ЛитМир - Электронная Библиотека

— Константин, — обратился он к Сизову с очередной просьбой.

— Угу, — пробурчал Сизов, щелкая «мышкой» по картам на экране.

— Я так понял, что в вашей базе есть возможность хранить оцифрованные фотографии.

— Возможность есть, местов на диске нема, — откликнулся капитан.

— Надо хотя бы по делу Трофейщика для каждого введенного в базу досье фотографии отсканировать. Очень неудобно прыгать от компьютера и подолгу рыться в коробках.

— Ничего себе «хотя бы»! — покачал головой Сизов. — Да эти фотки даже в самом сжатом формате все место займут…

— Можно лишнее что-нибудь стереть, — предложил Артем.

— А лишнего мы не держим, — Сизов недовольно покосился на него. — И заниматься этим мне некогда. Ты вообще кто такой? Копайся себе в бумажках…

— Послушай, Костя, — Горин присел на край его стола. — Сделай это ради общего дела, мне это очень поможет. Эдуардович может предложить тебе это и сам, но я не люблю давить на кого-то через чужую голову. Пока ты разглядываешь нарисованные на экране сиськи, Трофейщик в это время готовится отрезать их кому-нибудь, причем наяву. Я на тебя рассчитываю. — Артем хлопнул залившегося краской Сизова по спине. — А я пока буду довносить в базу отсутствующие там документы, которые вы в свое время, наверное, из экономии места, посчитали не такими уж важными.

Занимаясь кропотливым заполнением экранных форм, Горин убивал двух зайцев. Во-первых, в полной мере отражал в электронной базе содержимое пухлых бумажных папок, что впоследствии несказанно облегчило бы поиск, анализ и структурирование информации. И, во-вторых, параллельно детально вникал во все, так как приходилось внимательно вчитываться в каждую даже самую незначительную справку.

На это ушла ещё неделя. Горин приходил домой за полночь, наспех ужинал и засыпал, слыша в своей голове стук клавиш и видя перед глазами мигающий курсор.

К тому времени, как недостающая информация была занесена, Константин Сизов завершил сканирование фотографий. Горин, чтобы прийти в себя, попросил у Левченко день отдыха.

Отгул Артем намеревался использовать, предоставив максимальный отдых мозгам, или хотя бы, как минимум, проспав до обеда. Но сонная безмятежность покинула его около восьми часов утра, и любые попытки снова забыться вызывали в мозгу лишь череду тяжеловесных вымученных видений. В конце концов Горин прекратил издеваться над собственным организмом, встал, включил телевизор и начал жарить яичницу с колбасой. После сытного завтрака он сделал еще одну попытку склонить себя ко сну, но это так и не удалось. Не помогло даже ни чтение первой попавшейся под руку книги, ни попытка просмотра идущего по телевизору сериала с «кончитами и хуанами».

Горин собрался и вышел на улицу, тем более что погода оказалась на редкость чудесной. Какое-то время он бесцельно шел по улице, заходя во встречающиеся по пути магазинчики. При этом он внимательно изучал людей. Ему не очень нравились те перемены, что он сейчас отмечал в поведении горожан. Все очень сильно изменилось с тех пор, как он уехал по «турпутевке» в Каир. По возвращении у него не хватало времени задержаться и разглядеть эти перемены, удалось это лишь сейчас…

Лица, окружающие его, были почти все хмурыми и напряженными. Наверное, такие лица бывают во время войны у людей, которые все время ожидают воздушной тревоги, чтобы укрыться в бомбоубежище. При встрече они внимательно заглядывали друг другу в глаза; выходя из помещения на улицу, сразу загнанно озирались по сторонам; в общественных местах редко звучала человеческая речь, а тем более смех; во взглядах продавцов магазинов читалось паническое ожидание конца рабочего дня, когда придется пробираться домой по опустевшим улицам. Если незнакомым людям приходилось общаться, то по большей части это была словесная перебранка без стеснения в выражениях. И, наконец, с наступлением сумерек город вымирал. Это было временем затишья, когда еще оставшиеся нормальные люди укрывались за дверями своих квартир, а всевозможное отродье только готовилось к своему ночному чумному пиру.

