ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Пятница, 19 ноября 1637 года.

Заключенную снова привели на допрос. Она публично заявляет, что за всю свою жизнь ни разу не видела дьявола и не вступала с ним в половую связь. Все ее прежние показания неправда. Ни совесть, ни преданная любовь к Богу не позволяют ей продолжать эту ложь. К такому решению она пришла прошлой ночью. Если бы у нее был нож, чтобы вонзить в собственную грудь, она сделала бы это. Она и в самом деле дважды просила нож у охранников под тем предлогом, что ворот рубахи трет ей шею и она хочет сделать его посвободнее. Судьи выслушали это отречение и поняли, что женщина дьявольски упряма. Глаза ее были красны, точно сам дьявол пытался выцарапать их из глазниц. Палачу приказали растянуть ее на лестнице. Вскоре она стала просить, чтобы ее отпустили, обещая покаяться во всем, что совершила за всю свою жизнь.

В.: Верны ли ее прежние показания?

О.: Да, к несчастью, не только они, но и все, что она расскажет впредь.

В.: В чем же причина ее отречения?

О.: Дьявол пришел к ней около 12 прошлой ночью, совершил с ней непотребство и велел отречься от всего, что она показала прежде, обещая помочь.

После этого ее сняли с дыбы, как раскаявшуюся под пыткой.

Допрос продолжался после полуденной трапезы

В.: Почему сегодня утром она противоречила самой себе? Когда ее спрашивают, она должна отвечать правду. Приказано клятвенно засвидетельствовать, что такое ее прежние показания: правда или ложь и когда она начала говорить правду.

О.: Изъявляет желание отвечать, говоря «да». Говорит, что дьявол пробыл у нее всю ночь. Он не только утешал ее и обещал помочь, но и приказал ей серьезно подумать, каким образом она могла бы покончить с собой. С его подсказки она решила попросить у стражи нож, чтобы, отрезав отворот рукава своего платья, сделать из него петлю и повеситься. Потом она решила вытащить язык изо рта и, наконец, попыталась задушить себя при помощи указательного пальца. Не удовлетворенный ее попытками угодить ему, дьявол жестоко ее избил, колол ей глаза (у нее до сих пор синяки и красные глаза), так что они стали кровоточить, и потребовал, чтобы она подписала договор, написанный ее собственной кровью, и сам составил его, водя ее левой рукой: «Я, Костоломка, буду принадлежать тебе душой и телом, кровью, кожей и костями и всем, из чего я состою, во веки веков». Потом дьявол взял контракт и заставил ее повторить его своими словами. Она сделала это, пообещав никому ничего не открывать. Дьявол сказал, что не оставит ее (показания становятся бессвязными), поощрял ее продолжать свои дьявольские дела и исчез. От глубины сердца она сожалеет, что сделала это, и обещает, что больше так не будет. Судьи прочли ей длинную проповедь, предупреждая, что, если враг снова станет досаждать ей, пусть обратится к ним, они смогут ей помочь.

Суббота, 20 ноября 1637 года

Ее привели в присутствие суда и для начала спросили:

В.: Каков ее образ жизни?

О.: Ну когда она одна, то боится, сама не зная чего.

В.: Не приставал ли к ней дьявол прошлой ночью снова?

О.: Нет.

В.: Как часто она летала? Куда и с какой целью?

О.: Два раза в месяц, двадцать четыре раза в год. Чтобы ее муж не просыпался, дьявол посыпал его порошком, так что она и дьявол встречались где хотели — на кухне, в комнате, в спальне, в коридоре или на чердаке. Дьявол подарил ей вилы специально для полетов, покрытые волшебной мазью. Дьявол всегда сидел впереди, а она за ним. Когда ей хотелось отправиться на шабаш, она произносила такое заклинание «Хой! Вверх по трубе, через окно! Во имя дьявола, вверх и вперед!». Во время езды на вилах дьявол испускал огненные хвосты, так что она мало что видела. Местами сбора, насколько ей известно, служили пастбище N, виселицы и гора N. Поначалу казалось, что еды было очень много, жаркое и рагу на зеленых блюдах. Но вся пища была безвкусная и к тому же заплесневевшая, черная, очень сладкая, одно блюдо неотличимо на вкус от другого, и все плохо приготовлено. Она никогда не видела там ни хлеба, ни соли и пила белое вино из деревянных или глиняных чаш. Вино приносили в кувшинах или кожаных мехах. Все сидели на скамьях и стульях, а также на виселицах. Во время еды все поносили Господа и подговаривали друг друга насылать порчу. Говорили они о муниципальном судье и комиссарах, как они ходят среди людей и ни к кому не имеют жалости. Ведьм поощряли смело продолжать свое дело, не смущаться и не отступать. Человек, который читал им эту проповедь, был малоросл и толст, с черной бородой и проповедовал с деревянной кафедры. Шабаши проводились по четвергам и субботам, в 10 или 12 часов ночи, в зависимости от времени года. Место освещали огни, которые держали бедные пожилые женщины, ей и самой доводилось однажды держать такой огонь в одной руке. После этого начинались танцы. Главный дьявол сидел в кресле, и ему воздавали почтение, приседая перед ним спиной вперед. После кругового танца, который каждый танцевал как мог, парочки уединялись, чтобы совершить непотребство. Музыкантами, кажется, были волынщики и скрипачи, но никто из них не был ей знаком. Около 50 человек посещали шабаш, некоторые в масках. Присутствовали и знакомые ей персоны, например NN из N. Все сидели за круглым столом.

