ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) - pic_189.jpg

Пять месяцев спустя, 19 января 1697 г., Тайный совет Шотландии назначил комиссию по расследованию предполагаемого ведовства в Баргарране. Кристина тем временем значительно расширила круг обвиняемых: Элизабет Андерсон, 17 лет; ее отец, Александр, нищий; Джин Фултон, ее бабка; и два ее кузена, «косоглазый» Джеймс, 14 лет, и Томас Линдсей, 11 лет. В числе обвиняемых оказались даже две женщины из высшего сословия: Маргарет Лэнг, «персона чрезвычайно серьезная и рассудительная», и ее семнадцатилетняя дочь Марта Семпл. Эти двое отважно предстали перед обвинителями, хотя легко могли бы скрыться, причем Маргарет презрительно заявила: «Пусть дрожат те, кто боится, и бегут те, у кого в том нужда, а я не побегу». Пренебрежение, которое она выказывала на протяжении всего процесса ко всему происходящему, напоминает отважное поведение Агнес Сэмюэл во время Уорбойсского суда.

Некоторые из обвиненных, Элизабет Андерсон к примеру, обвиняли других, пока не набрался, наконец 21 человек. Кристина утверждала, что все они — ведьмы, которые преследуют ее в облике призраков, и изображала припадок за припадком, как только кому-нибудь из них приказывали до нее дотронуться. В точности как салемская церковь в 1692 г., кирха объявила 11 февраля днем всеобщего поста ради освобождения Кристины от одержимости. Кроме того, священники постоянно посещали Кристину, по всей видимости, это поощрило ее бредовые измышления.

Следственная комиссия тоже не сидела сложа руки и через два месяца представила свой отчет, в который входили и признания троих внуков Джин Фултон: Элизабет Андерсон, Джеймса и Томаса Линдсея. Все трое дополнили обвинения Кристины недостающими деталями. Они описали, как бабка брала их с собой на шабаш и как там им давали по куску печени некрещеного младенца, однако поскольку они отказались есть, то теперь могли признаться, в отличие от других ведьм и колдунов, которые отведали плоти и теперь должны были молчать. Они сообщили, что убили священника (тот скончался уже довольно давно), втыкая булавки в его восковое изображение; задушили двоих детей (которых также давно не было в живых) и перевернули паром, в результате чего утонули два человека. Элизабет сообщила, что видела, как дьявол разговаривал с ее отцом, Агнес Нейсмит и другими во дворе Баргаррана и как они сговаривались убить Кристину Шоу, «остановив ее дыхание». Покопавшись как следует в памяти, она припомнила еще одну такую же встречу, имевшую место семь лет тому назад, и как она летала со своим отцом.

Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) - pic_190.jpg

Эти детские фантазии оказались достаточным поводом для создания новой комиссии, которая возникла 5 апреля 1697 г. и получила право выносить смертный приговор. Новые судьи исторгли еще два признания и 13 апреля 1697 г. передали предварительное заключение по делу на рассмотрение суда присяжных. Сторона обвинения под предводительством самого лорда-адвоката предупредила присяжных, что если те оправдают заключенных (уже признанных ведьмами благодаря наличию дьявольских меток), то «станут соучастниками отступничества и святотатства и разделят вину за все убийства, мучения и соблазнения, которые тем удалось совершить». После такого напутственного слова присяжные заседали семь часов и вынесли семь вердиктов «виновны» трем мужчинам (включая четырнадцатилетнего Джеймса Линдсея) и четырем женщинам: двум благородным дамам, Маргарет Лэнг и ее дочери, служанке Кэтрин Кэмпбелл и Агнес Нейсмит. Их и сожгли 10 июня 1697 г. в Пейсли. Подкова на Джорджстрит до сих пор отмечает место их казни. В одном из отчетов отмечается, что осужденных слишком рано сняли с виселицы и бросили в огонь; так что, очевидно, кого-то сжигали живьем. У одного человека взяли палку, чтобы запихивать в костер ноги ведьм, когда те высовывали их, и после он отказался взять ее назад, заявив: «Чтобы я взял в свой дом палку, которая коснулась ведьмы?»