Горин катался между станциями метро, пока вагоны не опустели. Это говорило о том, что близился вечер. Артем дождался своей станции и тоже вышел. Еще было довольно светло, но прохожие уже попадались совсем редко, впрочем, как и проезжающие автомобили и открытые магазины. Город превратился в инвалида, которому навязали жесткий режим жизни. Точнее, навязал — один обозленный придурок, непонятно откуда черепаший силы…

Артем остановился у металлического гаража, на котором кто-то мелом размашисто написал: «Трофейщик — чемпион!» Кусочек мела валялся рядом и Горин подобрал его. Сначала он хотел зачеркнуть «чемпион» и написать вместо этого огромными буквами: «козел», но передумал и перечеркнул крест-накрест первое слово, а сверху написал: «Спартак»…

В этот момент рядом с Гориным в железную поверхность гаража с грохотом врезался кусок кирпича. Артем инстинктивно присел и резко обернулся: за угол ближайшего дома промелькнула какая-то тень.

— Скоро уже! — громко крикнул он, яростно сплюнул и зашагал к своему подъезду.

На следующее утро Сизову пришлось растолковывать дотошному Горину, как средствами поисковой системы сравнивать однотипные реквизиты в базе данных по делу Трофейщика. Когда Артем добился от капитана ответов на все возникшие вопросы, он приступил к задуманному: начал поочередно запрашивать каждый из реквизитов. Они выводились на экран в две колонки: в одной было название, во второй — количество повторений.

Сначала Горин запросил на экран фамилии жертв. Напротив одной из них стояла цифра два: среди жертв оказались два человека с одинаковой фамилией. Левченко вспомнил: это были всего лишь однофамильцы. Артем двинулся дальше: были сравнены имена, отчества, даты и просто годы рождения, национальности, специальности, места работы, образования и всевозможные сопутствующие документы. Экран пестрил разнообразием, произошедшие убийства невозможно было сгруппировать ни по какому из реквизитов. Если совпадения и случались, то их никак нельзя было назвать закономерными. Создавалось впечатление, что Трофейщик попросту открывал наугад телефонный справочник, тыкал пальцем и отправлялся по первому попавшемуся адресу. Хотя и это отпадало: телефоны тоже были не у всех жертв.

Артем помрачнел. За столько времени у него в руках не оказалось ни одной ниточки, ни одной зацепки. Изнурительная безрезультатная рутина. Не зная, чем дальше заняться, он вызвал на экран документ с техническим описанием базы данных, составленный капитаном Сизовым, и принялся заново его перечитывать. Буквы на экране сливались, от скучных фраз клонило в сон, но он упорно вникал в суть…

— База данных, мать вашу! — вдруг воскликнул Горин, спустя некоторое время.

— Что там еще? — Сизов нахмурил брови, предвидя очередное отвлечение от компьютерных подружек.

Он огорчился не напрасно.

— У тебя в описании, Костя, — начал победоносно излагать Артем, — написано, что реквизиты сопутствующих документов хранятся по раздельности: отдельно дата, отдельно тип документа, отдельно выдавшая организация…

— Да я в курсе, сам писал, — нетерпеливо оборвал его Сизов. — Рад, что ты открыл для себя что-то новое, но зачем столько эмоций?

— Это я, Костя, еще сдержался, — ухмыльнулся Горин. — Почему же у тебя на экране поиск только по дате ведется?

— Для оптимизации, если тебе это о чем-то говорит, — небрежно бросил капитан. — Все остальное — избыточная информация.

— Я, как ты когда-то справедливо заметил, в компьютерах полный чайник, — продолжил Артем. — Мне не нужна твоя избыточная оптимизация, ты мне поиск по каждому реквизиту документа обеспечь.

— А больше тебе ничего не надо обеспечить? — воскликнул Сизов. — Это же программный код менять придется, формочки дорисовывать…

— Значит, начинай прямо сейчас, — вмешался вошедший в кабинет начальник отдела.

— Да что за фигня, Эдуардович? — возмутился капитан. — Кто он такой? Это все равно, что в больницу народный целитель придет и начнет докторов строить…

49
{"b":"177710","o":1}