ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Депеша от барона Гленнора, – многозначительно сказал Просперо. Гленнор, один самых таинственных людей при дворе, был начальником тайной службы страны, однако в столице появлялся редко, предпочитая работать в своем доме под Тарантией, куда стекались сведения от верных Аквилонии людей, живущих в разных краях. – Интересные новости. Опять же из Бельверуса. Понимаешь ли, мой король, Гленнор заинтересовался человеком, исполняющим такие же обязанности при дворе Нимеда. Неким графом, отвечающим за безопасность в Немедии…

– Графом? – переспросил король. – А кто сейчас командует тайной службой Драконьего трона? Разве не герцог Лаварон?

– Этого человека зовут Мораддин, граф Эрде. Считается, будто он родом из Турана…

– Кто? – на этот раз вопрос задали два одинаково недоумевающих человека – Его величество и я.

Историю о своем друге Мораддине, бывшем капитане тайной туранской гвардии, перешедшем на службу Немедии, мне как-то рассказал сам король. Повествование было долгим, чрезвычайно любопытным и слегка невероятным. Как, впрочем, и все, что касается обстоятельств молодости нашего правителя. Начало рассказу, отстоявшему почти на пятнадцать лет назад, было положено в торговом городе Султанапуре, что на полуночном побережье моря Вилайет.

Мораддин (из-за аграпурских дворцовых интрижек выставленный из гвардии) охранял медные копи в Кезанкийских горах, а будущий король Аквилонии (тогда не более чем бродячий наемник и искатель приключений на свою голову), как нетрудно догадаться, был там заключенным. Разумеется, как клялся Его величество, он был ни в чем не виноват, просто по привычке влез не в свое дело. Получилось же так, что у охранника и попавшегося в лапы закона преступника нашлись общие интересы. Один помог другому сбежать с рудников, а потом покинул их сам. Вдвоем они подняли на уши весь Султанапур – в способности Его величества к подобному действу я не капли не сомневалась – разыскивая какую-то украденную или потерявшуюся драгоценность, и, разумеется, были вынуждены бежать из Турана на закат. Требуемую вещь они, кстати, разыскали и вернули настоящему владельцу. Этот предмет, как выяснилось, исполнял одно самое заветное желание человека…

– И чего же ты пожелал? – поинтересовалась я. – Погоди, сейчас попробую угадать… Кучу золота? Самую красивую женщину в мире? Или, наверняка, никогда не иссякающую бутылку?

Король едко ухмылялся и отрицательно мотал головой в ответ на каждую из моих догадок.

– Тогда чего же? – перебрав с десяток предположений, я сдалась. Больше ничего подходящего в голову не приходило.

– Я сказал – «хочу быть королем». Только не догадался уточнить – когда, – задумчиво проговорил Его величество. – И пришлось еще полтора десятка лет болтаться туда-сюда, дожидаясь, пока пожелание сбудется…

Я фыркнула:

– Ты все-таки ужасно непредусмотрительный человек. Надо было потребовать: «Хочу стать королем прямо сейчас!»

– Советчика рядом не нашлось, – хмыкнул король.

…Спешно покинув Султанапур, два компаньона некоторое время странствовали вместе. Насколько я поняла, их путешествие было довольно интересным, но поступки частенько шли вразрез с законами. Потом их занесло в Немедию, ко двору Нимеда, где двое приятелей угодили в сплетенный вокруг трона заговор и умудрились успешно его распутать. В благодарность Мораддину предложили поступить на службу в тайную канцелярию Нимеда, и бывший гвардеец ныне покойного Илдиза согласился. Будущего короля тоже звали, но он отказался, предпочтя свободную жизнь наемника постоянному пребыванию на одном месте и необходимости выполнять чьи-то приказы.

А теперь, оказывается, давний приятель Его величества занял отнюдь не последнее место возле Драконьего Трона… Любопытно.

– Говоришь, этого человека зовут Мораддин? – переспросил у герцога король.

– Ты его знаешь, повелитель? – поднял бровь Просперо.

– Наш король всех знает, – не к месту влез Хальк. Тон у него был самый невинный. – А особенно хорошо – всяческих разбойников и авантюристов… Правда?