Но когда собирался большой шабаш, ведьм прилетало так много, что и не сосчитать. Когда наступало время расходиться, главный дьявол произносил: «Хой! Убирайтесь все, во имя дьявола!» И все расходились так же, как пришли. В частности, она видела на шабаше следующих людей:

(На протяжении нескольких дней, до 26 ноября, обвиняемая назвала 45 сообщников. Каждого названного она одевала в характерную одежду и приписывала ему особое поведение, а также снабжала сопровождающим инкубом или суккубом.)

В.: Правдивы ли все ее показания?

О.: Да. Она может засвидетельствовать свои показания перед Богом и людьми; она желает покаяться и получить святое причастие, а потом расстаться со своими душой и телом.

Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) - pic_58.jpg

Пятница, 26 ноября 1637 года.

Святотатственные деяния.

Обвиняемая говорит, что за то время, пока она находилась во власти дьявола, она была на исповеди и получала святое причастие 15 раз. Но 14 лет назад, получив причастие, она положила облатку в платок, принесла домой и выбросила в непотребное место. Двенадцать лет назад она вновь обесчестила святое причастие подобным способом.

Шесть недель назад, когда она получила причастие, она сохранила облатку во рту, принесла ее в сад и положила на крышку колодца. Потом она ударяла ее ножом, пока не брызнула святая чистая кровь; тогда она взяла ее тряпочкой и бросила в колодец. Вместо молитвы она пожелала, чтобы гроза и град истребили урожай. Она назвала нашего возлюбленного Господа убийцей, нашу возлюбленную Богоматерь безбожницей, а всех святых евреями, палачами, рабами, лакеями и другими гнусными именами, какие только могла придумать.

В.: Верны ли ее прежние показания?

О.: Да.

Ее подозревают в том, что она вызывала бурю и проходила через закрытые двери в погреба.

Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) - pic_59.jpg

Суббота, 27 ноября 1637 года.

Вызывание бури.

Обвиняемая говорит, что долгое время помышляла о буре и помогла вызвать семь раз. Первую она накликала пятнадцать лет назад, между полуднем и часом пополудни, в собственном саду, побуждаемая дьяволом сделать так, чтобы плоды попадали, а не созрели. Так оно и случилось.

В.: При помощи каких снадобий она вызывала бурю, использовала ли при этом что-то еще?

О.: Говорит, что дьявол снабдил ее порошком из толченых детских трупов и велел ей использовать его для заклинания бурь. Она дала порошок NN, своей верной сообщнице, и та зарыла его в землю, но он выскочил оттуда. Тогда она зарыла его сама, но притворяется, будто не может вспомнить, что случилось. Говорит, что все ее предшествующие показания верны, но тяжело вздыхает.

Это походит на новую попытку отречения, так что к ней снова вызывают палача и допрашивают в его присутствии.

В.: Как она влияла на погоду?

О.: Она не знает, что говорить, и лишь шепчет: «О Владычица Небесная, защити меня!»

В.: Откуда у нее царапина под правым глазом?

На ногу обвиняемой надели испанский сапог, но винты не закрутили.

О.: Дьявол в облике палача приходил к ней прошлой ночью в 12 часов и утешал ее словами, что все исправится, что она не должна бояться, ибо ничего с ней не случится. Затем они совокупились дважды, и она снова пообещала принадлежать только ему. Потом она сказала, что дьявол не просил ее ничего делать. Поскольку ответы ее неудовлетворительны и она все еще, похоже, находится под влиянием дьявола, ее связывают, чтобы выпороть. Наносят несколько ударов. Тогда она сознается, что вместе с NN 15 лет тому назад зарыла в саду порошок, полученный от дьявола, в надежде, что он вызовет ухудшение погоды и не даст плодам созреть. Так оно и случилось.

Она не хочет продолжать. Говорит, что дьявол велел ей не открывать ничего больше. О чем бы ее ни спрашивали, она запирается и твердит слова молитвы. После длительных повторных приказов сознаться ее порют кнутом под звуки колоколов, вызванивающих «Аве Мария». Но она продолжает называть черное белым, но потом все же объявляет, что дьявол заставлял ее быть уклончивой в своих показаниях и отрекаться от них, но что она не хочет больше следовать его совету. Прошлой ночью дьявол оцарапал ее под левым глазом своим когтем или раздвоенным копытом. Тогда ее вновь привели в зал суда и стали расспрашивать о том, как она вызывала бури.

О.: Первая буря, которую она вызвала, началась немедленно, и плоды упали с деревьев в тот же день. Четырнадцать лет назад она вызвала еще одну бурю, закопав тот же порошок вечером на лугу в N, в надежде, что сено промокнет. Загремел гром, и пошел дождь, и сено совсем отсырело.

(Пропущено несколько признаний о случаях заклинания бури и нашествиях гусениц.)

Ее уводят. Между нею и ее мужем подозревают разлад.

18
{"b":"1776","o":1}