ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я осмотрела кое-какое оборудование, — сказала Меллия. — Это приводы темпорального переброса. Но они не похожи на те, что я видела раньше.

По ее голосу я понял: она имеет в виду что-то очень важное и напряг свой мозг, пытаясь определить, что именно.

— О! — это было все, что пришло мне в голову.

— Я могу предположить назначение некоторых приборов, — продолжала она. — Но остальные совершенно озадачили меня.

— Может быть, это оборудование третьей эры?

— Тогда я узнала бы.

— Хорошо. Пошли посмотрим.

Я направился к креслу, стараясь казаться более здоровым, чем был. Что же касается Меллии, то, если прыжок и подействовал на нее, она не подавала виду.

На пульте управления было полно кнопок, лаконично обозначенных непонятной аббревиатурой. Экраны дисплеев имели обычную матовую поверхность и были помещены в противоотражающие рамки.

— Это, конечно, обычные считывающие устройства аналого-потенциального типа, — сказала Меллия. — Но на пульте есть два дополнительных блока контроля, а это предполагает, что чувствительность дискретных цепей по крайней мере на порядок выше.

— В самом деле?

— Конечно.

Ее тоненький пальчик быстро набрал на разноцветных клавишах код. Экран мигнул и засветился.

— Поле подбора находится в активной фазе. Или, по крайней мере, должно находиться, — сказала она. — Но нет никаких ключевых данных. А я боюсь играть с пультом темпоральных перебросок, в котором ничего не понимаю.

— В этом я полный профан, — признался я. — В жизни ничего подобного не видел. А что тут еще есть?

— Там аппаратные, — указала она в конец зала напротив стеклянной стены. — Силовая установка и прочее.

— Похоже на обычную темпостанцию.

— Почти, — кивнула она.

— Ну, в несколько ином масштабе, — прокомментировал я. — Пойдем посмотрим.

Мы прошли через помещения, набитые оборудованием, столь же таинственным для меня, как электросхема I-М Хотеп. Одно из устройств представляло собой три высоких, в рост человека, зеркала; мы увидели в них двух несчастного вида незнакомцев. Ничто не указывало на то, что здесь недавно кто-то жил. Просто мертвое здание, эхом отвечавшее на наши шаги.

Мы пересекли огромный зал и отыскали выход, который, кружа, привел нас на широкую каменную террасу, откуда открывался вид на знакомый пляж. Изгиб морского побережья оставался таким же, каким я видел его в последний раз, только джунгли казались более густыми и непроходимыми.

— Добрый старый Берег Динозавров, — произнес я — Он не сильно изменился, не так ли?

— Время, — сказала Меллия. — Много времени прошло.

— Я видел проекты застройки. Там не было ничего похожего. Есть какие-нибудь соображения?

— Нет.

— Понимаю твои чувства, — проговорил я и придержал дверь, пропуская ее. — Между прочим, я никогда не слушал об аналого-потенциале. Это что, какое-то новое блюдо?

— А-П теория — основа всей программы Чистки Времени, — ответила Меллия, выразительно глянув на меня. — Каждый агент Центра Некса должен ее знать.

— Может и должен — возразил я, — но лекции, которые я слушал в институте, были посвящены детерминистике: динамике актуализации и уровням фиксации.

— Вся эта ерунда дискредитировала себя как фаталистическая теория.

— Успокойтесь, мисс Гейл. Не смотрите на меня так, словно застукали в отсеке управления с бомбой в руках. Признаюсь, сегодня я соображаю немного медленно, но остался все тем же милым, замечательным парнем, которого вы выудили из пруда. И я настолько же человек Центра, как и вы, хотя нечто вроде грязного подозрения начинает овладевать мной.

— А именно?

— Да просто пришло в голову, что Центр Некса, на который работала ты, и тот, который знаю я, — не одно и то же.

— Глупость какая. Вся деятельность Центра основана на постоянстве единой базовой линии…

— Конечно, конечно. Такова концепция. Только это не первая концепция, которую пришлось видоизменить с учетом приобретенного опыта.

Меллия слегка побледнела.

