ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это другой вопрос, – троица поднималась по рассохшимся ступенькам Старой Лестницы. – Похоже, мы имеем дело с очень сильным и редким колдовством. Кто-то здорово тебя невзлюбил. Нужно просто догадаться, кто именно – и за что.

– Но я никому ничего не сделала! – искренне возопила девушка. – Говорю же – вечером заснул у Элаты, все было в порядке, утром проснулся – вот...

– Бедная Элата, – посочувствовал Аластор. – Она, как я понял, вообще забыла, что знакома с типом по имени Ши Шелам?

– Но ты-то меня узнал! – напомнила Шелла.

– Я – другое дело, – покачал головой взломщик. – В этом облике тебя могла бы признать Феруза... больше никто. Честно говоря, я представления не имею, как превратить тебя обратно.

– Обрадовал, – буркнула девушка.

Сломанные три дня назад ворота «Уютной норы» так и стояли прислоненными к забору. На месте разрушенного фонтана Лорна надумала соорудить колодец, но приглашенные мастеровые пока возвели только основу для сруба, выкопали яму глубиной в пять-шесть локтей, вытоптали мирно росший бурьян и учинили во дворе изрядный разгром.

В трактире царили обычные для самого жаркого времени дня тишина и безлюдье. Возле никогда не разжигаемого камина сидела, странно опустив голову и сцепив перед собой руки, Лорна.

Рядом стояла Феруза, которая, завидев входящих в таверну посетителей, сначала крикнула: «Закрыто!», потом, приглядевшись и узнав своих, заспешила к ним навстречу.

– Что-то стряслось, – ни к кому не обращаясь, тихо произнес Малыш.

Спустя миг Феруза схватила его и Аластора за руки, оттащила к стойке и торопливо проговорила:

– Альс, у нас беда... Что за девочку вы привели? Если погадать, то мне некогда. Пусть зайдет вечером.

– Это не девочка, это Ши, – невозмутимо поправил Аластор. Феруза изумленно вытаращилась на Шеллу. – Что у вас произошло?

– Лорна говорит – сегодня утром пропал Джай, а Райгарх сошел с ума, – слегка запнувшись, доложила туранка. Аластор присвистнул, Шелла, вспомнив свои догадки, внутренне похолодела, Конан промолчал и, верный своей натуре, направился к Лорне – выяснять подробности у очевидца и свидетеля.

Глава шестая

Кошки-мышки в темноте

Третий день кряду Хисс и Кэрли рыскали по городу в поисках книги в черном кожаном перелете. Заброшенные сети не принесли никакого улова, тщательные расспросы не дали ни единой зацепки. Дотошно описанного Леуком тома словно не существовало в природе. Или в Шадизаре, что равнозначно. Если вещь нельзя добыть, купить или украсть в Городе Воров – ее просто нет на свете.

Двое охотников за пергаментным сокровищем сидели в «Цветке папируса» и вдумчиво соображали. Казалось бы, не такое сложное дело – разыскать книгу. Книгу, а не драгоценность, не артефакт былых времен и не сундучок, доверху набитый желтыми опалами! Собрания, находящиеся в частных руках, можно пересчитать по пальцам. Хисс и Кэрли потратили день, с рассвета до заката, поочередно навещая каждое из них.

Шептались с библиотекарями и знакомыми из числа слуг, расплачивались за ответы старинными офирскими двуденариями, но повсюду слышали малоутешительные новости: в течение последних трех-четырех лун никто не видел и не приобретал массивного фолианта в черной обложке с бронзовыми застежками.

– Ладно, – бодро заявил Хисс, когда стало очевидно, что поиски в личных библиотеках потерпели крушение. – Теперь возьмемся за Ишлаз.

Компаньонам пришлось разделиться, дабы старательно обшарить лавки Пергаментной Аллеи, переговорить с торговцами и посредниками, а также по возможности заглянуть в скудные городские книгохранилища и архивы. Они вдоволь нанюхались едкой пыли и начихались, повидали по меньшей мере три десятка книг, подходивших на роль искомой, потратили на взятки и подношения треть аванса, но ничего не достигли. Книга как сквозь землю провалилась.

– Есть две идеи, – сообщила Кэрли, уныло ощипывая виноградную гроздь. – Первая: Леук ошибся. Книгу давно увезли на другой конец света. Вторая: мы ищем не там, где нужно. Я хочу сказать, роемся в местах, где заведомо положено быть книгам...

