ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она умолкла, чтобы вновь остановить меня, когда я пытался заговорить.

— Нет, нет, не пытайся объяснить, Рэвел. Ты не можешь ничего изменить, ничем не можешь помочь. Но хочешь меня… хочешь. Я знаю…

Но на этот раз, когда мы вознеслись на вершину страсти, мир взорвался и швырнул нас обоих вдоль длинного туннеля через темноту и тишину…

19

Мы купались в свете и звуках; мягко дышала система циркуляции воздуха. Обнаженные, мы лежали прямо на полу в операционном зале темпоральной некс-станции.

— Как все просто, — сказала Меллия. — Почти примитивно.

Она поднялась на ноги, бесшумно подошла у пульту внутренней связи и щелкнула переключателем.

— Есть здесь кто-нибудь? — эхом пронесся ее голос по коридорам.

Никого. И не было необходимости осматривать станцию — ощущение пустоты висело в воздухе.

Меллия направилась к щиту внешней связи; я смотрел как она набирает общий для всех станций код аварийного вызова. Вспыхнула лампочка, показывая, что сигнал записан и сжат в один микросекундный писк, который будет повторяться каждый час, распространяясь на миллион лет контролируемого времени. Потом она прошла к дисплею, включила его и принялась просматривать последние записи; лицо ее в тусклом свете экрана выглядело напряженным.

Следя за ее грациозными движениями, понимая, что она совершенно не осознает своей наготы, я чувствовал, как просыпается во мне желание. Усилием воли отбросив эти мысли, я подошел и встал рядом.

Запись в бортовом журнале представляла собой обыкновенную стенограмму отчета, датированного девятым июля шестьдесят шестого года по станционному времени с шифром Берега Динозавров и кодом Нела Джарда в нижнем углу.

— Запись сделана за день до моего доклада, — сказал я. — Думаю, у него просто не было времени вносить какие-либо подробности во время нападения.

— По крайней мере, он успел перебросить всех людей, — произнесла Меллия.

— Всех, кроме себя, — добавил я.

— Но ты не нашел ни его, ни признаков его присутствия, когда был на станции в первый раз.

— Ты хочешь сказать, что не нашел его труп? Нет. Может быть, он воспользовался кабинкой. А может, подошел к краю и…

— Да. Я думаю, мне надо что-нибудь надеть, — сказала она внезапно. — Не то чтобы мне не нравилась наша игра в Адама и Еву… Напротив, мне она очень по душе. Но все-таки…

В комнатах для прибывающих на станцию мы обнаружили много форменной одежды. Я наслаждался ощущением прохладной гладкой ткани на своем теле. Одним из главных неудобств при выполнении задания в тысяча девятьсот тридцать шестом году была необходимость ношения накрахмаленных воротничков и костюмов из грубой шерсти, вызывавшей неприятные ощущения. Воспоминание об этом возродило к жизни мои мысли о…

Я отогнал их. Лайза (или Меллия) стояла в нескольких футах от меня, натягивая облегающий костюм работника станции. Заметив мой взгляд, она помедлила секунду, прежде чем застегнуть на груди змейку, улыбнулась.

Улыбнувшись в ответ, я направился к выходу, чтобы выглянуть наружу, хотя прекрасно знал, что увижу там — резко обрывавшийся край в десяти шагах от выхода, клубившийся вокруг туман.

Я закричал — никакого эха в ответ. Поднял камень и швырнул его в пустоту. Он пролетел около шести футов, затем замедлился и поплыл в сторону, словно потеряв всякий интерес к закону гравитации. Я всматривался в сумрак, надеясь обнаружить в нем просвет, сквозь который мог открыться хоть какой-нибудь вид, но за туманом плыл туман и только туман.

— Как жутко, — произнесла рядом Меллия.

— Да, — отозвался я. — Идем назад, на станцию. Надо поспать. Может быть, все это исчезнет, когда мы проснемся…

Она ничего не сказала.

Ночью Меллия спала в моих объятиях. Мне ничего не снилось, кроме того, что просыпаюсь и вижу ее рядом — лучший из снов.

