ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мне было известно, что туннель ведет в насосную, откуда наверх можно подняться по лестнице — так было задумано, чтобы как можно меньше травмировать местную среду. Оставалось только пройти вперед, взобраться по лестнице и…

Я решил, что об «и» можно будет подумать позднее. Все еще нахваливая себя за хладнокровие, проявленное во время обстрела, я заметил, что для туннеля, находящегося на глубине двенадцати футов, освещение было больно уж хорошим. Казалось, свет исходит откуда-то сзади. Я обернулся и увидел искореженные металлические балки, сквозь которые пробивались яркие лучи солнца.

Я прошел ярдов десять, идти стало легче — не так много песка и обломков. Никак не мог открыть дверь насосной — забыл, что надо тянуть, а не толкать. Все оборудование оказалось совершенно целым, готовым в любую минуту начать качать чистую, свежую воду из глубины в сто двадцать футов. Я похлопал по ближайшему насосу и взялся за поручни лестницы. Меня подташнивало, ноги подгибались, но не сильнее, чем у юнги при первом морском шквале. Я нажал кнопку. Наверху жалобно завыл мотор. Люк открылся, на меня посыпался песок и упала маленькая зеленая ящерица. Я выбрался наружу, глотнул свежего воздуха и огляделся.

Передо мной лежала длинная кривая полоса берега, изуродованного воронками и следами гусениц; джунгли с холмов подступили к самому океану. Но там, где находилась станция, не осталось ничего, кроме дымящегося кратера.

Я улегся на мягкий теплый песок и уставился в небо. Глаза слезились, на лбу и груди выступил пот, а в голове вихрем замелькали знакомые образы: станция, какой я увидел ее много лет назад, после своего первого скачка; строгие безликие кают-компании, которые постепенно стали домом, ожидавшим тебя после трудного задания; ты встречал там своих коллег, мужчин и женщин, которые возвращались с одного задания и через некоторое время получали новое; тихие разговоры в столовой, сверкающая чистота; даже главный пульт, показывавший ежеминутные изменения сдвига во времени… Но пульта больше не было, как не было и сотен километров микропленки с записями, как не было росшего в кадке на веранде редкого гинкго — все превратилось в шлак…

Я вспомнил, как Нел Джард кричал мне, чтобы я убирался… и еще что-то. Но что? Что-то важное, о чем мне, как он думал, предстояло сообщить однажды… Кому? Тщетные надежды. Я уже поговорил с человеческим существом в последний раз. Положение мое было безнадежным, его можно было сравнить с ситуацией, в которой оказались еще несколько оперативных агентов Центра Некса, не попавших в зону действия темпорального поля.

Впрочем, им было гораздо лучше, чем мне.

При этой мысли голова моя скатилась набок, а перед глазами опустился темный занавес.

6

Когда я проснулся, солнце уже садилось. Я чувствовал боль в таких местах, о существовании которых и не подозревал. Огромные москиты, казалось, совсем не удивились тому факту, что нашли млекопитающее там, где никаким млекопитающим быть не полагалось, и разместились на мне, приняв философское решение питаться тем, что тебе даровано судьбой. Я прихлопнул самых нахальных и направился вниз к развалинам.

Судя по всему, я не получил серьезных ранений, отделавшись множеством мелких порезов да солидных размеров синяками и ушибами. Я подошел к краю кратера и заглянул вниз. Перед моими глазами предстала впадина с оплавленными стенками диаметром в сотню ярдов, окруженная обугленными растениями. Не осталось ничего: ни людей, ни оборудования. И хуже всего, конечно, было то, что темпоральный скачок теперь невозможен. Ни в Центр Некса, ни в какое другое место и время.

