ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Так, дальше: "Стань моим мужем. Я подарю тебе незабываемый..." — это от Миалы.

— Неправильно! Там дальше еще есть!

— Я не буду говорить ничего столь интимного, что ты мне предлагаешь, в присутствии тех, кто не участвует в этом предполагаемом действе... хм, хотя если послушать дальше, то при Владике я могу это сказать...

— Нет! — взмолился напуганный паренек. — Не втягивайте меня ни во что! Я не хочу участвовать!

— Солидарен, — поддержал я напуганного паренька. — Кстати, ты загадал цифру один. Я разочарован. Ты способен на большее!

Художник смутился.

— Я подумал, что чем проще — тем сложнее.

— Теперь Восьмой. С тобой все сложно.

— Что он загадал? — спросили меня поверженные зрители, надеясь отыграться в последнем раунде.

— "Винегрет" он загадал. Соединил слова из ваших предложений в свое. "Один Канагулар Мугды явился Ахмелю моим мужем" Ты понимаешь, что это бред?

— Да, — просто ответил Восьмой и в его словах я почувствовал победу. Но победил не я. А кто?

Вновь я внимательно заглянул оборотню в глаза.

— Простите. Я ошибся. Восьмой сказал вам на общем собрании, что загадал этот "винегрет", но на самом деле придумал нечто иное.

Все удивились. Еще бы, ведь за тем деревом они сговорились, что и кто из них задумает. Они об этом так мило шептались, что даже я, со своим обостренным слухом еле расслышал.

— И что же я загадал? — спросил Восьмой, явно не намереваясь больше попадать в мои ловушки.

— Извини, но я не знаю.

Все удивились и расстроились. Победа надо мной показалась зрителям горькой.

— Я и не подозревал, что ты такой умный, — продолжил говорить я. — Удержать в своей голове столь обширное математическое уравнение — это что—то! Я не могу его решить. Извини, но учился я не на математическом факультете.

Сказать, что оборотень удивился — ничего не сказать. Теперь и он поверил, что я умею читать мысли. Но это же не так! Я просто угадал. Пальцем в небо. Даже и не знаю, что за формулу он придумал.

— Назовем мою новую способность "Взгляд Феникса", — продолжал я развлекаться за счет этих доверчивых людей. — С кем встречусь взглядом — мысли того прочитаю, как открытую книгу.

Восхищения не прекращались... Развлечение "Отгадай—ка" пришлось всем по душе.

Бодро шагая по сырому лесу, не обращая внимания на липкую глину, что приставала к подошвам и пачкала брюки, отлетая, словно из—под колес автомобиля, от сапог неутомимого Ринальдо, я с радостью смотрел на весь мир и думал: "как же хорошо!". Мне нравилось вот так идти на природе, вдыхать всю эту неповторимую смесь трав и почвы, столь разительно отличавшуюся во всех областях этого чудного мира, и просто наслаждаться свободой и покоем. Я совсем не против и дальше продолжать жить такой разгульной жизнью, если бы не возможности за следующим же деревом наткнуться на группу разбойников или волшебных чудовищ. Они конечно, не причинят мне вреда... да что там говорить, даже соберись все чудища этого мира вместе и напади на нас, то и в этом случае им не светит меня убить, но настроение, несомненно, подпортится и сразу представится во всей красе обычная, хоть и наполненная волшебством, но такая приземленная жизнь. В этом мире людям, так же как и везде, хочется чувствовать себя в безопасности (или тешить себя надеждами о ней), спать и есть. Все, как и везде. Существует и голод, и обычные бытовые преступления. Часть этого волшебного мира, также похожа на мой мир. Не хочу сказать, что один из них хуже, а другой лучше. Нет. Просто один мир для меня привычен, а другой еще нов. Думаю, поживи я тут подольше, то вполне приспособился бы и не обращал внимания на все местные диковинки. А если бы я прибыл не из своего века, а эдак из средних веков, то привыкнуть было бы еще проще...

— О чем задумался? — пихнула меня в бок ведьмочка, почувствовавшая, что ею перестали любоваться и восхищаться, и поспешившая исправить сей недочет.