20

За завтраком вилки стучали о тарелки несколько громче, чем следовало бы. Еда была замечательной. Казенное довольствие некс-станций разрабатывалось с целью хоть частично восполнить пробел, возникавший в жизни оперативных агентов из-за отсутствия тех человеческих отношений и ценностей, которые обычно делают жизнь стоящей того, чтобы жить. Мы, оперативники, отдали свои души, отказавшись от семейного очага, жен и детей во имя спасения человеческой расы. Но сделка того стоила. Это должно быть очевидно каждому.

Но лицо Лайзы стояло перед моими глазами, между мною и тем чрезвычайным положением, в котором я оказался, отодвигая куда-то опасность, нависшую над Чисткой Времени.

— Ну и что мы собираемся делать, Рэвел? — спросила Меллия.

Лицо ее было холодным, спокойным; взгляд ни о чем не говорил. Может быть, это было вызвано знакомой официальной обстановкой. Игры закончились. Отныне — только дело.

— Первое, что мы должны сделать, — это хорошенько проанализировать данные в компьютере и попробовать вытянуть из них какие-нибудь выводы, — сказал я, чувствуя себя самоуверенным идиотом.

— Отлично. Некоторые данные, которыми мы располагаем, могут дать нам кое-какие идеи относительно параметров сложившейся ситуации.

Четко, по-научному кратко. Глаза смотрят уверенно, не моргая.

Хороший вы агент, мисс Гейл. Но где же та девушка, которая рыдала прошлой ночью в моих объятиях?

— Отлично, повторил я. — Пункт первый: я завершил обычное задание, вернулся в точку подбора, послал код вызова и был переброшен на станцию. Пока все в порядке?

Я посмотрел на нее, ожидая ответа. Она коротко кивнула.

— На следующий день станцию атаковали вооруженные силы третьей эры или еще кого-то, замаскированного под войска третьей эры. Если отбросить предположение о промахе со стороны службы безопасности, который, впрочем, маловероятен, в этом также не наблюдается отклонений от нормы. Однако твоя линия жизни включает станцию на Береге Динозавров в нетронутом состоянии при локальном времени на одиннадцать столетий позже.

— Правильно. И, кроме того, насколько мне известно, в станционных архивах нет упоминания о каком-либо нападении, имевшем место за тысячу лет до того, как я была призвана, или в какое-нибудь другое время. Думаю, я бы знала об этом, потому что поставила себе задачу ознакомиться с историей станции, как только получила на нее назначение.

— А тебе случайно не попадалась на глаза запись о пропаже без вести оперативного агента по имени Рэвел?

— Если и попадалась, я не обратила внимания… Это имя ничего для меня не значило… в то время.

Она опустила глаза.

— Итак, речь идет о девиации первого класса. Либо твое, либо мое прошлое исторгнуто. Возникает вопрос: какое из них является частью подлинного временного ствола?

— Не хватает данных.

— Ладно. Переходим к следующему пункту. Нел Джард воспользовался неизвестной мне системой аварийного спасения и выбросил станцию из энтропического контекста, поместив ее в то, что может быть описано как ахроническая вакуоль. Я не вполне понимаю, что это значит.

— Ты исходишь из того, что перемещение совершил Джард, — вмешалась Меллия. — Но вполне возможно, что это не так. Какая-то другая сила воздействовала именно в тот момент, чтобы усложнить либо свести на нет все его действия. Он говорил о том, что собирается делать?

Окинув взглядом комнату, в которой мы сидели, она кивнула в сторону призрачной пустоты снаружи.

— Он сказал что-то о нуль-времени, но я не помню, что именно. Мне казалось, что он просто хочет уничтожить станцию, как это делали в старые времена, «чтобы не досталось врагу».

— Как бы там ни было, она оказалась здесь.

Я кивнул.

— Когда я воспользовался личным приводом аварийного темпорального скачка, то попал к себе домой, как того и следовало ожидать. Я был настроен на частоту станции, а ее оборудование предназначалось для возврата агента из любой пространственно-временной точки.

— Ты нашел станцию пустой… Точно такой, как теперь?

— Ага. Интересно только… — Я огляделся. — Интересно, когда произошел мой последний визит — до нашего или после?

14
{"b":"17761","o":1}