ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Четвертый день выдался наиболее продуктивным... точнее вечер четвертого дня. Вернувшись с горы, я сразу же принялся оттачивать владение магией старейшины. На поляне землянок выхватил кривой жезл (на самом деле это всего лишь жалкая коряга) и, не задумываясь, выстрелил из него колдовским лучом. Туман протянулся ядовитой линией от жезла и до стоящего на вершине холма камня, обволакивая его пеленой. Когда заклинание рассеялось, то я увидел, что громадная махина камня, уже чуть менее громадна. Я остался доволен испытанием. Не останавливаясь на достигнутом, пробовал управлять туманом и осознал, что его можно использовать иначе. Играясь им, словно ребенок пластилином, лепил из него что угодно, одной лишь силой мысли. Создал из этого опасного материала даже фигуры мудрецов, хозяев этого леса.

— Добрый день, — вернулся, неизвестно где пропадавший Владик и кивнул мне, а затем и трем туманным фигурам. — Господин Феникс, мудрецы вам объясняли, что—то по магии?

Я удивленно уставился на парня, что определил в моих довольно грубых подобиях Балахонов, настоящих мудрецов, а не подделок! Даже подумал, что у друга плохо со зрением!

— Ты видишь Мудрецов?!

— Конечно!

— Присмотрись к ним внимательнее. Только не касайся!

Ничего не понимая, но слушаясь просьбы, он подошел ближе и в упор уставился на фиолетовый туман.

— И зачем... — начал он возмущаться, но не договорил, а отскочил от заклинания подальше. — Граница меня забери!!! Что это такое?!

Объяснения не заняли много времени. Парень поразился, что я за такое короткое время умудрился не только выучить заклинание Степана, что само по себе сложно, но и сумел изменить его, что являлось делом практически неисполнимым! Парень рассказал, что продолжал видеть вместо облачков тумана — хозяев этих мест! И только присмотревшись, он понял, что это мираж! Новые знания позволили понять, что свойств у заклинания гораздо больше, чем отравление. Этот странный фиалкового цвета туман обладает качествами воплощать иллюзии, которые пожелает волшебник. Может это обусловлено испарениями от тумана, что попадая в легкие жертвы, заставляет мозг делать ошибочную оценку увиденному... хотя о чем я думаю?! Пытаюсь подтянуть полностью фантастическое магическое явление к логическому научному обоснованию! Лучше даже не пытаться понять, как эти заклинания работают... по крайней мере пока не начну во всей этой мути лучше разбираться.

Чтобы проверить собственные гипотезы я заставлял туман меняться в разных людей, животных и простые предметы. И всегда Владик видел именно ту иллюзия, что я желал! Не срабатывало заклинание лишь, когда форма объекта менялась на глазах у парня. В таком случае он продолжал видеть тоже, что и я.

Решив не останавливаться на достигнутом, я начал тренироваться и в заклинании света. Но тут вновь столкнулся с той же проблемой, что и раньше.

— Не выходит! — после очередного провала проворчал я, опуская руки.

— Господин Феникс, — несмело заговорил друг. — Возможно, вы выучили заклинание старейшины Степана, лишь по причине того, что испробовали его на себе?!

Я задумался и пришел к выводу, что такое возможно.

— Так, сейчас проверим! Атакуй меня магией!

— Я же говорил, что не могу атаковать! — сожалеюще развел руками парень. — Мое заклинание не боевое.

Я задумался. Отказываться от возможности выучить еще одно волшебство я не собираюсь.

— Создай большой сгусток света передо мной, а я в него войду!

— Хорошо. Постараюсь!

И парень постарался! В лесу еще не стемнело, но уже смеркалось... А вот стоило Владику создать заклинание, как поляна озарилась ярчайшим светом, которого и днем никогда тут не бывало! В лесу, что окружал поляну, сразу заметались, заизвивались испуганные тени.

Закрытые глаза не спасали от слепящего света. Даже прикрыв глаза руками, я продолжал видеть этот золотой свет. Я пошел вперед, смутно представляя, где находится очаг этого заклинания. Боялся пройти мимо. Но стоило войти, как я сразу почувствовал это. Меня окружило такое нежное и мягкое чувство тепла, которого никогда прежде не испытывал. Я старался собрать как можно больше этого чувства и запомнить его. Тишина, покой и довольство. Славный букет чувств, которые никогда не забуду. И как только все это может передать свет?!

