ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

16 мая 1623 года.

Свидетель Патрик Ратвен, кожевенник из Перта, под присягой показал:

Когда Маргарет Хорнсклеф его заколдовала, к нему пришла Айсобел Холден. Она подошла к его кровати и улеглась прямо на него, голова к голове, обняла его и стала бормотать какие-то слова которых он не мог разобрать.

Признание: Перед тем как Патрика заколдовали, она встретилась с ним и запретила ему выходить, пока она сама не пойдет с ним.

19 мая 1623 года.

Свидетель Стивен Рей из Муиртона под присягой показал:

Три года тому назад Айсобел Холден украла немного пива из трактира «Замок Бальхаусси». Он погнался за ней и привел назад. Она хлопнула его по плечу и воскликнула: «Иди своим путем! Год и один день не видать тебе и корки хлеба». Так оно и случилось. Год после этого он был так тяжело болен, что совсем не мог работать.

Признает, что украла пиво и что мужчина после этого заболел. Она сказала ему только: «Тот, кто вывел меня из страны фей, отомстит за меня».

Признает, что молча пошла к священному источнику Ратвена и также молча вернулась с водой, в которой искупала ребенка Джона Гау. Когда набирала из колодца воду, оставила там кое-какую детскую одежонку, которую взяла с собой специально для этого. А когда пришла домой, помыла ребенка в этой воде, точно так же как ребенка Джона Пауриса перед этим.

21 мая 1623 года.

Признание: Она давала детям снадобья, в том числе, когда жена Дэвида Морриса пришла к ней, послала своего сына набрать листьев звездчатой травы, из которых велела матери ребенка сделать настой.

Свидетельница миссис Дэвид Моррис под присягой показала:

Айсобел Холден, непрошеная, пришла к ней в дом и увидела ребенка. Заявила, что это «подменыш». Взялась его лечить и дала такое снадобье, от которого ребенок вскоре умер.

Уильям Янг, писец суда Пресвитерианской церкви города Перта, по приказу последней, руку приложил.

Джонатан Дэвидсон, общественный нотариус и клерк суда города Перта, по общему распоряжению, руку приложил.

Процесс продолжался еще два дня, 22 и 26 мая, когда были сделаны аналогичные признания.

Вопрос: Где она обучилась своим искусствам?

Ответ: Когда я рожала, меня стащили с кровати, бросили в лужу у дверей моего дома в Даннинге и там оставили в большом смущении и затруднении.

В.: Кто это сделал?

О.: Феи, одни рыжие, другие седые, верхами. Главный среди них, маленький костлявый человек, ехал на серой лошади. Он говорил со мной и велел мне рассказывать о Боге, делать добро бедным людям и объяснил как: обмывать их водой, купать, протаскивать сквозь петлю из шерсти и прочее.

Значительная часть документа отсутствует, но сохранилось достаточно, чтобы с уверенностью предположить, что Айсобел Холден признали виновной, задушили и сожгли.

Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) - pic_182.jpg

Айсобел Гауди

Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) - pic_183.jpg

В четырех последовательных признаниях, сделанных, судя по всему, без применения пыток, между 13 апреля и 27 мая 1662 г., Айсобел, по сути, изложила основные народные поверья о ведовстве в Шотландии. Похоже, женщина была совершенно безумна, хотя из ее утверждений очевидно, что она верила абсолютно всему, о чем рассказывала, включая даже такие невероятные вещи, как превращение в сороку или кошку и полеты на шабаш.

Ее история как ведьмы начинается году примерно в 1647 г., когда она повстречала дьявола в церкви в Олдерне. Там она заключила с ним договор, отреклась от христианского крещения, приняла новое имя Дженет, получила печать дьявола на плечо и была заново крещена собственной кровью, которую высосал из ее тела дьявол. Потом она присягнула сатане на верность, положив одну ладонь на макушку, а другую на подошву ноги. Церемония завершилась проповедью, которую дьявол, как заправский священник, прочел с кафедры.

Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) - pic_184.jpg

Айсобел поведала о том, как она обманывала собственного мужа, оставляя в кровати метлу или табурет, когда улетала по ночам на шабаш. Добиралась она туда на любом снопе соломы, воскликнув предварительно: «Конь и шляпа, во имя дьявола». В полете она могла подстрелить любого христианина, который, увидев ее, забывал осенить себя крестным знамением. На шабаше, прежде чем приступить к трапезе, ведьмы произносили молитву:

Эту пищу вкушаем мы во имя дьявола,
В печали, со вздохами и большим стыдом;
Мы уничтожим и дом, и хозяйство;
Овец в овчарне и коров в коровнике,
А от того, что останется, от всех запасов,
Мало будет толку впредь.

В ее бредовых измышлениях содержится прямое указание на идею ведовского союза из 13 человек. У каждой ведьмы был собственный демон, известный под именем не менее курьезным, чем те, которыми награждали обыкновенно демонов-помощников: Свинья, Рори, Лев Рыкающий, Роберт Рул, или Рыжий. Группа из нескольких ведьм или все 13 вызывали бури, ударяя мокрой тряпкой по камню и произнося заклинание, которое Айсобел без утайки поведала судьям:

Тряпкой по камню я бью,
Чтобы, во имя дьявола, вызвать грозу,
И пусть не уляжется она, пока не захочу я.

Бывали случаи, когда ведьмы превращались в различных животных, произнося соответствующие заклинания, или пускали в людей стрелы, которые, как утверждала Айсобел, на ее глазах затачивали малютки эльфы, чтобы нанести людям вред или даже убить их; однако им не всегда удавалось попасть в цель, и когда они промахивались, дьявол ужасно злился.

Дьявол был строг со своими ведьмами, как утверждает Айсобел, и поколачивал их, повторяя при этом: «Знаю я, что вы обо мне болтаете!» Особенно его бесило, когда кто-либо из них не являлся на встречи или не выполнял его приказов. Александру Элдеру доставалось чаще всех, так как он был слишком слаб, чтобы сопротивляться. А вот Маргарет Уилсон на удар отвечала ударом, и Бесси Уилсон «на каждое слово находила десять, и притом во всю глотку». Обычно ведьмы разбегались, крича: «Смилуйся, смилуйся над нами! Пощади, пощади, о Повелитель!» Юмористический аспект этого рассказа привлек Крукшенка, и его портрет Черного Джона, то есть дьявола, угощающего колотушками олдернских ведьм, украшает издание «Писем о демонологии и ведовстве» Вальтера Скотта.

Судебные протоколы не сообщают, какая судьба постигла Айсобел Гауди, однако нет никаких оснований сомневаться в том, что ее казнили. Стоит также заметить, что если Реставрация в Англии повлекла за собой уменьшение числа ведовских процессов, то в Шотландии первые годы правления Карла II ознаменовались ужесточением преследований ведьм.

Томас Уир

Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) - pic_185.jpg

Долго еще после казни в 1670 г. Томаса Уира помнили в народе как одного из самых знаменитых колдунов Шотландии. Прежняя репутация Уира как офицера парламентской армии, под чьим началом гвардия защищала Эдинбург, и радикального евангелиста подогревала всеобщий интерес к его фигуре. В возрасте 70 лет он вдруг сознался, без всякого принуждения, в целом списке ужасных преступлений, начиная с прелюбодейства, включая инцест, содомию, и, наконец, самом страшном грехе из всех — ведовстве. Сначала ему никто не верил. Он втянул в это дело и свою сестру Джейн, 60 лет, которую сожгли как ведьму на основании ее собственного признания, без каких-либо дополнительных свидетельств.

64
{"b":"1776","o":1}