Агенты третьей эры или кто-то другой, маскировавшийся под них, уничтожили станцию с тщательностью, которую раньше я бы счел невозможной. Как им удалось обнаружить это место, учитывая строжайшие меры предосторожности размещения ста двенадцати этапных станций во времени старой эры? Что же касается Центра Некса, то никто не знал, где он находится, даже тот человек, который его создал. Он дрейфовал в ахроническом пузыре в энтропическом потоке, никогда материально не существуя ни в одном пространственно-временном пункте в течение конечного периода. Код доступа к нему был спрятан под двенадцатью рядами взаимозависимых шифров в главном хранилище Некского Мозга. Единственный способ добраться к нему — совершить скачок через темпостанцию, и не какую-нибудь, а именно ту, на которую было настроено мое личное поле агента. Именно ту, которая превратилась некоторое время назад в яму с сантиметровым слоем зеленого стекла по краям.

Внезапно в голове возникла мысль, подобно улыбке на лице призрака.

Личный привод аварийного скачка, встроенный в мое тело, цел! В мощностной катушке хватило бы Е-энергии для прыжка… куда-нибудь. У меня не было конкретной цели, но это не означало, что я должен здесь остаться. Я просто не буду знать, где окажусь, если вообще что-то из этого получится.

В Центре ходило немало жутких историй о несчастных, допустивших ошибку во время скачка. Иногда их по кусочкам разбрасывало на десятки станций, иногда они превращались в бестелесные голоса, взывавшие о помощи. Поэтому пользоваться личным аварийным приводом разрешалось лишь в чрезвычайной ситуации.

В качестве альтернативы можно было, конечно, устроить жилище и здесь, на берегу, по соседству с динозаврами, и надеяться, что спасательная группа прибудет раньше, чем я умру от жажды, рептилий, скуки или старости.

В общем, было над чем подумать.

Рядом со мной валялось несколько каменных обломков, из которых можно было соорудить что-то вроде очага, поймать ящерицу и поджарить ее на обед…

Нельзя сказать, что эта идея показалась мне особенно привлекательной, но не хотелось отказываться от нее сразу. Приходилось выбирать: либо это, либо риск эксперимента, провал которого предрекали все эксперты. Но, в конце концов, куда спешить? Мне здорово досталось, но я все же остался жив; ближайшие несколько дней мне голодать не придется. Можно даже накачать воду. Ведь, может быть, взрыв станции где-то зарегистрировали, и в этот момент спасательная команда готова броситься на помощь.

Почти совсем стемнело. Звезды мерцали в сгущавшихся сумерках, будто и не случилось катастрофы в биографии Игоря Рэвела, оперативного агента Центра Некса. Волны шелестели, отступая от берега, равнодушные к проблемам прямоходящего двуногого существа, которое неизвестно почему покинуло свое время и перенеслось на шестьдесят пять миллионов лет назад.

Мне же хотелось в туалет. Казалось бы, это совсем неуместно в данной ситуации, среди песков прошлого, под вечными звездами, но жизнь брала свое.

Затем я послонялся по окрестностям, пытаясь отыскать следы былого очарования, вырыл в песке яму и улегся спать.

7

Пришел рассвет, а вместе с ним и динозавры. Я уже видел их раньше, обычно издали: небольшие робкие существа скрывались из виду после первого же прикосновения ультразвуковых лучей, которые Джард приспособил для их отпугивания. Правда, я слышал, что еще до моего появления здесь случались инциденты с крупными экземплярами, подходившими слишком близко, — их приходилось пугать импровизированными трещотками. Все понимали, что твари эти слишком глупы, чтобы представлять угрозу, следовало только не попадать им под ноги и не оказываться среди листьев, которые они пожирали в невероятных количествах.

Динозавров было три. Настоящие великаны, а тут ни ультразвука, ни трещоток, только собственные голосовые связки.

Я вспомнил, как Доул, тоже оперативник, решив однажды поплавать, чуть не попал в зубы ящеру, перехватившему его между океаном и станцией. Доул отделался обычным случаем делириум тременс: чудовище протопало мимо, даже не взглянув на него. Он был слишком маленьким, чтобы представлять интерес для такого большого желудка.

Однако я не счел этот пример утешительным.

Трио, направлявшееся ко мне, представляло неизвестную нашим современникам разновидность, которую мы нарекли королевскими шутами из-за глуповатой ухмылки и ярких отростков, свисавших с черепа, подобно побрякушкам. У них были страусиные ноги, вытянутая шея и огромное количество зубов.

6
{"b":"17761","o":1}