Спустя мгновение Хальк грохнулся на пол и чуть слышно выругался. Я даже не успела заметить, когда король успел выбить из-под него стул. Что ж, Юсдаля-младшего неоднократно предупреждали, чтобы он иногда придерживал язык за зубами, особенно находясь в обществе. Ничье терпение, а тем более королевское, не безгранично.

Хальк, держась за ушибленный зад, поднялся и сел подальше, на другой табурет. Герцог привычно сделал вид, что не заметил полета библиотекаря. Впрочем, и он, и король относятся к господину хранителю библиотеки одинаково – со снисходительным терпением много повидавших людей, готовых до определенного предела терпеть выходки молодежи.

– И что пишет о Мораддине барон Гленнор? – Его величество выжидательно посмотрел на герцога.

– Много любопытного, мой король, – начал Просперо. – Не знаю, как Гленнор это выяснил, но вот послушай…

Глава пятая

Веллан, ПЕРВЫЙ РАССКАЗ

Пограничное королевство, поселение Хезер.
24 день первой осенней луны 1288 г.

«…Эрхард, король Пограничного королевства, принял власть над государством отнюдь не в самые лучшие времена. Однако на его стороне были веские преимущества – он пользовался искренней поддержкой немногочисленной, но весьма хорошо обученной армии Пограничья, ибо сам начинал свою карьеру с должности десятника при короле Дамалле; его уважал и любил простой народ, признавая в короле равного себе и, наконец, что самое важное – с его правом распоряжаться согласились те, что некогда звались Карающей Дланью Создателя, поскольку Эрхард принадлежал к их роду и заслужил звание Вожака. Сейчас ни для кого не секрет, что Пограничье и соседствующие с ним полуночные страны являются исконным владением волков-оборотней, ныне заключившими мир с людьми и перешедшими к оседлой жизни. С их помощью Эрхард за три года сумел сделать то, что никак не удавалось его предшественникам – где хитростью, где силой вынудить независимые кланы, занимающие обширные земли на закате, признать королевскую власть и прекратить затяжные междоусобные войны, губившие страну. Король Пограничья также по мере сил способствовал поддержке торговли, ведущейся между людьми и гномами, а потому был в большей степени, нежели другие правители, осведомлен о всем, что происходило в подземных поселениях, и всерьез обеспокоился, узнав о загадочной гибели обитателей пещер под Граскаалем…»

Из «Синей или Незаконной Хроники» Аквилонского королевства

Этого парня я приметил издалека. Меня трудновато удивить, однако он сумел это сделать.

Человек выбрался откуда-то из леса, постоял на обочине и целеустремленно затопал к Хезеру, волоча за собой странного вида санки с еще более странной поклажей. Меня он не заметил. Меня вообще тяжко заметить, особенно если я не хочу, чтобы меня видели. Я пропустил человека мимо, затем выбрался на тракт и не торопясь пошел вслед, пытаясь разобраться, что же за пугало тащится по дороге.

Этот неизвестно откуда взявшийся тип задал мне сразу несколько загадок. Во-первых, если я хоть что-то понимаю в народах, живущих рядом с нашим Пограничьем, он был асиром. Асиру же здесь взяться было ну совершенно неоткуда. Или придется признать, что вся наша охрана границ никуда не годится. А это уже прямой плевок лично в меня. Я столько времени убил, пытаясь хоть как-то наладить действенную оборону этих треклятых границ! Ну почему я живу в такой стране, где все вечно не так?

Хорошо, оставим пока страну в покое. Вот бредет по лесной дороге типичный мальчишка из Асгарда – долговязый, очень широкоплечий и светло-рыжий. Загадка вторая – почему у незнакомца такой вид, будто он только что удрал прямиком из подземелий Нергала? Весь какой-то потрепанный, замученный и чуть ли не валится на ходу. Что-то не похож он на одного из этих ненормальных варваров, что время от времени прорываются через Граскааль и пытаются испортить нам и без того тяжелую жизнь. И оружия у него никакого, только охотничий лук и короткий кинжал. Я что, опять углядел врага там, где его нет? И этот парень – местный, из какой-нибудь глухой деревушки? А что, очень даже может быть…

22
{"b":"17753","o":1}