ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) - pic_193.jpg

После того как в Тайный совет 13 июня 1704 г. было подано прошение, обвиняемые были заключены в тюрьму. Несмотря на высокое общественное положение, Беатрис Лэнг страшно пытали. Сначала ее обыскали на предмет печати дьявола, потом пять дней и ночей не давали спать. Признание не замедлило последовать, обвиняемая указала на Дженет Корнфут, миссис Николас Лоусон, Айсобел Адам и других; однако очень скоро женщина взяла свои слова обратно. В отместку судьи забили ее в колодки, перевели в «Воровскую дыру» и держали в «темнице, где не было ни света, ни человеческого разговора» пять месяцев. Наконец два влиятельных члена Тайного совета умерили пыл местных судей, и Беатрис Лэнг вместе с другими обвиняемыми освободили, взыскав с них штраф в восемь шотландских фунтов (в 1700 г. пара одеял стоила три шотландских фунта, или пять шиллингов). Но гнев местных жителей был столь велик, что женщина не могла вернуться домой, а вынуждена была скитаться, пока не умерла, «всеми покинутая», в больнице св. Андрея.

Какого рода признания добивались судьи, ясно из примера Айсобел Адам, которой после тюремного заключения также вернули свободу в обмен на совершенно нелегальный штраф:

Созналась, что в канун дня св. Мартина (11 ноября) около полуночи пришла к Беатрис Лэнг, где увидела черного человечка в шляпе и черном плаще, который сидел у стола, а Беатрис сказала: «Вот джентльмен, у которого есть для тебя работа»… Когда она поступила к нему на службу, дьявол поцеловал ее и сказал, что знает, как недовольна она своей судьбой, а у него на службе она получит богатств столько, сколько пожелает. А также созналась, что на Новый год дьявол пришел к ней в дом Томаса Адама, где она повторила клятвы, данные ей при новом крещении; также созналась, что была в доме Макгрегора вместе с Беатрис Лэнг, (миссис) Николас Лоусон, Дженет Корнфут и Томасом Брауном, с которыми они сговаривались удушить Макгрегора.

Вторым расстался с жизнью Томас Браун. Его уморили голодом в тюрьме.

Третьей жертвой галлюцинаций Патрика Мортона стала Дженет Корнфут. На основании нового обвинения в порче, поступившего от Александра Макгрегора, женщину пытали. Под пыткой, включавшей порку кнутом, причем порол местный священник Патрик Каупер собственноручно, Дженет Корнфут дала показания, от которых потом отказалась. Чтобы ее пример не повлиял на других обвиняемых, Дженет из тюрьмы перевели на колокольню. Она сбежала, но ее поймали и снова привели к священнику (снискавшему известность усердного охотника на ведьм), но он отказался предоставить ей убежище. Тогда Дженет укрылась в доме одной из обвиняемых ведьм.

В ночь на 30 января 1705 г. толпа, разъяренная побегом Дженет, схватила ее, связала, избила и потащила на берег. Там ее подвесили на веревке между берегом и кораблем и стали раскачивать и бросать в нее камнями. Потом Дженет развязали, снова избили и наконец накрыли снятой с петель дверью, поверх которой навалили камней, и так раздавили до смерти. «А чтобы убедиться, что она мертва, они позвали человека с лошадью, запряженной в сани, и велели ему проехать взад и вперед по трупу несколько раз». Ни судьи, ни священник не пытались предотвратить линчевание, хотя в тот же вечер бейлиф разогнал толпу. Священник даже отказался похоронить жертву по христианскому обряду, а заводил, которые подбили толпу на это чудовищное преступление, не наказали.

Патрика Мортона впоследствии разоблачили как мошенника, а вскоре после этого один шотландский джентльмен сказал: «Любой разумный человек постыдился бы верить такому, как он».

Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) - pic_194.jpg

ВЕДОВСТВО В ИРЛАНДИИ

Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) - pic_195.jpg

Ведовство обошло Ирландию стороной. Относительная изолированность страны, пропасть между правящим протестантским меньшинством и коренным римско-католическим большинством и полное отсутствие каких бы то ни было трудов и письменной дискуссии о ведовстве — вот часть тех обстоятельств, которые объясняют, почему мания преследования ведьм практически не затронула Ирландию.

