ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— По крайней мере, не одновременно. Ты ведь не встретился сам с собой.

— Это, должно быть, можно уточнить, — медленно произнес я. — Локальный энтропийный поток, кажется, в норме, местное время движется…

Я встал и прошелся по комнате, ища какое-нибудь свидетельство своего пребывания здесь. Я повернулся к столу, за которым сидела Меллия и… увидел его.

— Подносы! Они были здесь, на столе!

Она посмотрела на них, потом на меня. Взгляд был немного испуганным. Именно так и действует анахронизм.

— Те же два места, — сказал я. — Оставшаяся еда выглядела не слишком свежей, но еще не разложилась.

— Значит, ты можешь оказаться здесь в любое время?

— Во всяком случае, несколько часов у нас есть. Еда на тарелках была засохшей. — Я заговорщически улыбнулся. — Мы могли бы подождать немного и встретить меня.

— Нет! — резко произнесла она. — Нет. Мы не должны вызывать никаких аномалий.

— Но если мы остановим меня, не дадим мне вернуться в предыдущее задание…

— Ты несешь какую-то чепуху, Рэвел. Ну, кто же из нас на самом деле забыл, на что направлены усилия Чистки Времени? Накладывание заплат на заплаты ни к чему хорошему не приведет. Все прошло благополучно — ты здесь. Глупо рисковать этим из-за…

— Из-за надежды спасти операцию?

Ее взгляд встретился с моим.

— Мы не должны усложнить все еще больше. Ты отправился назад, пусть так и будет. Вопрос вот в чем: как нам теперь действовать?

Я сел.

— На чем мы остановились?

— Ты застал станцию пустой, но со следами нашего теперешнего визита.

— И сделал единственное, что пришло мне в голову — воспользовался станционной кабиной для скачка, который как я надеялся, перебросит меня в Центр. Но ничего не вышло. Из-за отсутствия заданной цели я отправился назад вдоль собственной временной линии и оказался на десять лет раньше в своем субъективном прошлом. Параномалия класса А, не указанная ни в одной инструкции.

— Инструкция не предусматривает подобной ситуации, — заметила Меллия.

— Ты ведь не контролировал события. Ты просто делал то, что казалось наилучшим.

— И в результате уничтожил успешно завершенную работу, отчет о которой в закодированной форме десять лет хранится в центральном архиве. В связи с этим выплывает любопытная деталь: карг, которого я должен был убрать из того времени — тот же самый, которого я обезвредил в Буффало. Из чего следует, что события в Буффало последовали, скорее, из второй версии.

— Или из того, что ты называешь альтернативным вариантом. Может, это вовсе не так. Возможно, твое свидание с самим собой в прошлом оставили в пересмотренной схеме как жизнеспособный элемент.

— В таком случае, ты права в том, что нам не следует ждать моего появления здесь. Но если ты ошибаешься…

— Мы должны найти отправную точку. В каком-то времени, в каком-то месте… Продолжим. Ты прыгнул назад на Берег, и мы встретились. Вопрос: почему мы оба, та и я, оказались в одном и том же месте и времени?

— Ничего не могу сказать.

— Рэвел, мы черт знает как запутываем временные линии.

— Ничем нельзя помочь. Если только ты не считаешь, что нам следует изображать из себя камикадзе.

— Не говори ерунды. Мы должны сделать то, что можем. Это значит — изучить факты и, следуя логике, спланировать следующий шаг.

— Следуя логике? Хорошо бы, агент Гейл. Только когда эта логика имела хоть что-нибудь общее с Чисткой Времени?

— И все же мы немного продвинулись в наших рассуждениях, — произнесла она сдержанно, не желая ввязываться в спор. — Мы знаем, что должны снова отправиться в путь, и чем скорей, тем лучше.

— Хорошо, этот пункт я принимаю. И это дает нам на выбор два пути. Во-первых, мы можем воспользоваться транспортной кабиной станции.

— И завершить скачок в какой-то точке нашего прошлого, еще больше усложнив ситуацию?

— Все может быть. Или мы перезарядим наши личные приводы и прыгнем

— Не имея никакого представления о том, куда это нас приведет?

