ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мерцающий тускло-красный огонь поравнялся с провалом в склоне оврага. Что-то невероятно огромное, еле слышно урча, пробивалось через плотный слой лесной почвы. Вот высунулся на миг гладкий бок невиданного доселе существа, осветив ложбину призрачным багровым светом, и сразу скрылся… Оно явно пыталось зарыться глубже, и вскоре я услышал знакомый звук – шорох осыпающейся земли и хруст рвущихся корней. Неизвестное чудовище, только что напавшее на форт Велитриум, теперь спешило скрыться в недосягаемых человеку недрах земли.

– И мы все боимся зеленого огня, – почему-то вслух произнес я. Лошадь, убедившись, что непонятно пахнущий и пугающий предмет исчез, насторожила уши и прислушалась к моему голосу, – считая его источником бед. А надо было искать, кто выпускает этот огонь, понимаешь? Вот эту проклятую дрянь, что ползет под землей и выбрасывает пламя там, где живут люди!

Когда я проговорил все это, мне неожиданно стало смешно – как же мы все раньше не догадались? Так ведь все просто: откуда-то взялась эта огромная страшная гадина, взъевшаяся на род людской, и отправилась в свое смертоносное путешествие, прожигая горячими боками землю! Неважно, из какой преисподней она выползла! Главное, как ее можно уничтожить?

И тут я сник. Потому что никакого возможного способа расправиться с подземным существом мне в голову не приходило. Ни единого, даже самого невероятного. Оно пряталось глубоко под землей, выбиралось на поверхность там, где считало нужным, делало свое дело и быстро пряталось. Нам было нечего ему противопоставить. Совершенно нечего.

…Из оврага мы выбирались долго и мучительно. Пару раз, поднявшись почти до половины, лошадь поскальзывалась, с жалобным ржанием съезжая вниз, и приходилось начинать все сначала. К тому времени, когда мы выкарабкались на тропинку, почти стемнело, а я устал, как никогда в жизни. Мне было все равно, даже пугающая мысль – а вдруг рядом снова раздастся это жуткое шипение и поплывет, колыхаясь, зеленое облако? – оставила меня равнодушным. Все, чего я хотел – добраться до форта, убедиться, что с королем ничего не случилось… и найти спокойное место, где можно будет поспать.

Шумящего на ветру леса я не боялся. В конце концов, я вырос среди почти таких же лесов и мог без особых затруднений отыскать дорогу обратно. Так я и поступил, развернув мою верную подружку-кобылу головой к форту и легонько подтолкнув ее каблуками.

Мы медленно ехали по тропинке, иногда лошадь спотыкалась в темноте о торчащие корни. Пару раз мне показалось, что мимо меня кто-то пробежал – не животное, но и не человек. Я не сумел разглядеть, кто это был. И не уверен, что мне хотелось бы это знать.

Далеко впереди между темных деревьев замелькали золотистые огоньки. Факелы. Значит, некоторые из обитателей крепости точно остались в живых. Вскоре донеслись встревожено перекликавшиеся людские голоса, лошадь прибавила шагу и мы выехали на дорогу к форту. Там стояло около десятка человек, один размахивал факелом, подавая сигнал заблудившимся в лесу. Меня окликнули и спросили, не видел ли я губернатора Дервиза. Я ответил, что не встречал, и поинтересовался, что с фортом. Оказалось, Велитриум отделался не слишком большими разрушениями – рухнула часть стены, выходившей на реку, да разрушилось несколько домов. Мы как раз начали решать, не следует ли подойти поближе к форту и посмотреть, как там дела, когда раздался чей-то короткий вскрик и все внезапно замолчали.

В полной тишине мимо нас проковыляло существо. Лучшего слова мне не подобрать. В свете факела оно казалось прозрачным и неприятно блестело, как чешуя давно протухшей рыбы. Чем-то оно смахивало на человека, но передвигалось неуклюжими рывками, раскачиваясь при каждом шаге и целеустремленно пялясь вперед глубоко посаженными маленькими глазками. Кто-то приглушенно выругался.

Непонятное создание миновало нашу растерянную и притихшую компанию и потащилось дальше. К нему, выбравшись из кустов, присоединилось еще одно.