– Сокровища прячут под алтарем, драконы живут в пещерах, за похищенной девственницей отправляйся к колдуну, менестреля ищи в кабаке, – с невеселым смешком перечислил Хисс. – Я понял. Допустим, Книга осталась в городе. Куда ее могли деть? Мы побывали почти у всех, кто интересуется рукописями и скупает их. Даже если нам соврали и фолиант благополучно припрятан у кого-то из книгочеев, его завистники обязательно бы насплетничали. В надежде, что мы раздобудем эту редкость и перепродадим. В мире любителей пергаментной мудрости законы, как в нордхеймскому лесу – каждый желает заполучить больше добычи, чем изловил сосед.

– Отчего любители книг рано или поздно слегка трогаются умом? – словно невзначай вопросила девушка. – Хочешь винограду?

– Хочу. Слушай и не перебивай. Сие – отрывок из старинного трактата, – Хисс поднял палец и с наисерьезнейшим видом начал цитировать: – «Когда находишься среди людей, творящих книги, читающих и хранящих книги, живущих книгами, среди книг и ради книг, приходится иной раз видеть, как книга перерастает самое себя. Постигая то, чему нужно отыскаться в книге, ищи следы искомого текста в проявлениях деятельности этих людей...»

– Господин, пожалейте мою бедную голову! – искренне взмолилась Кэрли. – Я простая, темная, неученая шемская девчонка, умею лишь торговать рыбой да сидеть за прялкой!

– Куда бы нам еще сунуться, неразумное дитя? – Хисс вытащил короткий нож с поперечной рукоятью и принялся вертеть его между пальцами. Он утверждал, будто созерцание быстро мелькающего лезвия помогает сосредоточиться. Кэрли выбросила ободранную виноградную веточку и принялась за следующую. – Или бросить к демонам всю затею, как думаешь?

– Репутация, – грустно вздохнула верная напарница. – И выручку упускать жалко... Слушай! – она вдруг широко распахнула карие глазища и приподнялась на скамье. – Если попробовать наведаться к магикам? Они ведь тоже собирают книги, так?

– Хм, – Хисс загнал кинжал в стол. – Волшебники... Ты молодец. Это мне как-то в голову не приходило. Вдобавок мы забыли о городских святилищах. У митрианцев есть кой-какие запасы пергаментов, у храма Иштар на Пыльном холме... Тамошние настоятели вполне могли приобрести редкую книгу, особенно если в ней повествуется о жизни их святых... Что с колдовским племенем?

– Грызутся, ровно тарантулы в яме, – скривилась Кэрли. – Нынче верховодит Аммерати из Шема, прирожденный мошенник и интриган. Половина его артефактов, якобы уцелевших со времен Валузии, состряпана нашими умелыми ручками. Другую половину он по дешевке скупил на Ишлазе. Библиотека, по слухам, у него имеется, только маленькая – томов десять-пятнадцать. Достойный Аммерати больше напирает на хрустальные шары, прорицающие черепа и заклятые талисманы. Второй по значимости – Ханнам Туранец. Поискать, так в городе найдется с десяток ему подобных. Жулики через одного. Знаешь, мысль порыскать в их закромах вроде неплоха, только...

– Только ты им ничуть не веришь и думаешь, что они не станут покупать действительно серьезную книгу, – догадался Хисс. Помолчал, что-то обдумывая, и небрежно осведомился: – Как насчет Рилеранса?

Кэрли чуть заметно вздрогнула:

– Туда без крайней нужды никто не приходит. Он... Болтают, он – настоящий. Подлинный колдун, из Хоршемишской Гильдии.

– И достоверно известно, что у него имеется обширная коллекция книг, – вкрадчиво заметил ее приятель.

– Да, но... – заикнулась девушка.

– У тебя есть кто-нибудь среди его прислуги или домочадцев? – перебил Хисс.

– Спроси лучше, где у меня нет верных людей, – с гордостью заявила Кэрли, но тут же сникла, признавшись: – Я не из тех, кто гордится своими врагами. И меньше всего хотелось, чтобы меня или тебя невзлюбил Рилеранс.

– Мы только разузнаем, не попадала ли к нему наша Книга, – заверил напарницу молодой человек. – Пара вежливых вопросов, пара ответов, ничего сверх того. Согласись, это не преступление.

30
{"b":"17756","o":1}