— Выключай.

Почувствовав, что нет больше того тепла, что держало меня в объятиях, отстранил руки от глаз и посмотрел вокруг. Глаза долго привыкали к темноте. В лесу ничего не изменилось, но я уже воспринимал окружающий мир иначе. Не знаю, как это "иначе", но точно мир для меня стал уже не тем, что прежде. Я получил новые важные знания, пусть никогда и не пойму о чем они.

— Господин Феникс, — потрясенно вымолвил Владик, продолжая смотреть на меня. — Разрешите рисовать?!

— Конечно, — ответил я, не понимая, почему глаза парнишки полны восторга. — Только объясни в чем дело?

Владик, вознамерившийся сбежать, оказался вынужден задержаться. В нескольких словах, стараясь отделаться быстрее, он рассказал, что когда я вошел в свет, то он продолжал смотреть на меня. Золотой свет не слепит владельца, и он мог спокойно видеть происходящее. На фоне яркого свечения заклинания, глазам Владика стали различимы огненно—красные крылья, сложенные у меня за спиной. Эти крылья горели бушующим пламенем. Вся моя фигура была окутана этим огнем. И это так поразило художника, что ему возжелалось немедленно рисовать. Я поразился его рассказу и отпустил помощника заниматься, чем он хочет.

Пока художник искал среди вещей чистый холст, я решил испробовать магию. Во мне опять открылась та же уверенность, что я испытал, когда решил воспроизвести волшбу старейшины Холмогора. Нет, теперь уверенности набралось еще больше.

Точно так же, как показывал Владик, я выставил перед собой руку. Рука повернута ладонью к земле, но стоило повернуть ее так, чтобы она смотрела на небо, как над рукой сразу же завис слабенький шарик света. Пока Владик копался в землянке, отыскивая в вещах нужные ему предметы, я научился создавать свет не хуже этого паренька. И когда он вылез на простор из тесноты подземного жилища, то поразился окружающей освещенности. По всему периметру Поляны Землянок ярчайше горели во множестве световые шары, увеличенные до тех же размеров, что и создавал ранее Владик.

— Господин Феникс... — вымолвил пораженный парень. — Мою магию, как и следовало ожидать, вы выучили еще легче!

— Это не так! — успокоил я парня. — Твоя магия не проще магии Степана. Не спешу говорить, что понял всю магию мира — это будет ложью — но общие принципы уяснил. Любая магия сложна и особенна, но в то же время вся она строится на единых догмах... Странно, но я еще не способен выразить словами, те чувства, то понимание, что обрел! Но в любом случае твоя магия не хуже никакой другой и не стоило тебе расстраиваться, что она бесполезна в бою... Иди, рисуй, а когда вернешься я покажу тебе на что способна твоя... наша сила.

Парень ушел в сторонку, чтобы рисовать очередной шедевр, а я начал тренироваться, чтобы по окончанию его работы, показать ему личные достижения.

Через час, когда время давно перевалило за полночь, мы встретились, намереваясь поделиться успехами. Парень показал набросок новой картины, на которой я стоял в окружении света, а за моей спиной раскинулись крылья. Если бы он изобразил крылья подобные лебединым, то меня можно было бы принять за ангела... Ух, что за жуть! Но он наметил крылья скорее, как всполохи огня, а не как физический объект. Восторгаться незаконченным произведением еще рано, но я все же похвалил друга.

— Господин Феникс, вы хотели показать, что и мою магию можно использовать в бою?

— Совершенно верно! — кивнул я, радуясь, что успел выучить его заклинание и не придется отказываться от слов. — Я не имел в виду, что твоим светом можно слепить врагов — это ты и сам мог понять. Я подразумевал, что твой свет можно изменять, как я менял и туман. Смотри!

Даже не стоило говорить парню следить за мной. Он и так не отрывал от меня взгляда. Ему очень интересно узнать, как можно изменить его магию. Тяжко приходится в этом мире тому, кто не способен защититься врожденной силой.

13
{"b":"177714","o":1}