— Ты понимаешь, что это означает?

— Понимаю, крошка. Мы с тобой так все перепутали…

То, что мы — представители двух взаимоисключающих временных потоков — стоим здесь, лицом к лицу, означает, что дела наши гораздо хуже, чем мы думали…

Она смотрела на меня широко открытыми глазами.

— Но с нами еще не кончено, — бодро произнес я. — Мы все еще оперативные агенты со специальной подготовкой, все еще способны к действию. Мы сделаем все, что в наших силах…

— Но ведь не в этом дело!

— Ах, так? А в чем же?

— Мы должны проделать определенную работу, как ты сам сказал, а именно: уничтожения хроноаномалии, которую сами же бездумно породили.

— Согласен.

— Очень хорошо. Но к какой схеме мы будем стремиться, Рэвел? Твоей или моей? Что мы собираемся восстанавливать — детерминистический или аналого-потенциальный континуум?

Я открыл было рот, чтобы дать ей ободряющий ответ, но слова застряли в горле.

— Мы можем решить этот вопрос позже.

— Как? Каждый наш шаг с этого момента должен быть правильнейшим образом высчитан. Все это оборудование сложнее, чем то, что мне доводилось видеть. Но мы должны воспользоваться им надлежащим образом.

— Конечно. Но сначала необходимо выяснить, для чего предназначены все эти миленькие кнопочки. Так что давай пока сосредоточимся на этой проблеме. По ходу дела, возможно, нам удастся разрешить и некоторые философские вопросы.

— Прежде чем начать, нам нужно прийти к какому-то соглашению.

— Продолжай.

— Я хочу, чтобы ты дал слово, что не предпримешь ничего предосудительного в отношении концепции А-П.

— Я ничего не буду делать, не посоветовавшись с тобой. Что же касается Вселенной, которую мы собираемся восстановить, давай подождем, пока не узнаем чуть побольше, прежде чем связывать себя обязательствами, договорились?

Она долго смотрела на меня, прежде чем ответить.

— Хорошо.

— Тогда можешь начать с того, что представляет собой вся эта техника.

На протяжении следующего часа она быстро, схематично, но четко и наглядно излагала мне азы аналого-потенциальной теории. Это было мне внове, но я привык работать со сложными темпоральными приводами и потихоньку начал получать некоторое представление о том, для чего предназначалось оборудование.

— У меня такое чувство, что твой Центр Некса в своей деятельности опирается на теорию гораздо сильнее, чем Центр, в котором работал я, — заключил я под конец. — К тому же он имеет очень эффективную аппаратуру.

— Та аппаратура, с которой работала я, не была такой сложной, — призналась Меллия. — Я не знаю, что делать с большей частью этих приборов.

— Но ты уверена, что в основе их лежит принцип А-П?

— Ни капли не сомневаюсь в этом. Это не может быть ничем иным, конечно. Ничем из того, что могло бы основываться на детерминистической теории.

— С последним замечанием я согласен. Это оборудование имело бы в моем Центре Некса ровно столько смысла, сколько паровой свисток на паруснике.

— Значит, ты согласен, что мы должны продвигаться к А-П матрице?

— Не торопись, девочка. Ты думаешь, что достаточно пожать в знак согласия руки — все тотчас же вернется на место, где находилось в прошлую среду в три часа дня. Мы ведь работаем вслепую. И не знаем, что случилось, где находимся, куда идем или как туда попасть. Давай разбираться по порядку, шаг за шагом. И хорошо бы начать с концепции А-П. У меня странное чувство, что ее теоретическая основа принадлежит ко второму поколению, что она возникла из своего рода умозрительной установки, порожденной, в свою очередь, серьезной темпоральной перегруппировкой.

— Поясни, пожалуйста, — попросила она холодно.

Я махнул рукой.

— Твой Центр находится не в главном временном потоке. Он слишком сложен, слишком искусственен. Как звезда с большим содержанием тяжелых элементов. Она не может возникнуть из первичного пылевого облака. Она должна образоваться из частей звезд предыдущего поколения.

16
{"b":"17761","o":1}