– Превратились, – кажется, это произнес именно я. Никто не ответил – все смотрели вслед жутким тварям, неторопливо удалявшимся в сторону крепости. Ехать к Велитриуму совсем расхотелось. Но другого выбора не оставалось: мне нужно как можно скорее разыскать короля. Если, правда он уцелел, сохранив человеческий облик…

Трудно сказать, кто из нас кого нашел. Я успел проехать всего десяток-другой шагов по направлению к форту, когда раздался хруст ломающегося подлеска и навстречу мне из темноты вынырнул тяжело пыхтевший конь с высоким всадником на спине.

– Хальк? – донесся до меня усталый и раздраженный голос.

– Он самый, Ваше величество, – подтвердил я.

– Дервиза накрыло, – мрачно сообщил король, выбираясь на дорогу. – Когда мы влетели в этот дурацкий туман, он вдруг остановился и повернул обратно. Я его звал, а он не откликнулся…

Мимо нас в темноте прошло еще несколько существ. Было слышно, как они шлепают по грязи.

– Куда это они идут? – вполголоса спросил я, не надеясь, впрочем, на ответ. Мне просто настоятельно требовалось сказать хоть что-нибудь.

– К форту, – после некоторой паузы хмуро отозвался король. – Я там целое стадо видел. Нет у нас больше Велитриума… Поехали обратно.

Я как следует подумал и решил, что сейчас не лучшее время для моих новостей. Все равно ничего не изменится от того, изложу ли я свои безрадостные известия немедленно или потерплю до завтра. Так что я молча поехал вслед за королем по разбитому тракту.

Терцион уцелел – мы наткнулись на гвардейца по дороге. Он тоже проскочил невредимым сквозь зеленое пламя, долго плутал по темному лесу, потом услышал голоса и выбрался к уцелевшим людям. Потом мы встретили еще одного Черного Дракона из сопровождения короля, а трое остальных исчезли неизвестно куда. Вернее, мы все прекрасно знали, куда они делись, но предпочитали не заговаривать об этом.

Не знаю, как другие, но я был искренне рад, когда на следующее утро мы покинули Велитриум. Там остался распоряжаться помощник сгинувшего Дервиза; впрочем, распоряжаться ему было почти нечем. Из тысячи человек, находившихся в форте в момент выброса подземного пламени, в живых осталось едва ли две сотни и еще неизвестно сколько затерялись в окрестных лесах. Эти две сотни собирались как можно скорее уйти на полдень, так что к сегодняшнему вечеру в крепости вряд ли осталось бы хоть одно живое существо, включая уцелевших лошадей и собак. Почему-то зеленый огонь губительно подействовал на животных – практически все не успевшие выбраться за пределы форта лошади пали.

…Мы возвращались в Тарантию, и каждой остававшейся позади лигой на душе у меня становилось все тоскливее и муторнее. Что-то надвигалось на нашу мирную страну, что-то, поднявшееся из неведомых глубин и не имевшее наименования в человеческом языке.

Наверное, подобное настроение овладело не только мной. Король молчал, гвардейцы тоже, и наш маленький отряд все больше напоминал участников каких-то непереносимо скорбных похорон. Впрочем, мы действительно присутствовали на похоронах – погиб форт Велитриум и надолго (если не навсегда) была похоронена спокойная жизнь страны.

Мы пересекли угрюмый, тускло серебрившийся Хорот по недавно наведенному мосту лигах в трех от Тарантии и теперь ехали по пустынной дороге, тянувшейся по восходному берегу великой реки мимо убранных полей. Высохшая трава уныло шелестела под порывами ветра.

Не помню, кто из нас первым заметил трех всадников, появившихся откуда-то с полуночи. Незнакомцы ехали по дороге, ведущей к лесу Руазель, которая через поллиги сливалась с нашей. В этих всадниках не было ничего примечательного, кроме единственной очевидной вещи – они проделали долгий и тяжелый путь, почти загнав лошадей, и потому ехали шагом. Я зачем-то пригляделся к маячившим в отдалении фигурам – ну да, трое мужчин, закутанных в плотные дорожные плащи, один из них весьма небольшого роста.

Король тоже посмотрел в сторону неизвестных, а затем приостановил лошадь. Я подъехал поближе и осторожно спросил:

41
{"b":"17753","o":1}