ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эйвинд пытался бежать быстро, но отстал и едва не проскочил мимо выхода. Я уже стоял у лестницы, уводящей наверх.

– Чего стоишь?! – рявкнул он, постоянно оглядываясь. – Догоняет!

И точно – шагах в пятидесяти от нас вовсю сверкало голубоватое пламя. Зверюга, наверное, очень обиделась на выбившего ей Эйвинда.

…Ну как тебе, дураку, объяснить, что я побегу отвлекать чудовище, а ты обязан подняться наверх и открыть шлюзы? Я схватил Эйвинда зубами за штаны, протащил за собой на несколько шагов, потом отпустил, а сам отбежал вниз.

«Понятно?»

– Ты куда? – переполошился Эйвинд. Я издал самый грозный рык, на который был способен. – Ты что, идешь вниз?

– Р-р-р! Уау!

– Выберешься без меня? – неожиданно понял Эйвинд. Я кивнул. – Ну давай, пусть тебе поможет Митра!

Перепрыгивая через три ступени, он понесся наверх. А я остался в коридоре.

* * *

«Что оно такое?» – эта мысль вертелась у меня в голове постоянно.

Едва Эйвинд ушел к залу со шлюзами, я встал прямо посредине подземной галереи, широко расставив лапы. Верхняя губа поднята, обнажая клыки, шерсть на спине наверняка стоит дыбом, хвост опущен. В общем, боевая стойка оборотня-волка. Я не надеюсь, что смогу победить в этой драке. Подобное было бы слишком невероятно. Но достойно встретить врага Веллан, сын Арта из Бритунии, сумеет…

Оно наползало на меня, будто ожившая скала. Мне почему-то вспомнилось, что у гномов есть легенда о некоем Живом Камне. Этот камень способен по приказу владельца (гнома, конечно же) прожигать корни гор и создавать для гномов новые подземные галереи… А если передо мной именно Живой Камень? Ведь ему можно как-то приказывать…

«Стой, я сказал! – я отдал мысленный приказ чудовищу. – Остановись!»

Зверюга с ревом и шипением продолжала двигаться по коридору, обрушивая за собой почву и превращая мрамор в лужицы жидкого огня. Кажется, от гнева она раскалилась еще больше. Я понял: оставаться на месте – значит умереть. Сейчас нужно заманить тварь обратно в зал, где мы с Эйвиндом впервые увидели ее.

Но каким образом? Путь назад перекрыт. Остается лишь положиться на свою память и попробовать погонять чудовище по бесконечным переходам катакомб, надеясь лишь на свой инстинкт. И на Эйвинда.

Я, стараясь не обращать внимания на опаляющий шкуру огонь, присел, развернулся и со всех ног бросился прочь, в темноту коридора. Монстр попался на мою удочку. Он ненадолго замер, словно раздумывая, идти ли за Эйвиндом наверх или следовать за мной, и наконец остановил свой выбор на командире королевской стражи Пограничья, Веллане из Бритунии.

Направо. Прямо. Налево. Еще раз направо и дальше по лестнице вниз… Какой идиот набросал под ноги битого стекла? Так, а здесь тупик. Назад, и теперь наверх…

Я не помню, сколько мы так бегали. Вернее, бегал один я. Чудовище либо прошибало камень своим телом, либо просто летело вслед за мной по коридору, если таковой был достаточно широк. Иногда оно меня почти нагоняло. Я чувствовал, как шерсть у меня на хвосте и возле крестца начинает завиваться от жары. Иногда я делал ему мелкие пакости – отталкивал плечом забытую каменщиками тележку, так, чтобы она, двинувшись вниз по наклонному коридору, ударилась о тело существа; успел подкопать, обдирая в кровь подушечки передних лап, горку щебня… Но, казалось, подземной твари все нипочем. Я удивлялся, почему существо с такой настойчивостью охотится за мной. Разве я, по виду самый обычный волк, могу причинить ему какую-нибудь неприятность? Или оно должно уничтожать всех, кто хотя бы одним глазком взглянул на истинный источник зеленого подземного огня?