После казни припадки у Кристины Шоу прекратились, мусор она больше не выплевывала, призраков не видела. В 1839 г. двое писателей посетили дом Шоу и обнаружили в стене крохотное отверстие, которое обыкновенно было закрыто кроватью Кристины (в комнате с тех самых пор ничего не изменилось). «Стоит только предположить, — писали Дж. Митчелл и Дж. Дики в книге „Философия ведовства” (1839), — что у Кристины Шоу был сообщник, в чем, в общем-то, нет причин сомневаться, и становится понятно, как легко могла солома, булавки, куриные кости и прочее попадать в ее кровать через это отверстие в стене». Обвинение, кстати, отметило, что предметы, выходившие из ее рта, «были так сухи, точно и не побывали в желудке». (Сэр Фрэнсис Грант. «Разгромленное саддукейство». 1698).

В 1718 г. Кристина вышла замуж за священника, а потом, семь лет спустя, когда он скончался, прославилась тем, что ввезла из Голландии оборудование для производства тонких швейных ниток (которые так и назывались — «Баргарран»), что в конечном итоге и привело к превращению Пейсли в крупный центр прядильной промышленности.

Следует заметить, что вынесение в 1697 г. смертного приговора 7 ведьмам особенно неприятно поражает на фоне случая 1692 г., когда 6 обитателей Пейсли были наказаны за то, что пытались ославить 12 представителей местных хороших семей как ведьм. Клеветников заставили выплатить ущерб, а потом выставили к столбу с плакатами следующего содержания: «Мы стоим здесь за то, что опорочили доброе имя…», за чем следовал полный список оклеветанных.

Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) - pic_191.jpg

Ведьмы из Питтенвима

Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) - pic_192.jpg

Ни одной из обвиненных в ведовстве обитательниц приморского городка Питтенвим на востоке Шотландии не был вынесен официальный смертный приговор, тем не менее двое умерли при ужасающих обстоятельствах, сложившихся в результате обвинений, а третья рассталась с жизнью под пыткой, запрещенной законом. Трагедия разыгралась по вине шестнадцатилетнего Патрика Мортона. Его история во многом напоминает случай Кристины Шоу 1697 г., припадки которой были в подробностях отражены во многих памфлетах, имевших широкое хождение среди публики. Поскольку Патрик слышал чтение этих памфлетов проповедником по меньшей мере дважды, есть серьезные основания подозревать, что парень просто старательно имитировал поведение мошенницы из Баргаррана. И в самом деле в протоколе заседания церковного совета сказано: «Его состояние во многом напоминает состояние девочки из Баргаррана с Запада».

В 1704 г. Мортон работал в кузне своего отца, когда Беатрис Лэнг, жена бывшего казначея Питтенвима, попросила его выковать для нее несколько гвоздей. Патрик был слишком занят чем-то еще и отказал ей, так что женщина ушла, «грозя отомстить, что его несколько испугало». На следующий день он увидел, как Беатрис бросает горячие угли в ведро с водой, и понял, что его судьба в руках ведьмы. Вскоре он почувствовал необычайную слабость в конечностях, потерял аппетит и стал худеть. К маю 1704 г. у него проявились все симптомы эпилепсии: затрудненное дыхание, раздутый живот, онемение всего тела, западание языка. Юноша выдвинул несообразные обвинения против Беатрис Лэнг, миссис Николас Лоусон и других женщин, которые якобы преследовали его. Подобно детям из Салема, он демонстрировал отметины на руках, оставшиеся якобы от щипков ведьм. 19 мая 1704 г. он сообщил местному священнику, что ему не будет покоя, пока миссис Лэнг не накажут.

Истерические припадки Патрика подробно описывает «Повесть о горестях Патрика Мортона». Там, в частности, содержится и отчет Патрика об одной из его галлюцинаций:

Он рассказал, что видел сатану, который подошел к его постели и сказал ему: «Дитя мое, я дам тебе серебряный костюм и серебряный позумент на шляпу, если ты признаешь, что Спасителя не существует; хотя две мои возлюбленные дочери (Беатрис Лэнг и миссис Николас Лоусон) понесут наказание, зато тебе потом будет хорошо».

66
{"b":"1776","o":1}