ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Но она...

— Желаете испытать силу Феникса? — с удивлением, но и надеждой спросил я у них. Никто не ответил, и в беседке сразу осталось лишь два человека: я и Коша.

— Думаешь, буду благодарить? — не меняя выражения лица и, смотря на меня с тем же превосходством, что и до того, спросила девушка.

— Откуда мне знать, что ты сделаешь?

— Это правда. Тебе не дано знать.

Молча мы смотрели друг на друга и у каждого в голове блуждали совершенно разные мысли. Не могла же она, как и я, думать, что платье ей отлично подходит?!

Так же молча, поняв, что действительно ждать благодарностей не стоит, я развернулся и пошел обратно. Ведь нужно еще проследить за действиями тех воров, или кто они там. Вот только так просто уйти мне не дали.

Почувствовав удар по ногам, все, что сумел я сделать, прежде чем соприкоснуться с землей, так это выставить руки и хоть немного защититься. Не успел даже прийти в себя, как меня весьма ловко перевернули на живот. Горло обхватила удавка, а на спине почувствовал чье—то острое колено.

— Отец думает, что ты сильнее меня, — прямо в ухо зашипела злым голосом Коша, одновременно сильнее стягивая горло. — Я не хочу его расстраивать и не спорю, но сейчас думаю и тебе понятно... что мне не нужна твоя помощь! Ты говоришь, что сильнее всего мира, говоришь, что являешься правителем всего мира — я не спорю — но я утверждаю, что я сильнее тебя, и если захочу... — девушка совершила глубокий вдох, собираясь закончить обращение единым порывом. Вот бы и мне она позволила так же вздохнуть. — Если я того пожелаю, то заполучу тебя в любой момент, а вместе с тобой и весь мир!

Трудно дышать, но я начинаю ощущать те предвестники, что обычно сопровождают изменения моего тела. Довольно легко я могу вырваться, но боюсь, что если использую силу, то наврежу и этой сверхнадменной девушке. К тому же хочется дослушать ее речь.

— Ты неплох: силен, властен, красив — хорошая для меня пара... лучшая на данный момент. Но не забывайся. Вижу, как ты на меня смотришь, чего ожидаешь... как и все мужики. Но я никогда не буду твоей — только ты можешь стать моим! Надеюсь, ты усвоишь урок, и больше не будешь пытаться вмешиваться в мои дела! — в заключении сказала она, перестав душить.

Пока я жадно заглатывал воздух, она скрылась. Да и не уйди она, я бы все равно не знал, как на такое поведение реагировать. Не драться же с ней, да и ругаться не в моей натуре. И вообще она мне в любви призналась, или замуж звала... или войну объявила... Чудачка. Решив просто забыть ее выходку, я поднялся и поплелся к тому участку стены, где видел последний раз шпионов. Но не застал там никого. Лишь следы их пребывания.

Сообразив, что не просто так они ошивались возле этого места, я начал искать секретную дверь и, быстро ее обнаружив, забрался внутрь. Коридор внутри — точная копия тех, что я лишь недавно исследовал. Где—то вдалеке послышались звуки, в которых я различил голоса. Решил идти в том направлении и не ошибся. Выбрался прямиком в комнатку, в которой столпилось два десятка вооруженных человек. Именно эту комнату я видел в Волшебном Тайном Коридоре, но тогда этих недоассассинов было меньше. Меня не заметили, так как все заняты подготовкой. Кто—то подтягивает пряжки ремней на доспехах, кто—то проверяет, удобно ли в руке лежит рукоять кистеня. А кто—то следит за помещением, расположенным через стенку от сей комнаты. Все при деле. Все на взводе.

Среди этих горе мятежников выглядывали и знакомая группа, за которой я следил, и товарищ Крэв. Когда я увидел его, то мигом понял, что затевалось за кулисами этого дворца.

— Всем привет, — радостно поздоровался я, потому как понял, что если не заявить о себе, то могут и вовсе не заметить присутствия.

На меня уставились со страхом и удивлением, но поздоровались в ответ, ибо хорошо воспитаны. Никаких действий супротив моего вмешательства проявлять они не спешили, и мне вновь пришлось действовать самому. Я отодвинул в сторонку того, кто следил через отверстие, предварительно испросив у него разрешения, и сам посмотрел. Оказывается, мы находимся рядом с тронной залой, куда в данный момент входит вождь Растак.

