу. — У меня есть кое-что, принадлежащее тебе…

И я вытащила кольцо.

На какой-то долгий миг бесстрастная маска Тот-Амона превратилась в живое человеческое лицо — изумленное, недоверчивое и раздираемое желанием выхватить у меня драгоценную вещицу, а дальше — будь что будет! Однако маг сумел здраво оценить расстановку сил, справился со своим чувствами и кивнул:

— Да, это мой перстень. Что дальше? Надо думать, ты хочешь что-то взамен?

— Ну не возвращать же его тебе так запросто! — фыркнула я и тут же осеклась, такая ярость полыхнула во взгляде мага. — Да, собираюсь обменять его на твое умение. Мне нужно… — я поколебалась, вздохнула и решилась, — мне нужно существо. Любое, лишь бы оно было достаточно сильным, жутковатого вида и не слишком умным. Оно должно в определенное время появиться в определенном месте, выполнить свою работу и уйти, не оставив никакого следа. Ты можешь это сделать?

Маг выдержал паузу. Достаточно долгую, чтобы я успела занервничать, подумать, что совершаю ошибку и махнуть на все рукой — ясно, не согласится!

— Это совсем нетрудно, — наконец соизволил ответить Тот-Амон, — но мне необходимо знать точные время и место. А еще тебе придется заплатить.

Вот тут он и позволил себе слегка улыбнуться, а меня передернуло. Последнее обстоятельство как-то напрочь вылетело у меня из головы. Я хотела, чтобы Тот-Амон вызвал для меня демона из Черной Бездны. Подобное колдовство, в отличие от любого другого, требует от заказчика оплаты — не золотом, а жизнью. Мне нужно назвать имя человека, которого придется убить ради того, чтобы соединить мир людей и мир Пустоты, где обитают демоны. Тот-Амон имел право ухмыляться — он загнал меня в ловушку. Согласна ли я пожертвовать кем-то ради того, чтобы помочь Конану вернуться на трон? Каким-то совершенно посторонним человеком, не имеющим отношения к нашей борьбе за власть над Аквилонией и нашим интригам? Но если заговорщики не смогут убить прячущееся во дворце существо, что ждет мир тогда?

Наверное, когда я умру, на Серых Равнинах меня приговорят ко всем самым страшным наказаниям… Буду оправдываться тем, что все мои неблаговидные поступки совершались ради спокойствия в мире. Лучше уж погубленная жизнь одного человека, чем война Аквилонии и Офира, и грядущий хаос.

— Хорошо, — медленно проговорила я. — Сегодняшний вечер, около полуночи. Коронный замок, личные покои короля — полуночное крыло, второй этаж. Там будет создание… очень похожее на короля, но являющееся им. А еще лучше — если твой зверь расправится со всеми, кто окажется в королевских покоях. После этого он должен исчезнуть.

Если Тот-Амона и заинтересовали мои слова, он не подал вида. Вместо этого ядовито осведомился:

— Так на кого ты все-таки работаешь — на Немедию или на Аквилонию? Или, — он коротко хмыкнул: — лично на Конана? В таком случае передавай ему мои наилучшие пожелания в деле управления страной. Любопытно, долго ли он еще продержится?

— Долго, — сердито сказала я. — Так мы договорились?

— Имя жертвы и кольцо, — невозмутимо сказал маг. — После чего мы с превеликим удовольствием распрощаемся.

— Дион, — я мысленно попросила богов простить меня. — Ты, кажется, его знаешь.

— Полное ничтожество, — бросил Тот-Амон. — Я бы предпочел кого-нибудь более сильного духом. Впрочем, как я понимаю, распоряжаешься здесь ты, — едко добавил он.

Я ничего не ответила и протянула вперед ладонь, на которой свернулась золотистая змея.

Пальцы стигийского мага, мимолетно коснувшиеся моей руки, были сухие и очень холодные. Кольцо вернулось к своему хозяину.

— Надеюсь, мне не требуется перечислять все неприятности, грозящие тебе в случае невыполнения нашего соглашения? — осведомилась я. — И еще. Ты отлично понимаешь, что в Тарантии тебе делать больше нечего.

— На редкость здравая мысль, — Тот-Амон примерил возвращенный перстень на средний палец правой руки. Глазки змеи радостно сверкнули, — в которой я полностью с тобой согласен. Можешь не грозить мне карами своей тайной службы — я выполняю свои обещания. Всегда. Надеюсь, больше мы не увидимся.

— Взаимно, — буркнула я. Меня грызло подозрение, будто я чего-то недосмотрела. Впрочем, теперь это не имело значения — дело было сделано. Остается только ждать наступления вечера, а там выяснится, к чему приведет мое соглашение.

Тот-Амон спокойно повернулся и вышел из беседки. Я смотрела ему вслед, как он идет по аллее между облетевшими деревьями, и мертвые осенние листья взлетают за ним в крохотных воздушных смерчах. Потом откуда-то возник Тотлант. Похоже, он применил заклятье невидимости и слышал наш разговор от начала до конца.

— Опасную игру ты затеяла, госпожа, — тихонько заметил молодой стигиец.

— Знаю, — равнодушно согласилась я. — Но я предпочитаю быть уверенной в том, что сзади на меня никто не нападет. Как думаешь, сможешь в случае серьезных осложнений справиться с той тварью, что он вызовет?

— Попробую, — Тотлант пожал плечами. — Насколько я понял, нам нужно будет пропустить Аскаланте и его людей вперед, а самим не высовываться… Что-то ты плохо выглядишь, госпожа. Давай, я провожу тебя.

Я кивнула и мы не торопясь пошли к дому. Разговаривать не хотелось, да и о чем можно было говорить? Сделанного, как правильно утверждают многочисленные поговорки, не воротишь.

Глава десятая

ХАЛЬК, ВТОРОЙ РАССКАЗ

Тарантия, столица Аквилонии, королевский дворец.

Ночь с 12 на 13 день первой зимней луны 1288 г.

«…Так называемый „Мятеж Четырех“, произошедший в начале зимы 1288 года по основанию Аквилонии, целиком и полностью был на совести Аскаланте, герцога Тьерри, сумевшего объединить вокруг себя людей, не только недовольных нынешним королем, но, что самое немаловажное, способных к активным действиям, а не праздно рассуждающих о недостатках правителя. Собственно, в Заговоре Четырех принимали участие пять человек, но пятый — герцог Дион, прямой родственник безвременно усопшего Нумедидеса — был лишь безвольной игрушкой в руках Аскаланте и его приспешников. Зато таковыми отнюдь не были капитан Черных Драконов Громал и боссонец Волмана-Карлик. Что же до поэта Ринальдо, то его участие в заговоре можно объяснить лишь высоким авторитетом среди дворянства и его неподражаемым умением оправдать какие угодно действия своих покровителей…»

Из «Синей или Незаконной Хроники» Аквилонского королевства

Hасколько я помню, в одной из первых своих историй о событиях, предварявших эту незабываемую ночь, я упоминал об одном странном (если не сказать — противоестественном) желании: хочу, мол, увидеть своими глазами настоящий государственный переворот. А ведь известно, что стоит лишь сильно захотеть — и любое твое желание исполнится. Правда, все произойдет не совсем так, как ты представлял.

78
{"b":"17752","o":1}