На самом излете слуха я сумел различить новый звук – журчание воды. Значит, Эйвинд успел открыть шлюзы и вода начала вытекать из чанов в коридоры. Но более всего меня озадачило другое – изредка, когда мы находились совсем рядом, зверь метал в меня молнии. Да-да, самые настоящие молнии. Синие, пахнущие грозой искры ударялись в пол и стены коридора – каким-то чудом я успевал уворачиваться. Летели каменные брызги, угрожающе потрескивал над головой потолок, грозя обрушиться, а я настойчиво вел тварь за собой, к залу, над которым находились шлюзы.

Мне повезло – я увидел трещину в стене галереи, и инстинкт повел меня туда. Оказалось, что я попал в округлый проход, выжженный в скале подземной тварью. Он и вывел меня в нужный зал. Существо неотступно следовало в пяти-шести десятках шагов позади.

Сверху, через неприметные щели в камне, вода уже не капала, а лилась, размывая слоистую породу. Я отбежал к коридору, возле которого прежде стояли мы с Эйвиндом, и обернулся. Тварь появилась очень скоро, но после того, как на ее раскаленную шкуру попали первые капли воды, немедленно превратившиеся в белесоватый пар, словно забыла обо мне. Внутри существа что-то затрещало, пискнуло, и оно, замерев почти в центре зала, внезапно рванулась вверх, наверняка почувствовав, что опасность исходит не от меня.

Удар пришелся в потолок пещеры. Скала треснула, заскрежетал камень, и струи воды превратились в усиливающийся поток. Клубы пара начали заполнять подземелья. Я понял, что нужно уходить. Наверняка Эйвинд сделал свое дело и успел выбежать из пещер.

Под ногами хлюпала горячая вода, шерсть намокла, я почти ничего не видел, но сил, чтобы нестись вперед, пока хватало. Позади грохотал камень, я чувствовал, как в галерее начал обрушиваться потолок… Но самым скверным было то, что лестница, по которой ушел Эйвинд, теперь была завалена камнями.

Я никогда прежде не терял остатки человеческой сущности, полностью превращаясь в волка. Сейчас произошло именно это. Исчезли мысли, ушли куда-то разум, способность мыслить… Меня полностью захватила волна инстинкта. Я знал – спустя несколько мгновений случится нечто, прежде невиданное в землях людей, а мне за это время следует удрать как можно дальше.

Мы с Хальком потом посмотрели по карте – я сумел менее чем за одну послеполуденную четверть пробежать одну пятую лиги по подземелью, а, найдя выводившую наружу шахту, еще столько, уже по поверхности земли…

Волчье чутье действительно привело меня к выходу из катакомб – это была обычная отдушина, прокопанная много лет назад. Конечно, она была узкая, с лисью нору, но мое тело приложило все возможные усилия, чтобы миновать шахту как можно быстрее. Когти скользили по камню, об острые изломы царапалась шкура, однако я знал – если меня зажмет в этой норе, живым не быть…

Я выбрался. И побежал дальше тяжелым галопом. Я был в лесу, к полуденному восходу от города.

Земля изогнулась подо мной в невероятной судороге. Казалось, твердь сейчас расколется и рухнет во Внешнюю Тьму, что за краем Мира. Тряхнуло раз, потом снова, потом до ушей донесся чудовищный грохот – словно близкий удар грома от самой сильной молнии. Я нашел в себе силы обернуться и посмотреть в строну города.

Поначалу мои глаза ослепли от пятна белоснежного огня, куполом встававшего над Ивелином – маленьким городком в центре Аквилонии. Пламенная полусфера расширялась, накрывая собой озеро, неожиданно вскипевшее, разгоняя низкие осенние облака и круша все встреченное на пути. Я почувствовал, что березовый лес, на опушке которого я находился, замер в предвкушении чего-то недоброго. А потом налетел ураган.

Честное слово, я не помню во всех подробностях, что происходило дальше. Немыслимой силы ветер подхватил волчье тело, швырнул его шагов на двадцать пять в сторону, прямо на кусты молодого ольшаника, за которым располагалось неглубокое болотце. Именно оно и спасло жизнь Веллану Бритунийцу. Сразу за ветром пришел огонь, но к тому времени я, превозмогая боль во всех членах, успел отползти к болотине, забраться в воду и нырнуть с головой.

Вода мгновенно нагрелась. По счастью, некоторое время терпеть было можно. Но долго под водой не просидишь, тем более в волчьем облике – человек мог бы вцепиться руками в лежащие на дне ветки и подождать, пока не кончится весь воздух в легких. А мне чем цепляться? Хвостом?

60
{"b":"17753","o":1}