Даже XVI в., отмеченный во всех странах Европы обострением антиведовской истерии, пощадил Ирландию. Один-единственный случай произошел в ноябре 1578 г., в Килкенни, где двух ведьм и «арапа» казнили «согласно естественному закону, поскольку в анналах этого королевства законов против них не найдено». Колдун-негр на Британских островах — явление уникальное. Возможно, несчастный чернокожий потерпел за неверно истолкованное слово: некромантию (предсказание будущего с помощью мертвых) перепутали с негромантией — предсказанием будущего с помощью негров! Естественный закон вскоре сменился законом юридическим, и в 1586 г. ирландский парламент ввел в действие статут королевы Елизаветы от 1563 г., который оставался в силе вплоть до 1821 г.

В начале XVII в. инцидентов, связанных с ведовством, не становится больше, да и те, которые возникают, имеют отношение скорее к колдовству. В 1606 г. некий священник вызвал «злого и лживого духа», чтобы узнать, где находится «самый порочный из всех предателей, Хью из Тирона». В 1609 г. одержимая девушка излечилась, когда на нее надели святой пояс из аббатства Святого Креста около Терла. В другом случае, год неизвестен, девушка-служанка разыскала похищенное столовое серебро при помощи магических кругов и прочитанных задом наперед отрывков из Святого Писания. Полтергейст не давал покоя жителям местечка под Лимериком в 1644 г., на 18 лет раньше явления тедвортского барабанщика. Аналогичное событие имело место в 1678 г. в Дублине.

В 1661 г. Флоренс Ньютон, ведьму из Иола, обвинили в том, что она заколдовала молоденькую девушку. О ее деле впервые рассказал Джозеф Гленвил, опираясь на записки председательствовавшего тогда судьи выездной сессии в Корке сэра Уильяма Эштона. Какими бы смехотворными ни казались показания и сколь бы нелогичными ни представлялись выводы из них, все же суд был открытым, свидетелей (включая мэра и священника) представили публике и привели к присяге; чтобы заставить обвиняемую сознаться, не применялись пытки, была даже сделана попытка приблизить судебную процедуру к юридической норме для других дел.

Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями) - pic_196.jpg

Обвинений против Флоренс Ньютон было два: она наслала порчу на молоденькую служанку по имени Мэри Лонгдон и вызвала у нее припадки, а Дэвида Джонса довела своим колдовством до смерти. На Рождество 1660 г. Мэри отказалась дать Флоренс кусок маринованной говядины, и та пошла восвояси, бормоча угрозы. Неделю спустя, когда Мэри несла домой белье, «ведьма из Иола» попалась ей навстречу, выбила у нее из рук корзину и стала «яростно целовать». Вскоре после этого Мэри начали мучить видения: у ее кровати стояла женщина, закрытая покрывалом, а «маленький человечек в шелковой одежде» объявлял, что это матушка Ньютон. Когда Мэри отказалась выполнять требования духа, у нее появились симптомы, характерные для одержимости или истерии: она демонстрировала неимоверную силу, теряла память, ее рвало «иголками, булавками, гвоздями от лошадиных подков, щепками, шерстью, соломой». Дополнительной — и совершенно не характерной для случаев одержимости — чертой стал дождь из камней, «который сопровождал ее повсюду». Скептики, наверное, жалели, что никто никогда «не мог взять их в руки, за исключением тех, которые поймали сама Мэри и ее хозяин». Среди них оказался один с отверстием в середине. Его Мэри (по совету других) привязала на крепкий кожаный шнурок к своему кошельку, но он «немедленно исчез, хотя шнурок, завязанный крепким узлом, остался». И все время, пока продолжались эти неприятности, Мэри, по ее словам, видела Флоренс Ньютон, которая терзала ее и втыкала в нее булавки. Как только на ведьму надели кандалы, припадки Мэри прекратились.

67
{"b":"1776","o":1}