— О твоих очаровательных плечиках... — Даже и не глядя на нее, продолжая перемалывать в голове разные мысли, автоматически ответил я. Миа поглядела на меня, сердито надув губки, но почти сразу посчитала, что ответ засчитывается за проявление интереса к ее персоне и еще на пару минут оставила меня в покое.

Продолжил думать я и о том, что мне несказанно повезло. Попасть в сказочный мир и наполнить серую жизнь яркими (подчистую алыми) красками приключений, я не считаю за везение (с кем не бывает!), а вот попасть в недружелюбную обстановку, где враги могут спалить тебя взглядом, будь ты хоть трижды дан по карате, будучи отчего—то мега сильным волшебником, да еще и не просто "потенциальным", а самым что ни на есть настоящим — что если не фарт?! Ведь даже и учиться этой магии, если по правде говорить, то и не пришлось. Да к тому же я вообще местный наполовину император, наполовину божество... даже еще не осознал, за кого меня принимают. То есть я добился всего того, что предположительный человек, попавший в другой мир, должен достигнуть, лишь завершив не одну сотню приключений. Вот это действительно я считаю везением!

Если так разобраться, что проще: стать волшебником и заиметь в распоряжение империю, или разрешить конфликт двух деревень, которые к тому же в данное время находятся в состоянии перемирия и ни одна из сторон этого перемирия разрывать не желает? Я не могу ответить на этот вопрос. Зависит от ситуации. Вот если бы надо было захватить этот мир, то, как порядочный злодей, я бы справился с этим довольно легко, вот только править потом некем стало бы, но это мелочи. Стать магом кажется делом довольно сложным. А в деле примирения двух сторон тоже не вижу проблем. Ведь даже я придумал план, что позволит им прекратить вражду! Может, конечно, план и никудышный, но кто осудит?!! Я же вообще и не для себя это делаю, а для людей, которые мне вовсе никто. Да я сама бескорыстность! Приятно так думать...

— Вроде мы на месте, — поделился соображениями Харимон, отвлекая меня от пустых размышлений.

— Только где искать лесного провидца? — резонно заявил Владик, оглядываясь по сторонам.

Мы все приступили к осмотру того участка леса, в который нас отправили миролюбивые друиды. Не знаю как другие, но для меня окружающий лес похож на тот, что мы проходили и час, и два часа назад... но раз первосвященник сказал, что это место назвали ему друиды, то, скорее всего так и есть. Они же ориентируются в пространстве, как—никак...

— У кого какие идеи? — спросил я команду, когда все поняли, что прямо на этом самом месте никакого провидца, да вообще никакого человека или жилища нет.

— Разделимся и поищем?

— Не слишком хорошая мысль, — поспешил пресечь я идею, боясь остаться одному в лесу и потеряться. — Безопаснее всем вместе.

Если кто и понял, чего я опасаюсь на самом деле, то все равно промолчали; и не стали напоминать, что некоторые члены отряда и в одиночку способны внушить опасений другим больше, чем любые возможные враги: спасибо им за это огромное.

— Еще мысли есть? — вновь поинтересовался я, и в ответ сразу зачирикала синичка.

— Можешь привести нас к лесному провидцу? — спросил я своего оперенного, но такого сообразительного спутника.

Ничего не ответив (чириканье я уже почти воспринимал, за полноценную речь, только на иностранном языке, которого я пока не знаю), синичка спорхнула с головы. Я скомандовал отряду не отставать и следить за перемещениями птицы, и приготовился бежать следом, как вдруг, после столь скоротечного полета (она пролетела что—то около восьми метров) синичка приземлилась на старый трухлявый пень. Видимо я переоценил ее способности понимать мою речь... или нет?!

— Что за?.. — только и мог я сказать, когда подошел ближе и рассмотрел насест птицы.

— Похоже на старуху... — поддержала меня Миа, со мной вместе поражаясь увиденному. Все прочие члены отряда также удивлены.

— Значит это и есть лесной провидец? — не смог скрыть любопытства, пытающийся казаться невозмутимым (и лучшим телохранителем, чем Восьмой) Рин.

65
{"b":"177714","o":1}