— И чего же вы хотите сделать? — спросил я у мятежников, когда вдоволь насмотрелся на грозно ступающего вождя.

Ответом же было молчание.

— Можете и не отвечать. И так вижу, что не долгих лет желать вождю собрались.

Наконец—то, эти бравые заговорщики опомнились, и в их глазах загорелась решимость. По всей видимости, они сообразили, что нужно избавиться от свидетеля, то есть от меня. Но прежде чем работа мысли синхронизировалось с делом рук, раздался голос Крэва:

— Феникс, это вы?!

Взгляды присутствующих прояснились, а из атмосферы исчез дух зарождающейся жажды убийства. Все вновь стало мирно и спокойно. На меня уставились десятки любопытных глаз, и специально для столь жадной публики я поклонился, как тот акробат, что окончил опасное представление на сцене цирка.

— Да, это я.

Раздались радостные и восторженные возгласы "О, Феникс! Ура!!!", но я заставил всю эту толпу вести себя тише, приложив палец к губам и шикнув.

— Не забывайте, где мы находимся. Ведь не желаете же вы, чтобы нас обнаружили стражники?!

Когда все прекратили напряженно озираться и прислушиваться — не идет ли стража, то ко мне обратился Крэв:

— Феникс, что вы здесь делаете и как узнали про наш план и этот секретный проход?!

— Я же Феникс, — гордо ответил я, и увидел, что мои слова внушили еще большее уважение в глазах собравшихся. — От меня ничто не скроется!

— Ничего себе, — поразились все.

— Только одно мне не ясно, — продолжил я и сурово посмотрел на предводителя этого восстания. — Почему вы совершаете покушение на Растака, проигнорировав приказ оставить эти мысли?

Все замолчали, потупя очи долу. Сильнее всех сокрушался Крэв.

— Господин, — заговорил один из незнакомых воинов. — Мы решили, что если свергнем вождя, то и вам и нам это пойдет лишь на пользу. Мы готовы были предстать перед возможным судом. Вы ничего не знали о покушении и отговаривали нас и потому остались бы невиновным, и народу оборотней пришлось бы смириться с вашей властью...

— Какие глупости вы говорите. Не знаю, для чего вы это задумали, но вероятно все из—за каких—то мелких разногласий с самим вождем, а не из—за борьбы за мою власть! Признавайтесь, что плохого сделал вам Растак? Оскорбил? Обесчестил? Обокрал?

Все присутствующие еще ниже опустили головы, и я понял, что попал прямо в яблочко. Возможно, и не все из мятежников преследовали собственные цели и желали мести обидевшему их вождю, но уж точно большинство именно из таких.

— Хватит отводить глаза! — прикрикнул я на сборище. — Сейчас же пошли вон отсюда! Еще раз увижу, что собираетесь покушаться на чью—то жизнь — побью!

— Феникс... — попытался обратиться ко мне Крэв, но я более никого не слушал.

Я отвернулся от этих горе реформаторов и пошел прочь. Хотелось забыть о подобных людях, прикрывающихся всеобщим благом, пока сами творят то, что им хочется. До боли обидно, что моим именем решили прикрыться и списать убийства также на меня. Я очень пожалел, что ушел сразу, а не размазал все это общество ровнехоньким слоем по стенам тайного коридора. Впрочем, я сразу ушел именно потому, что знал, останься я с ними — могу и не сдержаться. Хорошо, что сразу ушел.

Вот только где выход из этого коридора?!

Примерно неделя потребовалась Восьмому, чтобы излечиться от всех повреждений. Он полностью восстановился и уже на третий день отдыха старался всюду сопровождать меня. Отчего—то он решил, что место моего телохранителя вакантно и с радостью принял на себя такую должность. Странный он человек: вроде должен меня ненавидеть — но нет. Я совершенно не чувствую в нем желания меня убить. Скорее наоборот, он так и стремится обезопасить мою жизнь. С тех пор, как он начал ходить со мной, на меня перестала нападать всякая местная шушель, да и проблемы с блужданием решились. Теперь не нужно по целым дням ожидать, пока кто—нибудь пройдет рядом и соизволит вывести меня из одной комнаты в другую, соседнюю, где разместился я.

62
{"b":"177714","o":1}