Она передернула плечами и покачала головой; грациозное движение подбородка невольно напомнило о другом времени, другом месте, другой девушке.

Нет, черт возьми, это была не другая!

— Мы также можем отправиться… вместе, — прошептала она, — как сделали это раньше…

— Это ничего не изменит, Меллия. Все равно мы выбросимся во временной поток без цели. И можем кончить тем, что будем кувыркаться в тумане, вроде того, что за дверью, если не хуже.

— По крайней мере… — начала она, но вдруг замолчала.

«По крайней мере, мы были бы вместе…» — я почти расслышал эти слова.

— По крайней мере, мы не будем сидеть здесь, ничего не делая, в то время как Вселенная вокруг нас распадается на куски, — закончила она.

— Итак, что ты предпочитаешь?

Последовало долгое молчание. Она смотрела в сторону, затем взглянула на меня и, поколебавшись, произнесла:

— Кабина.

— Вместе или по одному?

— А поле может перебросить нас двоих одновременно?

— Думаю, да.

— Значит, вместе. Разве что тебе известна причина, по которой нам следует расстаться.

— Таких причин нет, Меллия.

— Тогда решено.

— Отлично. Тогда заканчивай завтракать. Неизвестно, сколько времени пройдет, прежде чем нам доведется снова сесть за стол.

Последним пунктом в моих сборах был небольшой кратерный пистолет из станционного арсенала. Я закрепил его на запястье под рукавом. Мы прошли через экранированную шлюзовую камеру к транспортировочной кабине. Все показания были в порядке — кабина к действию готова. При обычных условиях пассажира безболезненно и мгновенно вывели бы из временного потока в экстратемпоральную среду, а затем снова ввели в нормальное пространство-время в главной кабине приема Центра Некса. Вопрос о том, что случится на этот раз, оставался открытым. Может, мы снова полетим назад вдоль моей временной линии и на борту тонущего корабля окажется два человека; а может, отправимся в прошлое Меллии Гейл, где нас не было раньше, и тем самым усугубим катастрофу, обрушившуюся на нас. А может, выйдем из скачка где-нибудь посередине. Или вообще нигде…

— Следующая остановка — Центр Некса, — объявил я, подталкивая Меллию в кабину, и втиснулся следом. — Голову?

Она кивнула.

Я нажал кнопку переброса.

Взрыв разорвал нас на некогда составлявшие наши тела атомы.

21

— А может, и нет, — услышал я чей-то хрип и через секунду узнал голос: он принадлежал мне, звучал слабо, но вполне различимо. — Ужас, — продолжил я. — Похоже на похмелье.

— По-научному это называется транстемпоральный шок, если не ошибаюсь,

— произнесла где-то рядом Лайза.

Глаза мои резко открылись; ну, не слишком резко — ресницы расклеились, моргнули, и я различил лицо. Славное личико в форме сердечка с большими темными глазами и самой милой улыбкой на свете.

Но это была не Лайза.

— Ты в порядке? — спросила Меллия.

— Если что-то и не так, то месяц в блоке с интенсивным лечением — и все как рукой снимет, — ответил я, приподнявшись на локте, и осмотрелся.

Мы находились в просторной комнате, длинной и высокой, как банкетный зал, с гладким серым полом и бледно-серыми стенами, покрытыми бесконечными рядами приборов. В центре стояло высокое кресло, повернутое к ряду кнопок и многочисленным экранам дисплея — пульту управления. В дальнем конце сквозь стеклянную стену виднелось открытое небо.

— Где мы?

— Не знаю. Похоже на научно-исследовательскую лабораторию. Ты не узнаешь ее?

Я покачал головой; даже если я и бывал здесь в прошлом, память об этом начисто стерли.

— Как долго я находился без сознания?

— Я сама проснулась только час назад.

Я потряс головой в надежде, что мысли прояснятся, но лишь вызвал жгучую головную боль, как будто мне в виски вогнали раскаленные кинжалы.

— Какой тяжелый прыжок, — пробормотал я и поднялся на ноги.

Меня подташнивало, голова кружилась, как будто я объелся мороженого, катаясь на карусели.

15
{"b":"17761","o":1}